Древние ступени, приводившие к Храму
About-Holy Land.com
Jerusalem and jews (5)

Из книги
Владимира Цывкина:
"Иерусалим и евреи"
часть 5


На этой странице Вы сможете познакомиться с  
пятью (21, 22, 23, 24, 25) главами книги:
"Иерусалим и евреи в древности и ныне - 300 лет"


Главная Святая Земля Иисус на Святой Земле Где происходил суд над Иисусом Иерусалимский Храм

Глава 21
Еврейский квартал Иерусалима
со дней правления мамлюков
до Войны за независимость (1261 г. - 1948 г.)

21.1   Еврейский квартал до начала XIX века
21.2   Формирование и рост ашкеназийской общины
21.3   Рост населения Еврейского квартала
21.4   Средства существования жителей Еврейского квартала
21.5   Жилищные условия в Еврейском квартале
21.6   Будничная жизнь жителей Еврейского квартала
21.7   Границы Еврейского квартала
Глава 22
Синагоги Еврейского квартала

22.1   Синагога Рамбана
22.2   Комплекс сефардских синагог
22.3   Синагога Йоханана бен Закая
22.4   Истамбульская и Срединная синагоги
22.5   Синагога пророка Элияху
22.6   Синагога Ха-хурва
22.7   Синагога Тиферет Исраэль
Глава 23
Иерусалим и Страна Израиля
в идеологии сионизма

23.1   Иерусалим в мессианских теориях и движениях
23.2   Движение Ховевей Цион
          (Палестинофильство, или Друзья Сиона)
23.3   Первая алия (первая волна вернувшихся на Святую Землю)
23.4   Страна Израиля в идеологии сионизма
23.5   Могла ли Уганда заменить Страну Израиля?
23.6   Иерусалим в идеологии сионизма
Глава 24
Англичане и связь евреев с Иерусалимом

24.1   Отношение англичан к евреям
24.2   Влияние Англии и других великих держав на положение
          еврейской общины Иерусалима XIX столетия
24.3   Декларация Бальфура и её значение
24.4   Изменения в отношении англ-х властей к евр-му населению           Страны Израиля в период мандата (1917 г. - 1948 г.)
24.5   Права евреев у Стены плача
          в период британского мандата
Глава 25
Массовое возвращение евреев и развитие Иерусалима

25.1   Иерусалим до середины XIX века
25.2   Начало роста Иерусалима вне городских стен
25.3   Роль ортодоксального еврейства в развитии Иерусалима
25.4   Строительство новых еврейских районов
          до первой мировой войны
25.5   Начало планирования застройки Иерусалима
25.6   Рост Иерусалима во дни британского мандата
          (дек. 1917 г. - май 1948 г.) 
Глава 26
Деятельность сионистов в Иерусалиме

26.1   Формирование новой еврейской общины в Иерусалиме
26.2   Деятельность второй алии в Иерусалиме
26.3   Деятельность третьей алии в Иерусалиме
          (Рабочая рота в Иерусалиме, 1921 г. - 1929 г.)
26.4   Успехи сионистов в Иерусалимее и на Святой Земле
           во дни британскогого мандата
26.5    Политика сионистского руководства относительно
           Иерусалима до создания Государства Израиль

 Глава 21
Еврейский квартал Иерусалима со дней правления мамелюков до Шестидневной войны
(1261 - 1967 годы)


21.1  История Еврейского квартала до XIX века

Средневековый Иерусалим всегда делился на районы или кварталы с однородным составом жителей либо на базе веры и её разветвлений (христиане, католики, ортодоксальная церковь, мусульмане, евреи), либо по национальному и областному признаку (греки, армяне, грузины, немцы, эфиопы, сирийцы, мусульмане из Африки), или по организационному принципу (госпитальеры, тевтонцы, тамплиеры).

Илл. 21.1.1: Деление Старого города на четыре традиционных квартала во второй половине XIX века

С переменой власти в городе часто и население его менялось коренным образом, например при захвате его наследниками Мухамеда, или крестоносцами, или Салах а-Дином (Саладином). Одновременно с появлением новых слоёв населения и образования ими собственных районов проживания менялись границы кварталов с традиционными группами жителей, и нередко община, многие поколения которой жили на одном месте, вынуждена была искать себе новое место.

Каждый квартал имел свой общественно-религиозный центр, вокруг которого жили относившиеся к нему жители. Так, на протяжении столетий сформировались четыре основные группы жителей города и четыре района (квартала) их проживания, однако только с начала XIX столетия эти кварталы стали фигурировать под принятыми ныне названиями: мусульманский, христианский, армянский и еврейский.

Еврейский квартал в Старом городе, на месте, где он существует и ныне, возник в XIII столетии. После окончательного изгнания крестоносцев и кратковременного эпизода монгольского завоевания в 1260 г. мусульмане снова разрешили евреям селиться в Иерусалиме.

Рамбан прибыл в полуразрушенный Иерусалим в 1267 г. и нашёл в нём маленькую еврейскую общину (около 40 человек), члены которой молилась совместно по субботам в частных домах; он построил первую синагогу в новом Еврейском квартале.

Проф. Иошуа Бен Арье, исследователь истории Иерусалима XIX столетия, считает, что место это было выбрано для заселения потому, что было ничейным, лежало между районами, занятыми армянами и мусульманами, и с него можно было видеть Храмовую гору.
Большую часть еврейского населения Иерусалима на протяжении многих веков составляли евреи из окружающих Святую Землю восточных стран, которых принято было называть "сфарадим" (или "сефарды"), т. к. они в большинстве происходили от испанских изгнанников (Испания на иврите - "Сфарад"). Только малая часть из них была выходцами из западных стран, которых называли "ашкеназим", т. к. они приезжали из Германии и окружавших её стран (в средневековой раввинской литературе Германия именовалась - "Ашкеназ"). В конце XVII века среди еврейского населения Иерусалима почти не было ашкеназим.

Еврейская община имела совет, выбиравший главного раввина, называвшегося "Ришон ле-Цион" (т. е. Первый на Сионе) и других должностных лиц общины. Семь человек из членов этого совета являлись членами суда. Наиболее почитаемой частью общины были "ученики мудрецов" ("талмидей хахамим"), которые руководили делами общины. В середине XIX века тот, кто состоял на должности "Ришон ле-Цион", был признан правительством турецкой империи как "Хахам Баши", т. е. как официальный глава всех еврейских общин Святой Земли, и с тех пор каждое его решение стало считаться одновременно постановлением турецких властей.

В 1700 г. прибыл в Иерусалим, как уже отмечалось выше, большой караван ортодоксальных евреев из Восточной Европы, которыми руководил раввин Иехуда ха-Хасид. Через три года после их прибытия, ашкеназийская община в Еврейском квартале насчитывала около 400 человек.

В 1720 г. эта община и все сооружения, которые они построили, были разгромлены мусульманами-заимодавцами за неуплату долгов, и все ашкеназим вынуждены были покинуть Иерусалим.
Место где они жили стали называть "ха-Хурва шел Иехуда ха-Хасид" т. е. "Развалины", "Руины" Иехуды ха-Хасида, и оно стало символом изгнания ашкеназим из Иерусалима.

Еврейский квартал существовал непрерывно вплоть до начала Войны за независимость в 1948 году, хотя границы его были не одинаковы во все этапы истории.
Назад
21.2  Формирование  и  рост  ашкеназской  общины

В начале XIX столетия в Иерусалиме проживала маленькая еврейская община, в основном, выходцев из восточных стран, которая концентрировалась вокруг древних восточных (сефардских) синагог.

Илл. 21.2.1: Вид на еврейский квартал во второй половине XIX века (небольшой купол в левом углу является частью комплекса сефардских синагог, а купол, возвышающийся вдалеке, покрывал синагогу "Хурва")

Последователи Иехуды ха-Хасида, бывшие выходцами из Европы, оставили после себя большие долги. Все ашкеназим считались гарантами тех долгов, и их пребывание в Иерусалиме более столетия (1720-1836) было незаконным (см. §21.1; §18.9). Долгое время после этих событий ашкеназим боялись появляться в городе, и часто, когда им было необходимо прибыть в Иерусалим, маскировались под восточных евреев.

Начало возрождения ашкеназской еврейской общины в Св. Земле связано с хасидами, прибывшими караваном в 1777 г. под руководством раввина Менахема-Манделя из Витебска, а также с ортодоксальными евреями (на иврите "прушим"), которые стали прибывать с 1810 г. под руководством раввина Исраэля из Шклова и селиться в Цфате.

В 1816 г. раввин Менахем Мандель из Шклова с группой последователей-прушим, не превышавшей десяти человек, переселился из Цфата в Иерусалим и положил этим начало возрождению там ашкеназской общины. Евреи Цфата и Иерусалима согласились на поселение этой группы в Иерусалиме только при соблюдении множества ограничений.

Перед общиной Цфата члены этой группы обязались, что их содружество не будет расти и требовать самостоятельности, а также сохранит свою зависимость от общины Цфата, от которой отделилось. Перед общиной евреев (сфарадим), проживавших в Иерусалиме, они обязались, что не будут требовать части от собранных денег и что число их не будет превышать минимума, который позволит им создать самостоятельную общину. Хасиды требовали от них не селиться на территории "ха-Хурва шел Иехуда ха-Хасид", т. к. у хасидов больше прав на этот участок. Первым делом группа раввина Менахема-Манделя из Шклова поселилась на территории "ха-Хурва шел Иехуда ха-Хасид" и стала её застраивать заново. Получение права на эту застройку потребовало огромных усилий и растянулось на много лет.

Только в 1836 г. специальным указом (фирманом) из Константинополя были аннулированы долги более чем столетней давности, и ашкеназим перестали бояться, что от них потребуют уплаты. Поначалу, когда ашкеназцы отдельными семьями снова стали селиться в Иерусалиме, они примыкали к существовавшей группе ашкеназим, а когда их набралось значительное количество - стали бороться за признание их как отдельной общины.
Начало их пребывания на Св. Земле было очень тяжёлым, и только самые стойкие, самые выносливые прошли ту проверку, которую подготовила им реальная жизнь на земле предков. Все, или почти все, новоприбывшие ашкеназские евреи родились далеко от Страны Израиля, были подданными других государств, и царившие в этой турецкой провинции законы и порядки никак их не защищали. Они были полностью во власти туземного населения, местного начальства и стоявшего в городе воинского гарнизона.

Несмотря на все трудности и страдания, ашкеназская община росла и врастала в новые условия, свыкаясь с обычаями и окружающим населением, как и каждый новоприбывший еврей в других традиционных еврейских городах (Хевроне, Цфате и Тверии). Десятки лет ашкеназские евреи составляли меньшую часть еврейского населения Иерусалима и вынуждены были принимать нормы и условия зависимого положения, существовавшие в еврейской общине.

Сефарды и их руководство, многие поколения представлявшее евреев перед турецкими властями, всячески препятствовали признанию самостоятельной ашкеназской общины и тем лишали их даже тех минимальных прав, которыми обладала сефарды.

Разница в укладе жизни, в языках, и даже в ряде вопросов религиозного ритуала очень отличали ашкеназов от сефардов, и они фактически жили самостоятельной общиной задолго до формального признания её властями.

Перелом в жизни ашкеназской общины Иерусалима наступил в 1837 г., после того, как в результате землятресения, разрушившего Цфат и сельские поселения Галилеи, многие евреи с севера почти одновременно переселились в Иерусалим. Малочисленная ашкеназская община Иерусалима сразу увеличилась на две тысячи человек и продолжала непрерывно расти. Уже во второй половине XIX столетия эта община стала более многочисленной, чем сефардская.

В шестидесятых годах XIX столетия ашкеназим начали активную борьбу за отделение от сефардской общины и признание своих прав на собственные учреждения и самостоятельное обслуживание нужд ашкеназских евреев. Прежде всего, они стали требовать разрешения на отдельную от сефардских евреев разделку мяса и на получение отдельного земельного участка на Масличной горе для захоронения умерших. Постепенно и очень неохотно евреи-сефарды вынуждены были передать часть своих монопольных прав набиравшей силу ашкеназской общине.
Назад
21.3   Рост населения Еврейского квартала

Евреи прибывали в Св. Землю, и прежде всего в Иерусалим, во все времена, несмотря на то, что такие паломничества или переселения длились очень долго и были крайне опасны. Только во второй половине XIX столетия, когда новые средства транспорта позволили несравненно быстрее и удобнее, чем раньше, преодолевать большие расстояния, количество паломников и переселяющихся в Иерусалим возросло во много раз.

В турецких архивах сохранились отрывочные данные, на базе которых власти взимали налоги с еврейского населения. В 1525 г. в Иерусалиме проживало 199 семей евреев, а 1554 г. их число возросло до 324 (т. е. на 62,8%) и добавилось ещё 12 холостых евреев. Исследователи предполагают, что в конце XVII столетия в Иерусалиме проживало около 300 еврейских семей, которые насчитывали около 1200 человек.

В XVIII столетии численность еврейского населения в Иерусалиме упала, еврейская община в Цфате была более многочисленной и более значимой. В начале XIX столетия Святая Земля представляла собой далёкую, неразвитую экономически, незначительную со всех точек зрения провинцию Турции, однако сведения о её населении и о населении Иерусалима становятся систематическими и более определёнными.

Специалисты считают, что в стране жило не более 5 - 6 тыс. евреев, которые составляли лишь 6%-7% всего населения. В Иерусалиме жило около 1600 евреев, а остальные обосновались, в основном, в святых городах Цфате (Сафете), Тверии (Тивериаде) и Хевроне. Большую часть еврейского населения страны в те годы составляли выходцы из восточных стран (сфарадим), и только несколько сотен из них, т. е. не более 10% еврейского населения, были выходцами из европейских стран (ашкеназим).

Илл. 21.3.1: Сефард (слева) и ашкенази на рисунке художника XIX века

По переписи еврейского населения, которая была проведена в
1839 г. по инициативе Моше Монтефиори, в Стране Израиля (Палестине) проживало около 6500 евреев. Почти половина из них выбрала местом проживала Иерусалим (3007 человек), 2/3 из них (2043) родились не на земле предков. Имеются свидетельства, что в 1845 г. число евреев в Иерусалиме достигает 5000 человек, а в 1856 г. - уже 5700.

В 1860 г. произошло одно из важнейших событий в истории Иерусалима - было за кончено строительство первого еврейского жилого района вне стен Старого города и поселение в нём первых жителей. Этот эпизод стал началом возведения целого ряда подобных районов и привёл к созданию Нового города.

Число жителей, проживавших вне Еврейского квартала, стало непрерывно расти, однако долго ещё он являлся центром еврейского населения Иерусалима.
В конце XIX столетия число евреев в Святой Земле достигло 55 тыс. человек, т. е. выросло в десять раз за сто лет. В 1900 г. в Иерусалиме жило 28218 евреев (51,3% еврейского населения Святой Земли); почти половина из них проживала в Старом городе, большей частью в Еврейском квартале. Около 16000 человек (56,7% еврейского населения города) относились к ашкеназской общине.

В 1914 г. число евреев в городе достигло 45 - 48 тыс. человек. Перепись населения, произведённая англичанами в 1922 г., свидетельствует, что в Иерусалиме проживало 62.578 жителей, из них 22.247 в Старом городе. Евреев в городе было 33.971 человек (54% от всего населения), из них в Старом городе - всего 5.639.

Погром евреев, произведённый в 1920 г. в Старом городе, резко сократил число тех, кто жил в стенах Старого города, вне границ еврейского квартала.

Развитие Иерусалима в период английского мандата и появление дополнительных жилых районов позволили многим жителям Еврейского квартала оставить его и переселиться в эти новые районы. С увеличением количества рабочих мест и с ростом жизненного уровня еврейского населения все большее число жителей Еврейского квартала покидало его.

В соответствии с переписью населения 1931 г., только 5.222 жителя из 51.214 евреев проживавших в Иерусалиме, жили в Старом городе, тогда как большая часть мусульман и христиан продолжали жить в традиционных кварталах внутри стен.

год 1876 1895 1913 1916 1922 1931 1939
Число евреев в Старом
городе
12000 15000 15000 5863 5659 5222 2057
Число еврев во всём
Иерусалиме
13900 28000 45000 26605 33971 53746 80850
Процент жителей Старого города к общему числу евреев
в Иерусалиме
90% 54% 33% 22% 16,6% 10% 2,5%

Все эти цифры приведены, чтобы каждый мог самостоятельно прийти к выводу, что население Святой Земли, и особенно Иерусалима, резко выросло только в XIX столетии. При этом необходимо учесть, что многие из новых репатриантов, не вынесли тяжёлых и непривычных условий существования на новом месте и покинули эту страну, направляясь, преимущественно, в Соединённые Штаты.
Назад
21.4  Средства существования жителей Еврейского квартала

До XIX столетия подавляющая часть евреев Иерусалима существовала на собственные доходы от мелкой торговли в городе и в окружающих сёлах, или от ремесленного труда. Очень немногие существовали на мизерную долю из "общего котла" пожертвований, собранных в еврейских общинах стран рассеяния, в основном, в Турции. Были среди них и такие, которые жили на деньги, привезённые из стран рассеяния.

Пожертвования, собранные в еврейских общинах стран рассеяния, делились прежде всего между общинами главных городов в Святой Земле (Иерусалим, Хеврон, Цфат и Тверия), и предназначались для трёх основных целей:
- оплата различных налогов, прежде всего поголовного налога, и
   иных поборов, которые не были предусмотрены какими-либо
   законами;
- содержание изучающих наследие предков и оплата работы
   учителей для детей младшего школьного возраста;
- пособие несчастным: нищим, вдовам, сиротам и инвалидам.

О распределении средств, собранных еврейской общиной Иерусалима, можно судить на основании сохранившегося свидетельства XVII века. В нём говорится, что из 5000 грушей ("груш" - мелкая денежная единица в Турции и других странах, по-видимому, как и российская монета "грош", ценностью в полкопейки, происходит от латинского слова "grossus"), собранных в одном конкретном году, для внутренних потребностей общины использовано только 30% (т. е. 1500 грушей). Оставшиеся 3500 грушей ушли на пошлины центральным властям и разного рода бакшиши (взятки) местному начальству.

Это и другие свидетельства убедили исследователей, что подавляющая часть еврейских жителей Иерусалима восточного происхождения жила на собственные заработки, и только немногие из них получали какую-то часть собранных в других общинах средств. Такое положение резко изменилось с массовым притоком евреев Европы, в основном из Восточной Европы: они не могли ничего заработать, не зная языка окружающего населения и местных условий. Они жили только на достававшуюся им часть от дележа собранных в странах рассеяния денег. Однако интенсивный рост еврейского населения привёл к тому, что часть, достававшаяся отдельной семье, становилась всё меньше и меньше.

Подход ашкеназских евреев к сбору пожертвований в странах рассеяния в корне отличался от подхода сефардов. Руководители сефардийской общины ограничивали число членов общины, принимавших участие в дележе пожертвований, и помогали лишь беспросветно нищими, тогда как подавляющее большинство сефардов добывало средства к пропитанию тяжёлым трудом.

Ашкеназим же считали, что они находятся на Святой Земле не для собственного удовольствия, а для выполнения общенациональной миссии, чтобы быть ближе к Богу, чтобы молиться здесь от имени всего народа и просить Всевышнего выполнить свои обещания в отношении судьбы всех евреев. Те же, кто остался в галуте, также должны внести свою лепту в общее дело, и их обязанность - поддержать материально тех, кто непрерывно молится за всех на Святой Земле.
Они были убеждены, что эти сборы в общинах рассеяния являются не пожертвованием нищим, благодеянием, а возмещением за их неучастие во всенародном деле, средством освобождения от непосредственного прямого участия в нём, представляя собой обязательный взнос евреев рассеяния, т. к. живущие в Святой Земле выполняют завет заселения её, занимаются изучением святых книг и молятся за здоровье своих братьев в странах рассеяния. Более того, они утверждали, что успеха и богатства евреи в странах рассеяния достигли только благодаря молитвам проживающих в Стране Израиля. Поэтому поддержка евреев Святой Земли является обязанностью и долгом каждого еврея, живущего вдали от земли предков, чем-то вроде "откупных" за то, что они сами не принимают участия в молитвах на Святой Земле, и часть этих денег в равной мере положена каждому, кто выполняет важную народную задачу.

Проблема сбора пожертвований и их распределения была решена так: выходцы из отдельных стран, областей, городов, стали организовываться в отдельные общины ("колелим" на иврите), и каждая конкретная община стала собирать деньги для себя самостоятельно в местах исхода.

Среди множества таких общин были "колель Галиция", "колель Подолия", "колель Гродно", колель Волынь", "колель Вильна", "колель Варшава", "колель Минск", "колель Сувалки", "колель Польша", "колель Румыния", "колель Хабад". Число небольших ашкеназийских общин непрерывно росло и к началу первой мировой войны их было не менее двадцати восьми.

В подавляющем большинстве "колелим" представляли собой бедные общины выходцев из различных городов и областей Восточной Европы, которые получали из тех мест очень скромные суммы, не превышавшие несколько десятков грушей (ценность каждого турецкого "груша" не превышала ценности одной копейки Российской империи) в год на семью нового жителя Иерусалима.

Намного меньше было общин выходцев из Центральной и Западной Европы, собиравших значительные суммы, что позволяло членам этих общин жить на уровне, превышавшим средний уровень местной жизни. Деятельность множества не связанных друг с другом сборщиков пожертвований, непредвиденные совпадения их выступлений и конкуренция между ними привела к падению количества собранных средств.

Для исправления этого положения хасидское движение создало центр по сбору в местечке Ляды, а евреи, которые боролись против распространения хасидизма и потому назывались "митнагдим", создали свой централизованный сбор пожертвований с руководством в городе Вильна. Все эти деньги делились поровну с соответствием с количеством душ, проживавших в Святой Земле, но лица, изучавшие святые книги и различные руководители получали дополнительные суммы. Эти добавочные пособия выдавались без чётких критериев и вызывали множество споров и обид.
Назад
21.5  Жилищные условия в Еврейском квартале

До сороковых годов XIX столетия в Иерусалиме не было гостиниц. Если прибывший в город был христианином, он находил ночлег в одном из монастырей, мусульмане останавливались в одном из "ханов", а евреи шли в Еврейский квартал и останавливались в своём "колеле". Уже в первый же день пребывания в Иерусалиме новоприбывший чувствовал остроту жилищной проблемы в городе, особенно если он был евреем.

В начале XIX столетия там почти не было зданий, принадлежавших евреям. Еврей, который снял жильё в Еврейском квартале у мусульманского владельца какого-либо помещения, получал через три года проживания на этом месте особые права на его аренду: никакой другой еврей не мог уже снять это помещение, даже в случае обязательства платить за него большую плату. Такое особое арендное право фиксировалось в еврейской общине, и эта регистрация была подобна официальному документу.

Когда прибывал в Иерусалим еврей, желавший жить здесь, он должен был обращаться не к мусульманскому владельцу свободного помещения, а к еврею, у которого были особые права на его аренду, и которому надо было вносить плату за помещение, снятое под жильё, торговую лавку или мастерскую.

Арендная плата, которую платили еврею, обладавшему особыми правами, была выше, чем та, которую он сам платил мусульманскому владельцу помещения.  
Плата за съём помещения постоянно росла и в XX веке достигла 500-600 грушей за год за "дом" площадью не более 10 кв. метров. Мусульмане, владевшие домами в Еврейском квартале, не могли ничего поделать с владельцами особых арендных прав, т. к. если они изгоняли такого "совладельца", то еврейская община запрещала другим евреям селиться на том же месте, а христиане и мусульмане не желали селиться в Еврейском квартале.

Это особое право на аренду, как и любое другое право, можно было перевести на имя другого, продать, подарить (например, дать дочери в приданое). Можно было переводить это право полностью или по частям.

Арендуемое жильё принято было делить на "дома" и "дворы", причём под "домом" понимали комнату, или две смежных комнаты, в которых ютилась вся семья. Под "двором" понимали сооружение, имевшее внутренний двор, вокруг которого располагались отдельные комнаты ("дома").

Во дворе обычно находился водоём для сбора дождевой воды, а иногда и два водоёма, причём второй использовался только для пасхальной недели. Эта вода в водоёмах двора предназначалась для всех жителей "домов", т. е. комнат, расположенных вокруг него, на весь год, от окончания периода дождей до начала следующих дождей. Объём этих водоёмов во дворе оказывал значительное влияние на уровень арендной платы.
Назад
21.6  Будничная жизнь жителей Еврейского квартала
В обычном "доме" почти не было мебели, и единственным достоянием многих семей являлись кухонные принадлежности. Люди сидели и спали на циновках, лежавших на каменном полу. У более состоятельных на полу был растлан ковёр, на котором лежали перина или тонкий матрац. Укрывались в те дни ватными одеялами.

Некоторые дома строились с каменными скамьями вдоль стен, и на них спал глава семейства. Был период, когда кровать брали напрокат только для рожениц, но со временем она появилась почти в каждом "доме", однако большинство семей никогда не могло обеспечить отдельную кровать каждому ребёнку. Только позднее стали входить в обиход столы, стулья и шкафы, которые считались предметами роскоши.

Илл. 21.6.1: Сцена из быта еврейской семьи в Иерусалимском "доме" XIX века (на рисунке бросаются в глаза сводчатые потолки, которые покрывали низкие купола - их можно видеть на изображениях Еврейского квартала, встроенные скамьи вдоль стен, ковёр на полу и два свисающих с потолка маслянных светильника - всё убранство в "доме" этой "зажиточной" семьи)

Жилые помещения, синагоги и учебные классы освещались глиняными светильниками с фитилём и оливковым маслом, которые давали очень слабое освещение. В учебных классах ставили один светильник для нескольких учеников, и требовались значительные усилия, чтобы читать при таком свете.

Керосин для освещения стал применяться только с середины XIX столетия, он был намного дешевле оливкового масла, проще в эксплуатации, обеспечивал больше света вокруг и потому быстро распространился.

В углу каждого двора, и не всегда в самом скромном углу, стояли кухни и уборные. Часто общая кухня для всех жителей "двора" представляла собой низенькое временное сооружение. Обычно площадь двора была поделена перегородками между жителями всех "домов", и эти участки двора использовались для хранения топлива и съестных припасов. Для кипячения воды использовались самовары.  
Даже семьи "среднего достатка", т. е. не совсем нищие, могли позволить себе мясное блюдо лишь раз в неделю, в субботу.
И, поскольку почти все хотели приобрести мясо только один раз в неделю и именно перед субботой, доставание его тоже превращалось в проблему. Холодильников тогда ещё не было, и применялись разные способы сохранения продуктов. Мясо сохраняли путём соления, копчения или высушивания, в зависимости от традиций страны исхода.

Молоко покупали прямо у пастуха - тот проходил вместе со стадом по улице и доил коз прямо на месте, в ёмкость, которую давала покупательница. Куры тогда несли яйца только весной и в начале лета, и хозяйки сохраняли их до зимы в глиняных кувшинах.

Выходцы из разных стран сохраняли рецепты и традиции приготовления, к которым привыкли в странах исхода. Выходцы из Восточной Европы не оставляли привычки готовить на гусинном жиру, а выходцы из Грузии не расстались с "паструмой" (разновидность сушённого мяса).

Рыба была очень дорогим продуктом, дороже мяса. После прокладки дороги между Иерусалимом и Яффо стола прибывать зимой рыба из Яффо, частью для продажи, но большая часть в качестве подарков. Выходцы из Восточной Европы сохранили привычку есть солёную рыбу - селёдку, большие количества её привозили из Европы, там она была значительно дешевле, чем в Святой Земле.

Санитарные условия в Еврейском квартале были очень плохими. Почти все жители мыли руки поливая их водой из стакана, лишь у некоторых были умывальники. Грязь и отбросы скапливались и распространяли в округе вонь. Это вело ко многим специфичным болезням, в частности глазным, а часто и к эпидемиям, которые уносили тысячи жертв и значительно снижали количество городского населения. Только к концу XIX столетия санитарное положение в городе было значительно улучшено.
Назад
21.7  Границы Еврейского квартала

Исследователи отмечают, что в начале XIX века постоянное еврейское население Ие- русалима концентрировались на ул. Мейдан, т. е. к юго-востоку, востоку и северо-востоку от комплекса древних синагог. Западные евреи, прибывавшие в Иерусалим, селились в основном на улице, которая получила название Еврейской, и к западу от неё.

Илл. 21.7.1 Современная карта Еврейского квартала
1. Четыре сефардийских синагоги
2. Развалины синагоги "Ха-хурва"
3. Синагога "Рамбан"
4. Развалины синагога "Тиферет Исраэль"
5. Синагога караимов
6. Синагога "ха-Ари"
7. Батей Махасе
8. Здание семьи Ротшильдов
9. Синагога "Бейт Эль"
10. Музей "Сожённый дом"
10. Йешива "Хаей Олам"
11. Йешива "Порат Йосеф"
12. Йешива "ха-Котель"
13. Больница "Бикур Холим"
14. Больница "Мисгав ле-дах"
15. Бейт Штраус (Высший раввинский суд)
16. Древняя "Широкая стена"
17. Кардо


В середине XIX века евреи жили только на двух улицах: ул. Мейдан (ныне ул. Маво Хаей Олам) и Еврейской улице. На нынешней ул. Хабад евреи стали селиться только в 50-х годах XIX века. Дома здесь, как и на большинстве других улиц, были одноэтажными или двухэтажными, маленькими и бедными. Располагались эти домишки как попало, без какой-либо системы, перейти с одной улицы на другую можно было только по узким, кривым переулкам.

Илл. 21.7.2 Вид улочки Еврейского квартала в XIX веке

В XIX веке еврейское население стало интенсивно расти, границы Еврейского квартала расширились, к западу и к северу от древних синагог, по направлению к Стене Плача.   
Территория Еврейского квартала в то время, как и ныне, примыкала к южной стене города между Сионскими и Навозными воротами ("Шеар ха-Ашпот" на иврите); а на севере ограничивалась ул. Давида и её продолжением - ул. Шилшелет (в переводе с арабского - Цепная улица) на участке, что между ул. Хабад и ул. ха-Котель.

Ул. Хабад, длина которой около 400 м., самая длинная улица Еврейского квартала, была и самой западной улицей и служила раньше границей этого района с Армянским кварталом. Кроме центра движения Хабад, на этой улице находился транспортный центр Хан Халили, куда прибывали и откуда отправлялись караваны в Хеврон (раз в два дня) и в Тверию-Цфат (раз в неделю).

Переулком от этой улицы можно было пройти в Хуш (так называлась замкнутая система из жилых домов с шестью дворами, которые следовали один за другим). Ныне на том месте тоже существует замкнутая система из жилых домов и дворов, только дома современные, и дворики декорированы с большим вкусом.

Другая важная улица этого квартала, Еврейская, была паралельна ул. Хабад, к востоку от неё, и простиралась на 330 м. по направлению к южной стене. Здесь была возведена синагога "Хурва", и на этой улице было полно еврейских магазинов и мастерских ремесленников. Третьей значительной улицей была ул. Мисгав ле-дах, но в её северной части в период английского мандата, также как и в северной части Еврейской улицы, евреи не жили.

Во дни беспорядков 1936-1939 годов были возведены бетонные перегородки между Еврейским кварталом и окружающими районами, где евреи не жили. До XIX столетия и даже в первой половине XX века на ул. Мисгав ле-дах сосредоточивалась большая часть еврейского населения города, преимущественно восточного происхождения. Здесь жил главный раввин общины, которого турецкие власти признавали официальным представителем еврейских общин Святой Земли.
Назад
 Глава 22  
Синагоги Еврейского квартала

Трудно переоценить то значение, которое имели синагоги в общественной и религиозной жизни населения в Еврейском квартале Иерусалима во всех поколениях. Исследователи считают, что такое количество синагог на столь незначительной территории, какое было в Иерусалиме XIX века, нельзя было найти ни в одной другой точке земного шара.

Центром общественной и религиозной жизни евреев Иерусалима была сначала синагога Рамбана, а позднее - знаменитые синагоги восточных (сефардских) евреев.
По-видимому, ещё в первой трети XIX столетия в Иерусалиме не было других синагог помимо сефардского комплекса, т. к. турецкие власти не позволяли немусульманскому населению возводить новые молитвенные сооружения.

Только со второй трети XIX столетия в Иерусалиме стали появляться и другие синагоги; число их в Иерусалиме возросло с 7 в 1840 году до 60 в 1881 году. К началу первой мировой войны на центральных улицах квартала и во множестве узких и кривых переулков располагалось ещё множество небольших молитвенных домов и иешив, однако постепенно они стали перемещаться в новые районы города.
Назад
22.1  Синагога Рамбана
Самая древняя из всех существующих в Иерусалиме синагог была возведена вскоре после окончательного изгнания из города крестоносцев и налёта монголов. Её основал, по-видимому, прибывший из Испании знаменитый знаток Талмуда раввин Моше Бен Нахман (Рамбан); реставрационные работы здесь были проведены только в 1967 г., после воссоединения частей города, разделённых до того бетонными стенами.

Рамбан (1194-1270) был знаменитым талмудистом. Сохранилось около 50 его сочинений в области еврейского законодательства - "халахи"; исследователи отмечают ясность изложения и логическую последовательность в них. На склоне жизни, частично в Иерусалиме, учёный написал толкование к Торе, в котором обобщил свои размышления о еврейском народе, о его Боге и о мире. Даже для каббалистов его сочинения служили источником вдохновения. Обстоятельства прибытия Рамбана в Иерусалим в 1267 г. были описаны ранее (смотри §18.8).

Синагога, называемая ныне синагогой Рамбана, была возведена среди развалин, и при её постройке были использованы несколько колонн, являвшихся частью великолепных колоннад, украшавших центральную улицу Иерусалима во дни правления Византии. Эта улица называлась Кардо и пересекала весь город с севера на юг, от нынешних Шхемских ворот на севере до древних Сионских ворот, стоявших к востоку от нынешних.

В дошедшем до наших дней письме Рамбана сыну описывается разруха, царившая в Святой Земле и, в частности, в Иерусалиме. Так, он сообщает, что в Иерусалиме было всего около десяти молящихся евреев и что он, найдя развалины дома с мраморными колоннами и красивым куполом, стал использовать его в качестве синагоги, т. к. город был разрушен, и каждый, кто хотел владеть развалинами, становился их владельцем, для этого не надо было чьего-либо разрешения.
Синагога Рамбана сегодня имеет удлинённую форму, вдоль её стоят в ряд четыре колонны, образующие две узкие части зала, перекрытые крестообразными сводами. Эти колонны были обнаружены в положении, когда вершины их были внизу, а основания наверху. Позднее были обнаружены также капители этих колонн, видимо, перенесенные сюда с улицы Кардо, где они стояли изначально.

В восточной части зала установлены два хранилища священных свитков ("аронот ха-кодеш"), одно справа от ряда колонн, а другое слева от них. Это редкое явление, когда в синагоге есть два хранилища священных свитков; причина сего - тот самый ряд колонн, который не позволяет видеть единственный "арон ха-кодеш" из любой точки зала.

В этом сооружении ныне нет купола, о котором упоминает Рамбан, и некоторые исследователи считают, что синагога, описанная им, находилась в другой части горы Сиона (на иврите "Хар Цион"), вблизи от традиционной гробницы царя Давида.

Даже если синагога, в которой молился Рамбан, находилась в другом месте, сооружение, носящее его имя, является древнейшей синагогой Еврейского квартала, т. к. оно было возведено после того, как евреи поселились вблизи от него, переселившись из окрестностей Сионских ворот (на иврите "Шеар Цион")

Евреи стали селиться вокруг этой синагоги Рамбана приблизительно в 1400 г. Позднее возле этой синагоги возвели мечеть, а саму синагогу в 1474 г. разрушили, однако уже через год евреям разрешено было восстановить её, и она служила всей еврейской общине более ста лет.

В 1586 г. евреям запретили молиться там, и до 1967 г., в течение почти 400 лет, здание синагоги использовалось как мастерская по производству сыра и сметаны и как торговая лавка. Ныне это действующая синагога для окрестных жителей.

Илл. 22.1.1 Синагога Рамбана
Назад
22.2  Комплекс сефардских синагог

После закрытия синагоги Рамбана евреи стали молиться в синагоге Элияху ха-Нави, здание которой было построено незадолго до того и предназначалось для религиозной школы (Талмуд Торы). Позднее она стала частью комплекса синагог, построенных потомками евреев, изгнанных из Испании в 1492 г. и прибывавших в Иерусалим через Грецию, Италию и Турцию.

С XVI века эти евреи стали подавляющей частью еврейского населения Иерусалима. Каждая из комплекса старинных восточных ("сефардских") синагог имеет своё название: "Йоханан Бен Закай", "Элияху ха-Нави", "Срединная" и "Истамбульская". Эти четыре синагоги, прилепившиеся одна к другой, начали строиться в 1588 г. и возводились независимо одна от другой.

Они были объединены в единый комплекс только в 1835 г., по специальному разрешению Мухамеда Али - властителя Египта, который в 30-х годах правил также в Святой Земле. Тогда-то весь комплекс и стали называть по имени наиболее важной части его, в честь Йоханана Бен Закая - учёного, который сумел воссоздать еврейские религиозные учреждения после разрушения Второго Храма.
После Войны за независимость Иерусалим был поделён надвое, и Старый город попал под власть Иордании. Остов зданий комплекса почти полностью сохранился, однако залы его были сожжены и заполнены грязью и навозом - они использовались для размещения коз и овец. После объединения Иерусалима в результате победы в Шестидневной войне синагоги были реставрированы и моления в них возобновились в 1972 году.

Илл. 22.2.1  План комплекса сефардских синагог

Главный вход в этот комплекс находится ниже уровня улицы на которой он стоит, и к нему надо спускаться по ступеням. По-видимому, в эти синагоги надо было спускаться с уровня улицы сразу после их возведения, поскольку в те времена евреям было запрещено возводить сооружения выше окружающих их мусульманских построек - и их зарывали в землю.

Комплекс включает также небольшую комнату, в которой устроена выставка, рассказывающая о реставрации синагог, и представлены экспонаты, обнаруженные во время реставрационных работ. В части помещений этого комплекса находится старинная утварь из итальянских синагог, общины которых были уничтожены во время второй мировой войны.
Назад
22.3  Синагога Йоханана Бен Закая

Самая большая синагога в комплексе старинных сефардских синагог названа в честь Йоханана Бен Закая. Она была построена в начале XVII века вблизи от уже действовавшей синагоги, носящей имя пророка Элияху (Ильи). Своё название синагога получила только в 1893 г.: по местному преданию, на этом месте находилась школа, в которой преподавал этот знаменитый законоучитель; а по другой местной традиции, здесь в последний раз он молился перед тем, как навсегда покинул осаждённый Иерусалим перед разрушением Второго Храма.

Илл. 22.3.1 Зал синагоги Йоханана Бен Закая до 1948 г. и после разрушения

Первоначально здание этой синагоги имело деревянную крышу на столбах. В 1835 г. стены здания были укреплены и столбы удалены. Между стенами возвели крестовые своды. Удлинённая форма этой синагоги и двойной "арон ха-кодеш", напоминающие синагогу Рамбана, привели некоторых исследователей к выводу, что при её постройке, более древняя синагога была взята за образец, и то, что в одной из них было оправдано функционально планом синагоги, в другой стало всего-навсего копированием.

Илл. 22.3.2  Реставрированные "аронот ха-кодеш" в синагоге Йоханана Бен Закая  
Каждый "арон ха-кодеш" выполнен здесь как готическое окно; между ними находится скульптурное изображение скрижалей Завета, которое раньше украшало синагогу в итальянском городе Ливорно, а над ними живописная картина, выполненная художником по имени Жан Давид.

В верхнем окне на южной стороне синагоги можно видеть шофар и кувшин для масла. До Войны за независимость здесь лежали древние шофар и кувшин, а после реставрации синагог их заменили новые. По местной легенде, эти предметы когда-то находились в Храме, они предназначены для помазания Мессии и возвещения о его приходе, когда он наконец объявится...

В этой синагоге проводились различные церемонии общины, в том числе обряд посвящения в должность главного раввина сефардской общины ("Ришон ле-Цион"). Здесь молились наиболее состоятельные члены общины, и сегодня в ней молятся члены сефардской общины Еврейского квартала, о чём свидетельствует и расположение мест для молящихся в ней вокруг места для чтения Торы, находящегося в центре зала.
Назад
22.4  Истамбульская и Срединная синагоги

Последней по времени возведения из частей этого комплекса, и самой большой по размерам, была Истамбульская синагога, начавшая функционировать в 1764 году. Её возвели выходцы из столицы Турции, Стамбула; об этом факте напоминает название.

Это была более простая синагога, здесь молились торговцы и ремесленники, а также малые группы выходцев из отдельных стран Востока, например, из стран Западной и Северной Африки или из Курдистана. В тот исторический период, когда ашкеназская община была изгнана из Иерусалима, ашкеназим, которые жили в городе или посещали его, молились в Истамбульской синагоге.

Первоначальный вход в эту синагогу был с ул. Бейт Эль, однако ныне этот вход открыт только по субботам и по праздникам. После реставрации этой синагоги здесь установлен "арон ха-кодеш", стоявший прежде в синагоге итальянского города Анкона. Украшения и мебель этой синагоги более скромные, чем в других частях комплекса.

Важным событием в жизни еврейской общины была церемония "захоронения" (гниза) отслуживших свой век, ветхих святых книг, которые собирались в этом помещении. Раз в несколько лет торжественная и праздничная процессия, многочисленная и весёлая, переносила их на гору Сион и там "хоронила" мешки с листками святых текстов в пещере и засыпали вход в неё.  
Двор, который находился между тремя из этих синагог, также был превращён в синагогу, получившую название "Срединная" (на иврите "Эмцаит"); только малая часть двора осталась открытой, чтобы можно было строить традиционный шалаш во дни праздника Суккот.

Это самая маленькая из частей комплекса, формальное название её "Кахал Цион", т. е. "Община Сиона". Связь её с Сионом покоится на легенде, повествующей о женщине, которая очутилась одна взаперти у гробницы царя Давида и плакала от страха; вдруг появился пред ней сам Давид и провёл её по подземному переходу прямо на это место.

Илл. 22.4.1 Реставрированный зал Срединной синагоги

Ныне в этой синагоге нет утвари, и она служит переходом между примыкающими к ней частями комплекса.
Назад
22.5  Синагога пророка Элияху

Ранее полагали, что это самая древняя синагога в комплексе древних сефардских синагог, возведённая в 1586 году, сразу после закрытия синагоги Рамбана. Однако ныне склоняются к мнению, что это здание было возведено одновременно со зданием синагоги Иоханана Бен Закая, и использовалось, по всей видимости, как школа (на иврите "бейт мидраш" или "талмуд-тора") при ней.

Только в 1874 г., когда было завершено строительство нового здания для религиозной школы, в этом помещении стали молиться, и тогда синагогу стали называть именем пророка Элияху (Ильи). Это название дано в связи с событием, которое, по местной традиции, произошло именно здесь.

Согласно поверью, однажды, когда еврейское население Иерусалима было очень малочисленным, накануне Судного дня (на иврите "эрев Йом ха-Кипурим") не хватало одного человека для коллективной молитвы, которую можно проводить, только когда присутствует не менее десяти молящихся. И вот тогда-то и появился незнакомый старец, который дополнил группу до необходимого минимального числа, провёл с молящимися весь Судный день и исчез сразу же после его завершения. Молящиеся поняли, что тем старцем мог быть только пророк Элияху (Илия).  
В северно-западном углу этой синагоги расположено небольшое подземное помещение, где находился подлинный стул, на котором сидел пророк Элияху в то памятное посещение синагоги. Этот стул был вещественным доказательством происшедшего и сохранялся как святая реликвия. Подлинный стул был уничтожен мусульманами после Войны за независимость, и ныне его заменяет другой старинный стул.

"Арон ха-кодеш" этой синагоги представляет произведение искусства в стиле средне- вековых традиций; он украшал раньше синагогу итальянского города Падуя и был привезён в Иерусалим после второй мировой войны.

Мебель, находящаяся в этой синагоге, вывезена из средневековой синагоги в итальянском городе Ливорно, разрушенной во время второй мировой войны. Первоначально здание синагоги было деревянным, и только в 1835 г. было построено существующее ныне квадратное помещение (каждая сторона 6,5 м) с каменными стенами и куполом, покоящимся на восьмиугольном барабане с окошками.

Илл. 22.5.1 Церемония в синагоге пророка Элияху в 1838 г.
Назад
22.6  Синагога Ха-хурва

В центре нынешнего Еврейского квартала бросается в глаза монументальная арка, которая воссоздаёт часть одной из четырёх арок великолепной синагоги, стоявшей здесь до Войны за независимость. Эта арка была восстановлена и вместе с развалинами вокруг неё представляет своеобразный памятник главной ашкеназийской синагоге Иерусалима XIX столетия, который очень соответствует её очень оригинальному названию Ха-хурва (по русски - "Руины", "Развалины").

Илл. 22.6.1 Развалины синагоги, построенной на участке Ха-хурва и разрушенной иорданцами во дни, когда Иерусалим был расколот надвое

История этого названия, этого места и этой синагоги очень характерна для жизни евреев в странах рассеяния вообще, и в Турецкой империи в частности. Повторим её. В 1700 г. прибыл в Иерусалим большой караван ортодоксальных евреев из Восточной Европы, которыми руководил раввин Иехуда ха-Хасид.

Эти переселенцы получили обещания от многих еврейских общин Европы, что им помогут обосноваться на новом месте, однако внезапная смерть Иехуды ха-Хасида через пять дней после прибытия в Иерусалим, привела к резкому сокращению обещанных пожертвований.

Жизнь новой общины была исключительно трудной - без знания местных языков, без денег, без навыков и умения зарабатывать деньги в непривычных условиях. Трагически закончилось функционирование той синагоги, которую возвели приверженцы Иехуды ха-Хасида по их прибытии (как уже говорилось ранее, её разрушили разъярённые кредиторы-мусульмане).  
Когда прошло более ста лет со времени того разрушения в Иерусалиме создалось положение (из-за интенсивного роста числа ашкеназим), при котором небольшие синагоги, функционировавшие полулегально, уже не могли вместить одновременно всех желавших молиться в праздники и торжественные дни.

Необходимость постройки центральной, вместительной синагоги становилась всё более насущной. Возводить новое здание синагоги на месте разрушенного начали в 1857 г., но постоянный недостаток средств на его постройку затруднял строительство, и оно было завершено только в 1864 г.

Илл. 22.6.2 Синагога "Ха-хурва" до 1948 г.

Эта синагога была центром того ортодоксального направления евреев, которое называли "прушим". Здесь хранились знамёна еврейских полков, принимавших участие в первой мировой войне.

Здесь молился Герберт Самюэль, первый английский наместник Святой Земли после того, как Англия получила на международной конференции мандат на управление этими территориями. Герберт Самюэль был английским евреем, принадлежал к столичной аристократии; сын его, также носящий пышный титул лорда, живёт в Израиле, он - профессор химии в институте им. Вейцмана.

Синагога была разрушена после Войны за независимость, когда Старый город был в руках Иордании. После Шестидневной войны разгорелись жаркие споры между теми, кто хотел реставрировать её во всём былом блеске, и теми, кто хотел возвести новое здание, которое бы символизировало возвращение народа на землю предков. Как компромиссное решение была восстановлена эта арка, однако споры продолжаются, и не исключено, что вскоре там начнутся строительные работы.
Назад
22.7  Синагога Тиферет Исраэль

То, что прушим возвели себе великолепную синагогу, не давало покоя лидерам другого многочисленного направления евреев - хасидам. Строительство великолепной хасидской синагоги Тиферет Исраэль, возвышавшейся над всем Еврейским кварталом, закончилось в 1872 г. Ныне от неё остались только развалины, оформленные как памятник. Синагога находилась в восточной части Еврейского квартала, поблизости от широких ступеней, ведущих к Стене Плача (Котелю).

Илл. 22.7.1 Руины синагоги "Тиферет Исраэль"

Эта синагога была более известна как синагога Нисана Бака, сына Исраэля Бака, переселившегося на Св. Землю в 1829 г. из украинского местечка Бердичев. Раввин Нисан Бак был энтузиастом возведения этой синагоги и принимал активное участие во всех этапах её строительства - от покупки земли до ввода в строй. Он состоял в её руководстве до самой смерти, и поэтому здание часто называли его именем.

Илл. 22.7.2 Синагога Тиферет Исраэль до 1948 г.

Даже после того, как в этой синагоге уже начали молиться, не хватало денег для её завершения. Сохранились свидетельства, что посетивший Иерусалим австрийский император Франц Иосиф побывал и в синагоге Тиферет Исраэль.  
Увидев недостроенное здание, он спросил, почему у синагоги нет купола. Нисан Бак, сопровождавший его, пояснил приблизительно так: "Синагога, как и всё еврейское население, очень рада принять здесь императора и приветствует его с непокрытой головой". Франц Иосиф понял намёк и пожертвовал деньги на завершение строительства.

Синагога Тиферет Исраэль (можно перевести как "Великолепие Израиля") начала действовать в 1865 г. и была названа в честь раввина Исраэля Фридмана. Это был знаменитый благочестивый еврей ("цадик"), глава хасидского направления ("адмор"), центр которого был в Ружине - Садигорах. Он был одним из инициаторов постройки этой синагоги и первым пожертвовал деньги для приобретения земельного участка, на котором её возвели.

Во дни Войны за независимость в этой синагоге был наблюдательный пункт защитников Еврейского квартала, и здание было разрушено. При восстановлении Еврейского квартала после Шестидневной войны были расчищены остатки нижнего этажа синагоги, развалины были законсервированы и стали историческим памятником.
Назад
 Глава 23 
Иерусалим и Страна Израиля в идеологии
сионизма и его предвестников 
23.1  Иерусалим в мессианских теориях и движениях

Вера в непременное исправление Всевышним тяжёлого настоящего, в "счастливое будущее", в Мессию, который наведёт желанный порядок, и в воссоздание в будущем еврейского государства в Стране Израиля со столицей в Иерусалиме иногда выливалась в массовые движения, получивших название мессианских.

Принято проводить границу между учением о мессианстве как системе идей и верований, надежд и ожиданий, с одной стороны, и народными движениями, которые возникли на базе этого учения, стремились к его реализации, и оставили след в еврейской истории, с другой стороны.

Время от времени, на протяжении столетий, появлялись среди евреев личности, которые провозглашали себя, каждый по-своему, Мессией. Одни из них искренне верили в своё призвание, в то, что им предназначено самим Всевышним выполнить роль Мессии, другие стремились использовать в своих личных интересах легковерные массы. Все они объявляли, что их целью является восстановлении еврейского царства и призывали либо к покаянию и постам, ожидая чудес свыше, либо к активным действиям с оружием в руках. Появление каждого лжемессии всегда оживляло неискоренимую надежду в массах евреев, а затем приводило к раздорам в общинах, возникновению новых сект и, в конце концов, к горькому разочарованию поверивших в лжемессию, а иногда и к отпадению их от иудаизма.

Илл. 23.1.1 Мессия у ворот Иерусалима в воображении взрослых и детей (отпечаток с рельефа на дереве в Пасхальной Агаде, вышедшей в свет в Венеции в 1629 г. и юмористический рисунок современного художника)

На основании сочинений Иосифа Флавия (Йосефа Бен-Матитьяху) можно заключить, что за столетие до разрушения Храма появилось множество Мессий. Он повествует, что один из них, по имени Теудас, звал людей за собой к Иордану, обещая заставить его расступиться перед ними. Римская конница, посланная за Теудасом и его приверженцами, разогнала народ и арестовала самозванца (Древн.XX, 5, 1).

Ещё один такой Мессия, египтянин, увлёк за собой около 30 тысяч последователей и привёл их к Масличной горе, обещая, что стены Иерусалима падут перед ними. Римские солдаты, пос- ланные прокуратором Феликсом (55 г. - 60 г.), рассеяли толпу, однако самозванцу уда- лось спастись (Древн. XX, 8, 6; Иуд. в. II, 13, 5; Деяния XXI, 38).

Первые лжемессии стали появляться ещё во дни правления династии Хасмонеев, когда мощь римских войск и распространение греко-римской культуры не оставляли надежды, что можно, как и во дни восстания Маккавеев, добиться независимости с оружием в руках.

Многие исследователи считают, что одним из таких Мессий был Иисус Христос, последователи которого выделились в обособленную секту, пережили разрушение Храма и создали новую мировую религию.

Особенно расцвело мессианское движение под руководством Бар-Кохбы, которого признал Мессией рав Акива, один из крупнейших религиозных авторитетов того времени, считая, что именно к нему относятся библейские слова "Восходит звезда от Иакова... и разит князей Моава, и сокрушает всех сыновей Сета" (Ч. 24:17).

В конце VII столетия очередной Мессия объявился в Персии и был казнён. Во дни крестовых походов появились самозванцы во Франции и Испании. В 1160 г. Давид Алрой, родом из Курдистана, провозгласил себя Мессией, призванным привести евреев в Страну Израиля.

Аврахам Абулафия провозгласил себя Мессией в книге, изданной в Испании, и в ней установил 1290 г. как год начала мессианской эры. К ряду лжемессий причисляют также Давида Реувени, Соломона Молхо, а также Исаака Лурье, основателя новейшей школы каббалы в Цфате (Сафеде).  
Самое значительное мессианское движение, охватившее широкие еврейские массы, проживавшие на территориях разных стран, последствия которого чувствовались более столетия, связано с именем Шабтая Цви (1626 - 1676 годы). У него было несколько последователей, также считавших себя Мессиями. Последним из них был Яаков Франк, создавший секту франкистов. В 1759 г. около ста человек из числа его последователей приняли католичество.

Одним из последователей Шабтая Цви, оставившим большой след в истории еврейской общины Иерусалима, был Иехуда ха-Хасид, который развил бурную деятельность в связи с ожидавшимся в 1706 г. вторичным явлением Шабтая Цви. Проповедуя на редкость талантливо, он требовал возвращения к религии и к покаянию, организовал караван из 31 семьи для поселения в Иерусалиме.

Пленённые его речами двинулись через города и местечки Польши, Германии, Австрии и Моравии, в которых их поддерживали с энтузиазмом и оказывали денежную помощь. Караван, разроссшийся до 1300 человек и потерявший в дороге около 500 человек умершими, прибыл в Иерусалим в 1700 году (здесь необходимо отметить, что Шуламит Ласков, очень серьёзный исследователь, утверждает в статье, опубликованной в 1999 г., что прибыло всего около 400 человек).

Через несколько дней после прибытия в Иерусалим Иехуда ха-Хасид скончался, но ещё до смерти он успел приобрести большой участок земли. Смерть лидера вызвала большую панику среди его приверженцев, и многие из них вскоре покинули Св. Землю. Те из его приверженцев, которые остались в Иерусалиме, заняли у соседей-мусульман большие деньги для строительства жилых домов и синагоги. Денежная поддержка, обещанная многими богатыми людьми и руководителями еврейских общин в Европе Иехуде ха-Хасиду, после его смерти поступала в незначительных количествах, а вскоре почти вовсе прекратилась.

В 1720 г. заимодавцы организовали погром этой общины, сожгли синагогу и жилые дома, которые они успели построить. Ашкеназим надолго покинули город (см. также §§ 18.9; 21.1).

К числу последних мечтателей о восстановлении еврейского царства при помощи тайных сил Каббалы относился Моше Хаим Луццато (1707-1747), поэт и мистик, также уверовавший, что он-то и есть Мессия.

Несмотря на разочарование во всех лжемессиях, ожидание истинного Мессии полностью не исчезло и продолжало будоражить еврейские массы. Ещё в 1840 году среди балканских евреев и евреев Восточной Европы распространились слухи о предстоящем вскоре перевороте в еврейской истории; многие верили и с возбуждением ожидали пришествия Мессии.

Болезненное разочарование во всех лжемессиях, сопровождавшее ожидание, и особенно крушение движения Шабтая Цви заставило некоторых вождей ортодоксальных кругов искать иные пути реализации мессианских теорий, надежд и ожиданий. Это послужило поворотным моментом от традиционного понимания Мессии как явления, связанного с чудом, к новому, более реальному пониманию Мессии.

Реальный подход привёл некоторых к убеждению в необходимости активно действовать для достижения национальных целей. Йехуда Алкалай (1798-1878) был одним из тех, кто поначалу пассивно ждал Мессию, а затем пришёл к убеждению, что мессианские дни уже настали и мессианское освобождение может быть достигнуто лишь путём активной деятельности, путём массового переселения евреев в Страну Израиля.

Идеи и деятельность Алкалая сделали его предвестником сионизма. Вера в реальность свершения мессианских идеалов при активной и целенаправленной деятельности еврейских энтузиастов стала играть всё более важную роль в мировоззрении кругов образованных евреев. Путь от традиционной мессианской идеи к сионизму прошёл несколько этапов, один из которых представлял разделение между верой в Мессию и возвращением народа на землю предков.
Назад
23.2  Движение "Ховевей Цион" (Палестинофильство, или Друзья Сиона)

На почве мессианских теорий и их более современной интерпретации выросли широкие народные движения XIX века, ставившие своей целью экономическое и культурное возрождение еврейского народа на его древней родине, - такие, как "Ховевей Цион" и сионистское движение, которые многие исследователи рассматривают как современные варианты мессианского движения.

Название движения "Ховевей Цион" дословно можно перевести как движение "Обожателей Сиона". Русскоговорящие члены этого движения и их современники называли его движением "Друзей Сиона" или "палестинофильством".

Это движение возникло среди русских евреев в 80-х годах XIX столетия как реакция на погромы, прокатившиеся по России в 1881 году, и было важным этапом в развитии идеи национального возрождения еврейского народа.

Появившиеся незадолго до этого проекты колонизации Страны Израиля (Палестины) с целью политического возрождения еврейского народа, предложенные М. Гессом, Ц. Г. Калишером, Д. Гордоном и другими, прошли почти незаметно. Однако они подготовили почву для развития этой идеи, и когда в 1879 г. появились книга Лоренца Олифанта, излагавшая проект переселения евреев в Страну Израиля, и статьи Элиэзера Бен-Йехуды, они произвели огромное впечатление.

Главные мысли статей Бен-Йехуды, заключавшиеся в том, что сохранение и обнов- ление еврейского народа возможно лишь на его исторической родине и только на ба- зе возрождения древнего национального языка, легли в основу идеологии движения Ховевей Цион, к которому он, естественно, примкнул.

Элиэзер Бен-Йехуда не только бросил в массы идею, но и первый стал её реализовывать на практике. Он прибыл в Иерусалим в 1880 г. вместе с первой женой Деборой, и прежде чем они впервые вошли в город, перед Яффскими воротами, поклялись, что отныне будут говорить только на древнееврейском языке - иврите.

Их первый ребёнок, Итамар, до шести лет не говорил, и многие были уверены, что языковой эксперимент провалился и ребёнок вырастет ненормальным. Однако эксперимент увенчался успехом: Итамар Бен-Ави стал первым человеком за последние полторы тысячи лет, родным языком которого был иврит, и уже в 18 лет он получил премию на конкурсе на лучшее литературное произведение; позднее он стал известным общественным деятелем, писателем и поэтом, редактором газет и журналистом.

Идеи массового переселения евреев на историческую родину и объединения их в единый народ путём внедрения иврита как единого общего языка приобрели широкую популярность и сочувствие, однако руководствовались ими поначалу лишь немногие: когда волны погромов в России нарастали, массы еврейского населения стали покидать местечки черты оседлости и бежать сломя голову в другие страны.

Уже в 1881 г. появилась статья М.Л. Лилиенблюма, в которой он обосновал необходимость направить поток эмиграции, хотя бы частично, на историческую родину, которую надо заселить еврейскими беженцами из европейских стран, где их ненавидят. В 1881-1882 годах, независимо друг от друга, возникли в разных городах России орга- низации, кружки практического изучения иврита и содействия евреям, желавшим переселиться в Страну Израиля (Палестину), чтобы продолжить её колонизацию.

Ныне сложно определить, сколько точно таких кружков было в конце XIX столетия, однако есть исследователи, которые не исключают, что число их исчислялось сотнями. Некоторые из этих кружков состояли только из ортодоксальных евреев, другие - из радикально настроенных студентов, находившихся под влиянием "народничества".  
В одних кружках рассматривали переселение как неотложную задачу, другие хотели помочь материально уже существававшим поселениям и собирали деньги для них. Несколько групп командировало в Страну Израиля посланцев, чтобы выяснить конкретные вопросы, связанные с жизнью на земле предков и переселением туда. Так впервые возникло широкое движение, поначалу состоявшее из разрозненных организаций, кружков, между которыми не было никакой координации; вскоре группы объединились и получили название "Ховевей Цион" (Друзей Сиона).

Наиболее активной была харьковская группа, состоявшая из учеников средней школы и студентов местного университета, которая называла себя "Билу" (первые буквы фразы из ТАНАХа). Они решили немедленно переселиться в Страну Израиля, и часть из них выехала туда через Одессу и Константинополь.

Принято считать, что история современного идейного заселения Св. Земли, история Первой алии* - начинается с прибытия этой группы. Судьба членов группы "Билу" была нелёгкой как и судьбы всех пересе-ленцев первой алии (см. подробнее в § 23.3).

* Алия (ивр. - подъём) - возвращение евреев на землю предков, волны массового возвращения получили номера: первая алия - 1882 г. - 1904 г.; вторая алия - 1904 г. - 1914 г.; третья алия - 1919 г. - 1923 г.; четвёртая алия - 1924 г. - 1931г.; пятая алия - 1932 г. - 1938 г. За 25 лет (1921 г. - 1946 г.) еврейское население Страны Израиля выросло в восемь раз, и 80% этого роста дала алия.

В 1882 г. вышла в свет брошюра "Автоэмансипация". Автором её был Йехуда Лейб Пинскер, который изучал судебное дело и медицину, но работал в "Обществе по распространению знаний среди евреев" и был сторонником сближения с русской
культурой и с окружающим населением. Волна погромов, прокатившаяся по Российской империи, изменила его взгляды. Он пришёл к убеждению, что евреи должны стремиться к проживанию на единой территории и существовать как национальное целое.

Эта брошюра во многом опередила идеи Т. Герцля, однако в ней ещё не была постав- лена задача создания еврейского государства. В 1884 г. в польском городе Катовице состоялся объединительный съезд движения "Ховевей Цион", на котором присутствовали тридцать два представителя различных отделений этого движения. Председателем организации был избран Л. Пинскер.

Были учреждены два руководящих центра в Одессе и Варшаве, однако действительным, а вскоре и единственным, центром оганизации стала Одесса. Первый посланец "Ховевей Цион", прибывший в Страну Израиля в 1881 г. для приобретения земель для новых поселений, Аврахам Мордехай Альтшуллер, предполагал действовать из Иерусалима, он предложил собрать там посланцев отдельных кружков этого движения.

Также Залман Давид Левонтин, другой активный деятель "Ховевей Цион", планировал начать работу в Иерусалиме и сразу по приезде, в начале 1882 г., появился в городе. Однако оба эти энтузиаста были весьма разочарованы и состоянием дел в еврейской общине города, и отношением старожилов к идейно чуждым им новоприбывшим.

Исследователи считают, что мнение этих активистов привело к тому, что местом представительства "Ховевей Цион" был выбран город Яффо, а не Иерусалим. Практические успехи "Ховевей Цион" оказались незначительными вследствие препят-ствий, чинившихся турецкими властями, и недостаточности средств, собиравшихся ежегодно на приобретение земли для основания еврейских поселений в Стране Израиля (Палестине).

План возрождения народа на его древней родине превратился на деле в благотворительную кампанию помощи поселенцам и ремесленникам, уже проживавшим в Святой Земле. Однако именно идеи "Ховевей Цион" и их опыт стали тем необходимым элементом, который превратил политический сионизм Герцля в реальный и практически осуществимый план деятельности.
Назад
23.3  Первая алия (первая волна вернувшихся на Святую Землю)

1 марта 1881 г. был убит император Российской империи Александр II. Это убийство совершили члены организации "Народная воля", в которой состояло много евреев. Националистические круги русского народа обвинили евреев в совершении покушения и в иной деятельности, противоречащей интересам русского народа.

Лозунг "Бей жидов, спасай Россию" прокатился по городам и местечкам империи, в коих евреи составляли значительный процент населения, сопровождаясь волной погромов, которые начались 27 апреля и продолжались, с перерывами, три года. Евреи стали в панике покидать Россию.

Тогда-то и сказалось влияние движения "Ховевей Цион": среди масс евреев, которые покидали обжитые места в Российской Империи, и направлявшихся, в основном, в Америку, были и такие, которые прибыли в Страну Израиля. Это была малая часть общего потока беженцев из России, однако по сравнению с общим количеством еврейкого населения в Святой Земле, сосредоточившегося главным образом в Иерусалиме, Хевроне, Цфате и Тверии, волны первой алии были подобны потопу.

Евреи прибывали в Святую Землю во все времена, однако только люди первой алии прибыли в страну с новыми идеями и с огромным желанием их реализовать. До них евреи приезжали, чтобы быть ближе к Богу, молиться, изучать здесь Тору, чтобы очиститься здесь от всего постороннего, от всех мировых проблем и частных проблем общин, из которых они прибывали.

Всё еврейское население Страны Израиля непрерывно молилось и для этой молитвы за весь народ считало себя вправе требовать экономической поддержки от разбросанных по всему миру евреев. Основными учреждениями еврейских общин в Святой Земле в течение веков оставались синагоги и разные учебные заведения для изучения святых книг иудаизма и их толкований.

Такое понимание задач пребывания евреев в Стране Израиля диктовало резкое противодействие ортодоксальных кругов всем новшествам, всяким изменениям. К тому же старожилы боялись, что получаемые пожертвования придётся делить с новоприбывшими.

И вот в эту-то общественную и атмосферу прибыли люди первой алии, стремившие произвести большие изменения в положении еврейского населения Святой Земли. Первыми среди них была группа харьковских студентов, называвшая себя "Билу", которая в 1882 г. опубликовала в журнале "Ха-мелиц" воззвание, обращённое ко всем евреям: вернуться на землю предков и возродить её не молитвой, а трудом.

Эта часть движения "Ховевей Цион" объединила уже более пятисот членов в разных городах и местечках черты оседлости, около трети из них двинулись в Одессу желая попасть в Страну Израиля. Только сорок из них прибыли в Константинополь, и только шестнадцать билуйцев высадилось в Яффо летом 1882 года.

Они мечтали содействовать возрождению еврейского народа на земле предков, видя путь к этому в земледельческом труде, и хотели основать образцовые земледельческие поселения. Трудно было этим первым поселенцам привыкнуть к положению наёмных рабочих, к тяжёлому и непривычному физическому труду, к новым общественным и климатическим условиям.    
Эти билуйцы считали себя первопроходцами и верили, что если они достигнут успеха в своём начинании, то за ними последуют очень многие евреи, что снова соберётся народ на земле предков - и не только для молитвы о счастливом будущем, но и для счастливой жизни в настоящем.

Однако их энтузиазм можно было сравнить только с их неподготовленностью к взятой на себя задаче. Только девять билуйцев перебороли все трудности и, с помощью отделений "Ховевей Цион", которые приобрели для них участок земли, основали в ноябре 1884 г. поселение Хадера. Их идеализм и самоотверженность оказали большое моральное влияние на всех еврейских поселенцев, и именно их принято считать началом первой алиии. Их идеи подхватили и те евреи, что прибыли с небольшими сбережениями; они также объединились в поселенческие организации.

Илл. 23.3.1: Билуйцы при зарождении города Хадеры (Евр. энц. IV, 577)

За двадцать два года периода первой алии (1882-1904) еврейское население Страны Израиля (Палестины) возросло с 26.000 чел. до 55.000. Большая часть новоприбывших осела в Иерусалиме; еврейская община города выросла с 16.000 до 34.000 и составляла уже около 2/3 всего населения этого города. Действительность отнеслась к мечтателям первой алии сурово.

Тогда не существовало ещё еврейских земледельческих поселений в Святой Земле, на опыт которых можно было бы опереться на первых порах. У большинства поселенцев не было ни малейшего земледельческого опыта, а многие вообще никогда не занимались физическим трудом. Непривычный климат, недостаток воды и болотистая почва на землях, приобретённых для поселения, часто вели к тяжёлым заболеваниям. Земледелие в Святой Земле было тогда очень примитивным, никакие новшества из Европы и Америки не достигли этих мест.

Много препон чинили поселенцам первой алии и турецкие власти, боявшиеся вмешательства консулов иностранных держав в их отношения с населением. Все вопросы, касавшиеся постоянного жительства, покупки земли, строительства домов и других насущных проблем, решались только с помощью взяток и в нарушение турецких законов, вопреки решению турецкого правительства воспретить поселение евреев России на территории Страны Израиля (Палестины).

В этих условиях энтузиасты первой алии, прибывшие, в основном, из России, Польши и Румынии, основали в 1882 г. первые поселения: Ришон ле-Цион, Зихрон Иаков и Рош Пина; в 1883 г. - Йесод ха-Маалэ у Мертвого моря, Нес Циона в прибрежной долине, а также возобновили поселение в Петах Тикве; в 1884 г. билуйцы купили участок, где начали строить Хадеру (Гадеру).

Несмотря на огромные усилия поселенцев, они самостоятельно не могли достигнуть желаемых результатов. Только финансовая помощь парижского банкира барона Эдмона де Ротшильда, а также профессиональная помощь, организованная им же, позволила поселенцам продолжить их начинание.

С 1883 г. Ротшильд принял большинство этих новых поселений под своё покровительство: поддерживал их материально, послал им на помощь специалистов для обучения их навыкам в разных областях сельского хозяйства. Ротшильда по справедливости называли "отцом поселения" ("ав ха-Йешув").
Назад
23.4  Страна Израиля в идеологии сионизма

Вера Теодора Герцля (1860 - 1904) в возможность и реальность политического решения еврейского вопроса, его способность заражать людей своей верой и страстностью, его энергия и самоотверженная преданность идее сионизма оживили национальные надежды, сделали их более реальными и очень быстро сплотили под знамёнами сионизма широкие народные массы. Многие вначале не верили в предложенное им решение и даже насмехались и над ним и над его предложением.

Ашер Гинцбург (1856 - 1927), более известный под псевдонимом Эхад Ха-ам, знаменитый писатель и философ, живший долгие годы в Одессе, называл вначале Герцля новым Шабтаем Цви.

Свои основные мысли Герцль изложил в брошюре: "Еврейское государство", которая вышла в свет в феврале 1896 года. Теодор Герцль был известным журналистом и драматургом, евреем, далёким от религии предков. Его интересовали литература и журналистика, искусство и театр, политика и светская жизнь. Но когда он присутствовал как корреспондент одной из ведущих венских газет на судебном процессе Дрейфуса в Париже, видел несправедливость обвинения еврея, служившего в Генеральном штабе Французской армии, слышал крики "Смерть евреям", ощущал ненависть народных толп, он вдруг ясно почувствовал что эти крики и эта ненависть относятся и к нему.

Герцль провозгласил необходимость и возможность создания еврейского государства на исторической родине путём систематической целенаправленной политической деятельности. Против него ополчились ортодоксальные круги евреев, которые утверждали, что это отрицание веры в пришествие мессии и чудеса, неверие в обещания Всевышнего пророкам.

Герцль остро чувствовал необходимость и срочность политического решения еврейского вопроса в европейских странах. Он признавал предпочтительность территории Страны Израиля перед любой другой территорией, однако считал возможным немедленное, хотя и временное решение проблемы на любой территории. Уже в августе 1897 г. ему удалось созвать первый Сионистский конгресс, в котором приняли участие 204 делегата от рассеянных по всему миру общин, в основном из Российской империи.

Герцль видел в сионистском движении то орудие, то средство, которое позволит переместить, переселить евреев на собственную территорию, выделенную еврейскому народу международным сообществом. Этому подходу Герцля к территориальному
решению вопроса противостояли руководители российского отделения сионистского движения, такие как Менахем Усышкин, Ехиэль Членов, Зеэв Тёмкин, для которых сионистское движение было продолжением деятельности "Ховевей Цион", развитием идей не только Герцля, но и Пинскера и Лилиенблюма.

Корень идеологических противоречий между Герцлем и российскими сионистами заключался в разном подходе к существу будущего еврейского государства, к роли руководства и степени участия масс в формировании задач и планов движения. Российские сионисты считали, что еврейское государство должно не только решить неотложный еврейский вопрос и множество общественных, экономических и культурных проблем, как представлял себе их Герцль, но также гармонично сочетать национальное наследие с достижениями в политических, социальных, экономических областях и технике, а не отказываться от древней традиционной культуры еврейского народа.
Они соглашались с Герцлем в необходимости открытой политической деятельности, направленной на международное признание идеалов, задач и планов сионистского движения, однако считали эту деятельность недостаточной.

Они считали, что требуется постоянная, непрерывная, кропотливая поселенческая деятельность самих народных масс; что задача сионистского движения - помочь им предоставлением необходимой информации, организацией финансовой базы для выкупа земли предков из чужих рук; что поселенческая деятельность народных масс и приобретение земли должны проводиться вне зависимости от результатов политической деятельности.

Российские сионисты воспринимали сионизм как всенародное движение, которое будет развиваться последовательно, по мере готовности народа к осуществлению его задач, с ростом числа тех, кто воспримет идеи и идеалы сионизма. Они утверждали, что в замыслах и планах Герцля не приняты во внимание самосознание народа и его желания, что единственная территория, пригодная для воссоздания еврейского государства, - это та, которая описана в священных писаниях и в призывах пророков.

Герцль не скрывал своего отрицательного отношения к еврейству восточной Европы, к движению "Ховевей Цион" и к Одесскому комитету. Он возражал против постоянной поселенческой деятельности без предварительного политического урегулирования, считая, что турецкое правительство может в любой момент эту деятельность прекратить.

Однако российские сионисты опирались в своей деятельности не только на новые политические идеи Герцля и новые методы деятельности, но и на опыт, накопленный ими в рамках движения "Ховевей Цион". Они сумели сочетать молитвы в синагоге и продажу акций банка для практической реализации идей сионизма на Святой Земле.

Многие лидеры сионизма, и особенно Менахем Усышкин, видели в реальном заселении Страны Израиля (Палестины) и расширении поселений единственный путь для убеждения широких кругов еврейского народа в реальности и осуществимости задач и планов сионизма. Именно органичное сочетание новых идей с культурным наследием народа привели к тому, что война, которую вели ортодоксальные круги против сионизма в России, была безуспешной.

Сионисты продолжали кропотливую работу по направлению потока беженцев в Страну Израиля, не дожидаясь окончания политического урегулирования этого вопроса. На первых порах лишь семьдесят тысяч евреев из 2,5 миллионов еврейских беженцев, покинувших Российскую империю, Польшу и Румынию, прибыли на Святую Землю. Но это были только первые шаги сионизма.
Назад
23.5  Могла ли Уганда заменить Страну Израиля?

Разногласия и противоречия между Теодором Герцлем и вождями российского еврейства достигли наибольшего накала в вопросе об Уганде как месте незамедлительного заселения восточноевропейским еврейством.

Когда серия дипломатических шагов Герцля не принесла существенных успехов, когда выяснилась невозможность соглашения с турецким султаном о заселении Страны Израиля (Палестины) евреями из Восточной Европы, а последовавший затем кишинёвский погром (1903 г.) создал невыносимое положение для дальнейшего проживания евреев в Российской империи, английское правительство предложило Герцлю предоставить евреям автономию на территории Уганды, расположенной в экваториальной Восточной Африке.

Герцль отнёсся к этому проекту положительно, видя в нём историческую победу политического сионизма, и поставил его на обсуждение VI Сионистского конгресса, состоявшегося в 1903 году. В одной из резолюций конгресс постановил выразить английскому правительству глубокую признательность за это предложение и высказал надежду, что Англия будет и в дальнейшем содействовать сионистским идеалам евреев и поможет их реализации в соответствии с базельской программой.

Илл. 23.5.1: Географическое положение Уганды на карте Африки

Отношение к Уганде как к месту сосредоточения еврейского народа поделило всех сионистов на две группы: сторонников этой идеи и её противников. Герцль, чувствуя необходимость немедленно обеспечить политическое убежище для миллионов евреев, воспринял как приговор нежелание турецкого султана позволить евреям создать политическую автономию; он пришёл к заключению, что создание автономии в Уганде позволит решить самые неотложные вопросы, связанные с безопасностью.  

Очень многие, и прежде всего российские, сионисты категорически отвергали это решение еврейского вопроса. Они утверждали, что единственное место, куда необходимо организованно переселять евреев, где евреи смогут снова создать независимое национальное государство, это Страна Израиля.
Большинство участников конгресса поддержало предложение Герцля послать в Уганду комиссию, чтобы проверить пригодность территорий для заселения.

В Африку была послана делегация во главе которой стояли Кайзер и Вильбушевич. Борьба между сторонниками и противниками Уганды не прекратилась с закрытием VI Сионистского Конгресса; страсти разгорались. На ханукальном вечере в Париже произвели покушение на жизнь Макса Нордау, признававшего Уганду временной, но необходимой мерой.

Сионисты Российской империи во главе с Менахемом Усышкиным, организовали съезд в Харькове, на котором подвергли резкой критике проект Уганды и всю политику Т. Герцля. Делегация ещё находилась в Уганде, когда всех потрясло известие о смерти Биньямина Зеэва (Теодора) Герцля. Он умер молодым, в возрасте сорока четырёх лет, из них восемь он жил идеей политического решения еврейского вопроса. Уже после смерти Герцля вернулась делегация из Уганды и опубликовала отчёт - эта территория для заселения непригодна.

План заселения Уганды не был единственным вариантом неотложного переселения масс европейского еврейства из атмосферы антисемитизма и погромов. И до этого плана (проекты поселения в Кипре и на Синае, в районе Эль Ариша), и после него (проект поселения в Турции, в округе Константинополя и в районе Анатолии) возникали различные варианты решения еврейского вопроса вне территории Страны Израиля (Палестины). Однако они всегда рассматривались не как замена Страны предков, а только как временное решение неотложной проблемы. Всегда и для всех конечной целью сионизма являлось заселение Святой Земли.

Илл. 23.5.2: Территория в Синае, предложенная в 1902 г. англичанами для создания национального очага еврейского народа, от которой отказались из-за отсутствия здесь пресной воды
Назад
23.6  Иерусалим в идеологии сионизма

Как современное национальное движение, не религиозное в своей основе, сионизм относился к религиозным традициям либерально и не считал их обязательными. Однако именно прошлое народа, нашедшее выражение в религии и святых книгах, превращало сионизм в национальное движение, давало ему исторические корни, оправдывало его цели и задачи.

Вместе с тем, сионизм по-новому рассматривал прошлое народа и его настоящее. Соотношение прошлого с настоящим в сионизме прежде всего выразилось в отношении к Иерусалиму.

Традиционное еврейское население Иерусалима в своей крайней религиозности, в своём отрицательном отношении к современному образованию и к национальным задачам народа, воплощало в себе всё то, что, по убеждению сионистов, необходимо было изменить, чтобы возродить народ и добиться политической независимости.

Эхад ха-Ам после посещения Страны Израиля в 1891 г. писал: "Прежде всего я посетил Котель (Стену Плача) и там встретил много наших братьев, жителей Иерусалима, которые стояли и очень громко молились. Их маловыразительные лица, их чуждые движения, их странные одеяния очень соответствовали ужасному зрелищу, которое представлял собой Котель. Стоял я и взирал на Котель и на молящихся евреев, и одна мысль заполнила всё моё сердце: "Эти камни свидетельствуют о падении нашей страны, а эти евреи - о падении нашего народа. Какое из этих падений более ужасно? Какое из них надо оплакивать больше? Если страна разрушена, но народ полон жизни и силы, то поднимутся Зарубавель, Эзра и Нехемия, а за ними и весь народ, и вернутся и построят всё заново. Но если народ опустился, то кто же встанет и откуда придёт помощь?"

Эти и подобные мысли владели многими вождями сионистского движения, которые считали, что наиболее важной задачей сионизма является изменение мировоззрения еврейского народа, и эта цель не менее важна, чем территориальный вопрос.

Моти Голани, исследовавший отношение сионизма к Иерусалиму, пишет, что именно необходимость изменения, исправления воззрений традиционных масс еврейского народа, и то, что подавляющая часть населения города относилось именно к той, подлежавшей исправлению части еврейского народа, привели к новому подходу на разграничение Иерусалима - на небесный и земной.  
Небесный Иерусалим стал толковаться как единственный центр притяжения всех чаяний, мечтаний и стремлений еврейского народа и сионистского движения; однако в то же время Небесный Иерусалим стал просто символом, понятием положительным, но далёким. Земным Иерусалимом стал считаться не сам город как географическое понятие, а его еврейское население в целом, взгляд этого населения реального города, на настоящее и будущее народа, его отношение к сионизму.

Интересно, что отношение людей первой и второй волн алии к Иерусалиму очень похоже. Давид Бен Гурион впервые посетил Иерусалим через год после приезда в Святую Землю, а Берл Каценельсон - через девять лет. Письма людей первой алии, которые сами часто были религиозными людьми, свидетельствуют, что они просто игнорировали Иерусалим: они почти не упоминают его в письмах, почти не посещают его, и их первое посещение Иерусалима часто происходило после длительного пребывания в Святой Земле.

Сионисты стремились получить международное признание права евреев на Святую Землю, однако они понимали, сколько трудностей и противодействия вызовет стремление евреев распоряжаться там, где находятся святые места христиан и мусульман. Поэтому они не утверждали, что только Иерусалим может быть столицей возрождённого еврейского государства. Теодор Герцль, понимая, что только международное признание права евреев на создание своего национального очага на земле предков позволит возродить еврейское государство, считал территориальные вопросы второстепенными и готов был согласиться на экстерриториальное положение Иерусалима, если это будет необходимо.

После того, как Герцль побывал в Иерусалиме, исходил город и его окрестности, видел их с вершины русской колокольни на Масличной горе, он предложил сделать Старый город с его святыми местами международной территорией, принадлежащей всем народам как центр веры, любви и науки. Все религиозные храмы и учреждения сконцентрируются внутри стен. Евреи смогут возвести в Старом городе свой Храм для молитв, подобный древнему Храму, поблизости от Храмовой горы.

Стены разделят древнее и современное. Всё производство и торговля будут вынесены из него. За стенами Старого города Герцль предлагал возвести современный европейский город, который будет политической, культурной и научной столицей возрождённого еврейского государства.

Илл. 23.6.1: Видение Герцлем Старого города в будущем
Назад
 Глава 24  
Англичане и связь евреев с Иерусалимом 
24.1  Отношение англичан к евреям

Нахум Соколов (1859 - 1936 годы), писатель и общественный деятель, стоявший также во главе сионистского движения (1931 - 1935 годы), писал в двухтомной истории сионизма, что история движения началась в XVII веке и корни его ведут в Англию, к тому глубокому почитанию, которое испытывали англичане к ТАНАХу (Ветхому Завету).

Как и многие другие европейские народы, англичане изгнали евреев со своих территорий. Это произошло в 1290 году. Только в 1685 году Государственный совет под председательством Кромвеля разрешил евреям селиться в Англии.

Этому событию предшествовало коренное изменение отношения многих англичан к евреям. В Англии XVI столетия, с возникновением протестантской реформации, ТАНАХ стал рассматриваться как источник истинного христианства, как лучшее руководство для поведения в соответствии с подлинно христианской моралью и как учебник общей истории. ТАНАХ был переведён на английский язык и стал самой популярной книгой в широких слоях протестантского населения Англии.

Многие стали ассоциировать современных им евреев с древними израильтянами, жившими во времена Иерусалимского Храма, и отношение к евреям в Англии стало меняться. Идея возвращения евреев в Землю Обетованную стала рассматриваться протестантами как воплощение пророчеств, записанных в Ветхом Завете. И задолго до возникновения политического сионизма возникла группа протестантов которая поддерживала и проповедовала идею возвращения евреев на землю предков.  

Вышло в свет несколько художественных произведений и множество религиозных и религиозно-исторических сочинений, посвящённых возвращению евреев на их древнюю родину.
В 1621 г. английский монах, доктор Гоз, опубликовал книгу о возврате евреев в Сион.

В 1674 г. была издана книга под названием "Новый Иерусалим". В те же годы возникло движение, члены которого верили, что англичане являются потомками одного из потерянных израильских колен и что существует кровное родство между англичанами и евреями. К этому движению примкнули многие аристократы, духовные сановники, мыслители, даже члены королевской фамилии.
В XIX столетии, с возникновением политической ситуации, получившей название "восточного вопроса", т. е. спора о дележе владений Турецкой империи, в Англии распространилось мнение, что возвращение евреев на древнюю родину принесёт на Ближний Восток новую жизнь и прогресс, будет содействовать политической и экономической стабилизации в районе, а также поможет реализации британских интересов в этом географическом районе.

В Лондоне возникло "общество по распространению христианства среди евреев", к которому присоединилось множество аристократов и во главе которого стоял лорд Энтони Эшли (Ashley), ставший позднее бароном Шефтсбери (Shaftsbury).

В 1840 г. в лондонской газете "Таймс" было опубликовано обращение к протестантским общинам Европы и к президенту США, в котором не то сообщали, не то призывали: "Под святой властью христианства снова получит рассеянный еврейский народ его царство".

В 1880 г. английский проповедник Вильям Хехлер напечатал брошюру, в которой обосновал, что возвращение евреев на древнюю родину уже близко и Мессия вот-вот объявится.

Когда Т. Герцль опубликовал свои идеи, Хехлер признал его Мессией и был одним из первых, кто поддержал его. В 1902 году Англия предложила создать еврейское государство на Синае, у Эль Ариша; в 1903 г. - выразила готовность выделить евреям территорию в Уганде, к югу от Эфиопии. В 1914 г. вспыхнула первая мировая война; в рядах английской армии были созданы три еврейских легиона, два из которые приняли участие в боях за переход Страны Израиля (Палестины) в руки англичан.
Назад
24.2  Влияние Англии и других великих держав на положение еврейской общины в Иерусалиме в XIX столетии

Вступление войск Наполеона в Страну Израиля в 1799 г. ознаменовало начало заинтересованности европейских держав в происходящем на Святой Земле. Турецкая империя к этому времени резко ослабла, её влияние на международной арене уменьшилось. Все ведущие державы Европы чувствовали приближение распада этой империи и стремились дополнительно улучшить свои позиции при дележе её территорий.

В 1840 г. закончился десятилетний период власти правителей Египта над Страной Израиля. Великие державы заставили Египет отступить из Палестины, однако политики этих стран совсем не были уверены в целесообразности возвращения Турции
утраченных ею земель и искали более удачное решение для территорий Сирии и Страны Израиля. Среди других решений рассматривался вариант сосредоточения евреев в Стране Израиля и образования государства, зависимого от великих держав, или даже независимого государства.

Еврейский народ и его общественные деятели тогда ещё не созрели для подобного решения еврейского вопроса; в те годы евреи боролись за равные права в странах рассеяния и не вмешивались в поиски решения судьбы Страны Израиля.

В конце концов великие державы пришли к соглашению с Оттоманской империей о возвращении ей территорий на определённых условиях. Турция обязалась провести широкие административные и экономические реформы на Святой Земле, которые должны были улучшить экономическое положение жителей, дать законный статус иностранным гражданам, желавшим проживать в Палестине, и позволить иностранным государствам открывать консульства и дипломатические представительства в городах Страны Израиля, и прежде всего в Иерусалиме.  
Как результат этих соглашений в стране был введен особый режим, получивший название "капитуляции", т. е. вступила в действие система правил и норм, обеспечивавшая гражданам иностранных государств особые привилегии: неподсудность местным судам, экстерриториальность, торговые льготы и пр. Эти привилегии касались и большей части еврейской общины Иерусалима, положение которой значительно улучшилось, т. к. каждый еврей был или мог стать подданным привилегированных стран.

В Иерусалиме открылись, одно за другим, шесть консульств иностранных государств, каждое из которых имело значительное влияние на турецкие власти, и это влияние часто использовалось ради отдельных евреев и еврейской общины в целом.

Англия была первой великой державой, которая учредила в Иерусалиме отдельное консульство для представления в городе государственных интересов. Сразу же по приезде первого английского консула в Иерусалим он стал защищать интересы еврейского населения города, а с 1839 г. предоставление помощи и защиты евреям Святой Земли по всем вопросам стало входить в формальные обязанности заместителя консула.

Лорд Пальмерстон (1784-1865), министр иностранных дел Англии, дал указание оказывать поддержку и защиту всем евреям, обращающимся за помощью, а не только тем из них, которые являлись гражданами Великобритании. Такое отношение англичан к еврейской общине Иерусалима не было бескорыстным и полностью соответствовало интересам Британской империи.

Россия опиралась в Святой Земле на коренное ортодоксальное христианское (православное) население, Франция - на католическое население, а протестанты не имели тогда опоры в гражданском населении, и англичане надеялись расширить своё влияние на Святой Земле, оказывая поддержку и покровительство еврейским общинам.
 Назад
24.3  Декларация Бальфура и её значение

Опубликование декларации Бальфура представляло собой крупный политический успех сионизма, достижение первой из основных целей сионизма - официального признания одной из ведущих мировых держав права рассеянного еврейского народа на древнюю землю предков.

Эта декларация на самом деле представляла собой письмо, которое было сформулировано и послано министром иностранных дел Британской империи Артуром Джеймсом Бальфуром (1848 - 1930) лорду Уолтеру Ротшильду (1868 - 1937).
В этом письме, помеченном 2 ноября 1917 года, Бальфур декларировал признание его правительством прав еврейского народа на самостоятельное государство и выражал готовность его страны содействовать созданию национального дома для евреев на территории Палестины.

Так, впервые в истории после разрушения римлянами столицы древнего еврейского государства, одна из могущественнейших европейских держав признала официально право еврейского народа на собственную территорию и на национальную автономию. Через несколько месяцев  были опубликованы официальные заявления союзниц Англии в войне, правительств Франции, Италии и Соединённых Штатов, выражавшие согласие с декларацией Бальфура.

Появление этой декларации являлось результатом длительной и сложной деятельности сионистской организации, и особенно Хаима Вейцмана, который, изобретя новый метод получения ацетилена сумел решить важную проблему военной промышленности Великобритании во время войны.

При составлении документа англичане не забывали о своих интересах и принимали во внимание среди прочих факторов ещё и следующие:
- они предполагали на каком-то этапе, что публикация этой
   декларации побудит американских евреев содействовать
   вступлению Америки в войну;
- они подозревали, что Германия готовится опубликовать нечто
  подобное, достигнет таким образом поддержки мирового
  еврейства, а это повлияет на ход войны;
- в конкуренции Британии с Францией относительно
  намечавшегося раздела владений Турецкой империи эта
  декларация усиливала шансы Англии на владение Палестиной;
- была надежда отвлечь еврейскую молодёжь от участия в
  революционных событиях, происходивших в России в те годы.

Эта декларация была признана на международной конференции в Сан-Ремо в 1920 г., и через два года Англия получила мандат от международного сообщества на правление в Святой Земле и реализацию этой декларации. Опубликование декларации Бальфура и деятельность сионистов после её провозглашения на мирной конференции вывели сионистское движение на мировую международную арену и свидетельствовали о его месте в современном историческом процессе.

Международное признание прав еврейского народа на заселение древней родины и национальную автономию было историческим успехом сионистского движения и приближало возрождение еврейского государства.

Впечатление этот документ произвёл огромное - и в еврейском мире, и на международной арене, однако от декларации о признании права до его реализации на практике путь был нелёгким. В самой декларации не упомянуты какие-либо географические границы, и сказано не "Страна Израиля (Палестина) как национальный дом еврейского народа", а только "национальный дом еврейского народа в Стране Израиля".

Вскоре после перехода Иерусалима в руки англичан, в декабре 1917 г., в город приехала представительная комиссия Всемирной Сионистской Организации и учредила местное представительство, видевшее своей целью воплощение в жизнь декларации Бальфура.
 Назад
24.4  Динамика изменений в отношении английских властей к еврейскому населению
Страны Израиля в период английского мандата (1917 - 1948 годы)

Годы английского мандата начались относительно благоприятно для еврейского народа, с провозглашения Декларации Бальфура, с прибытия в Иерусалим сионистской делегации под руководством Хаима Вейцмана, с назначения Герберта Самуэля, английского еврея, верховным губернатором, первым гражданским представителем английских властей в Палестине.

Илл. 24.4.1  Три исторических личности - английские лорды в Иерусалиме (в центре Бальфур, справа от него Самуэль, и Алленби)

Однако уже в ходе первой мировой войны англичане запутались в противоречивых обещаниях, которые были даны евреям и арабам. Очень скоро отношение английских властей к еврейскому населению Страны Израиля, подавляющая часть которого была сосредоточена в Иерусалиме, стало ухудшаться: всё чаще английские власти принимали сторону арабов в их конфликтах с евреями.

Первые несколько лет (до 1920 года) Святой Землёй правили военные власти, которые относились недоброжелательно к идее "национального дома еврейского народа в Стране Израиля" и только после прямых указаний из Лондона соглашались разрешить действия сионистского руководства, направленные на реализацию этой идеи.

Назначение Герберта Самуэля верховным губернатором явилось ярким выражением поддержки мечты евреев, однако именно его еврейское происхождение заставляло Самуэля особенно чутко прислушиваться к требованиям вождей арабского населения. Уже в первый год его пребывания на посту (1920 - 1925 годы) иммиграция евреев была ограничена до 16.5 тыс. человек в год, а после погромов 1921 г. в Яффо, Петах Тикве и других населённых пунктах Самуэль объявил о временном прекращении иммиграции (алии).  
В 1922 г. была опубликована первая из серии так называемых "Белых книг", где было опубликовано решение об образовании арабского государства на территории к востоку от Иордана, составлявшей 77% (90 тыс. кв. км.) от всей подмандатной территории (117 тыс. кв. км).

Илл. 24.4.2 Карта с указанием границ подмандатной территории и арабского государства к востоку от Иордана

Там же сообщалось об ограничениях на иммиграцию евреев в Палестину, поскольку количество новых поселенцев-евреев не должно превышать способности подмандатной территории их принять и абсорбировать, говорилось, что Великобритания не намерена превратить Святую Землю в страну евреев, подобно тому, как Англия - страна англичан.

В 1930 г. была опубликована очередная "Белая книга", отражавшая желание англичан прекратить поток новых иммигрантов-евреев в Палестину и намерение создать законодательный совет, большую часть членов которого будут составлять арабы. Только активный протест руководства Сионистского движения на Св. Земле и в столицах европейских стран, прежде всего в Лондоне, привели к отмене этой книги и заложенных в ней идей и указаний.

В 1939 г. была опубликована "Белая книга", ограничившая продажу земель евреям, а в феврале 1940 г. были перечислены районы, где продажа земли евреям запрещалась. Было заявлено также максимальное количество евреев, которое может поселиться в Святой Земле в течение пяти лет - 75 тыс., а по истечении этих лет евреи смогут селиться здесь только с согласия арабов. При таких условиях большинство евреев, желавших поселиться в Палестине, могло сделать это только нелегально.
Назад
24.5  Права евреев у Стены Плача в период английского мандата

С установлением власти англичан была провозглашена свобода всех религий и право всех верующих молиться у их святых мест; в то же время соблюдалось положение сформулированное в международных соглашениях после Крымской войны (1853 - 1856), - положение, которое называлось "статус кво".

Стена Плача стала важным элементом всех или почти всех столкновений между евреями и арабами. Уже военный комендант Иерусалима, назначенный сразу после завоевания города английскими войсками, полковник Стурс, возобновил запрет, существовавший при турках, - запрет приносить стулья и скамейки к Стене Плача.

Несмотря на это, евреи, преимущественно старики, продолжали пользоваться стульями и скамейками, особенно в Йом Кипур (Судный день), день поста, когда трудно было долго стоять и не присесть.

Длина площадки для молящихся евреев около Стены Плача равнялась 28 м, она была очень узкой (имела ширину всего 3,6 м.), и общая площадь её не превышала 100 кв.м - площади средней квартиры. Она вмещала очень ограниченное число молящихся, всего несколько сот человек. Арабские дети, проживавшие поблизости, развлекались бросанием камней, грязи и мусора на это святое для евреев место и на молящихся. Арабские полицейские, находившиеся на площадке, не проявляли усердия в прекращении этого святотатства, но стремились к выполнению всех запретов.

Илл. 24.5.1: Вид площадки у Стены плача, существовавшей до Шестидневной войны

Однажды (23.9.1928) перед наступлением Судного дня, при стечении большого количества молящихся, один из евреев хотел установить перегородку, чтобы разделить молящихся мужчин и женщин. Мусульмане стали обвинять евреев, что они стремятся превратить в синагогу их святое место, на котором Мухамед привязал свою крылатую кобылицу Аль Бурак, когда прибыл именно в Иерусалим, чтобы посетить небеса. Это событие описано в Коране, и там сообщается, что когда Мухамед вернулся в свою постель после этого далёкого путешествия, она даже не успела остыть.
Многие исследователи считают, что всё это произошло во сне. Элияху Вагер, один из блестящих знатоков Иерусалима и его истории, отмечает в своём путеводителе, что ещё в XIX веке мусульмане указывали место, где крылатая кобылица ожидала возвращения Мухамеда, в другом пункте, и только с ростом враждебности к евреям это легендарное место "перенесли" к Стене Плача, и только с тех пор узкая площадка, где молились евреи, стала носить название этого легендарного животного.

Илл. 24.5.2: Керамическая панель у Стены плача, на которой начертано название площадки, существовавшее здесь до Шестидневной войны

Полицейские силой убрали перегородку. Это происшествие вызвало бурные протесты евреев в Палестине и евреев, проживавших в других странах, и даже обсуждалось английскими властями и международными организациями.

В конце 1928 г. англичане опубликовали очередную "Белую книгу", в которой снова подтвердили требование соблюдать "статус кво" у Стены Плача, т. е. обязательность всех турецких запретов для евреев.

Происшествия у Стены плача и возбуждение толп мусульман привели к погромам евреев в Хевроне, Цфате и Иерусалиме в августе 1929 года. Были убиты 133 еврея и более 300 ранены. Английский парламент прислал специальную комиссию для расследования положения у Стены плача. После опроса множества свидетелей и изучения документов эта комиссия рекомендовала созвать международный комитет, чтобы он принял решение о правах враждебных сторон у Стены Плача.

Международный комитет опросил 21 свидетеля-еврея, 30 свидетелей-мусульман и одного англичанина, и хотел найти компромис, однако мусульмане отвергли какую-либо возможность пойти на уступки и настояли на сохранении прежнего положения, называемого "статус кво"
 Назад
  Глава XXV
Массовое возвращение евреев и развитие Иерусалима
25.1  Иерусалим до середины XIX века

На протяжении более чем 700 лет, прошедших со времени изгнания крестоносцев, в эпоху правления мусульманских властителей (были ли это египетские мамелюки или турецкие султаны), Иерусалим оставался маленьким, захолустным городишком, лишённым политического и административного значения и не игравшим какой-либо экономической или культурной роли в жизни тех стран.

Единственным важным для мамелюкских и турецких властей фактором была связь этого города с религиозными традициями ислама. Эти традиции прошли непростой путь развития, и их значение особенно возрастало в годы политических обострений, например в годы борьбы мусульман с крестоносцами. В ответ на стремление христиан снова захватить Иерусалим, властители Св. Земли старались показать, что Иерусалим - это мусульманский город, связанный с самим основателем ислама, пророком Мухам-медом.

Илл. 25.1.1: Страница из книги христианского паломника с изображением Иерусалима в 1561 г.

До середины XIX столетия всё население Иерусалима - евреи, христиане и мусульмане - жило только внутри городских стен. Когда Марк Твен*, который посетил Иерусалим в 1867 г., хотел зримо показать насколько этот город невелик, он отметил, что "человек со сноровкой может обойти пешком весь город вокруг его стен всего за час". И он не преувеличил: протяжённость стен города составляет всего 4,18 км, и действительно почти каждый человек может пройти такое расстояние за час.

* Первым крупным произведением Марка Твена было описание его кругосветного путешествия вместе с первой в мире групповой экскурсией, организованной на специальном корабле. Он примкнул к этому путешествию как корреспондент газеты в Сан-Франциско и посылал статьи о своих впечатлениях с разных этапов путешествия. Позднее эти статьи послужили базой для целой книги, перевод которой включён в первый том полного собрания его сочинений на русском языке (изд. 1959 г.).

Описание Иерусалима и Святой Земли в этой книге является великолепным свидетельством положения в городе в середине XIX века. Жизнь в городе была нелёгкой. Санитарные условия в Иерусалиме были очень тяжёлыми: улицы не убирались, мусорные ямы всегда были переполнены и распространяли дурные запахи. Между домами были лужи и бассейны с заболоченной водой, часто служившие источником болезней и эпидемий. Канализации воды не существовало. Только в 1865 - 1870 годы были проведены первые сточные каналы в Еврейском квартале.

В городе постоянно чувствовалась нехватка питьевой воды. Подавляющее число жителей города жило в бедности, в старых домах, нуждавшихся в срочном капитальном ремонте. Строительства новых жилых домов практически не велось, и скученность населения, отсутствие минимальных санитарных условий вели к болезням; время от времени вспыхивали эпидемии, которые уничтожали значительную часть населения.

Исследователи считают, что еврейское население Иерусалима в начале XIX столетия не превышало двух тысяч человек, а в конце того же столетия внутри стен старого города проживало уже около 30 тыс. евреев. Резкий рост еврейского населения Иерусалима на протяжения XIX столетия довёл скученность еврейского населения в стенах города до положения, когда необходимость поиска какого-то решения для расселения прибывавших евреев остро чувствовалась всеми.
Назад
25.2  Начало роста Иерусалима вне городских стен

До середины XIX века Иерусалим, обнесённый крепостной стеной, одиноко стоял среди голых гор Иудейской пустыни. К городу вело несколько немощёных дорог, главная из которых, путь в Яффо, связывала город с прибрежной полосой. Опасно было селиться за стенами города - нападения жителей соседних сёл и бедуинов продолжали оставаться реальностью. И только усиление местных властей во время кратковременного правления Египта, особенно после Крымской войны, привели к безопасности передвижения по дорогам Святой Земли.

 Первые дома, построенные за стенами древнего Иерусалима, были возведены в начале 50-х годов XIX столетия. Английский консул первым построил за стенами города загородную дачу в районе Талбия, а позднее, в 1855 г., построил дом в районе Керем Аврахам (виноградник Аврахама). Этот двухэтажный дом можно видеть и сегодня на ул. Овадия, 24, ныне в нём размещается иешива.

Участок невдалеке от района Керем Аврахам, в трёх километрах к северо-западу от Яффских ворот, был приобретен в 1855 году для сиротского дома, возведённого позднее протестантским мессионером Шнелером. В 1853 г. протестантский епископ Гобат построил миссионерскую школу для арабских детей, преимущественно сирот, на горе Цион, вблизи юго-западного угла городской стены.

Монументальный комплекс сооружений возвели православные России на территории, называемой сегодня "Миграш ха-русим" ("Русский участок"). Первые шаги в развитии Иерусалима за стенами древней части города были сделаны христианами, а не евреями. Однако, за исключением комплекса на "Миграш ха-русим", это были одиночные пригородные сооружения, разбросанные в разных местах и предназначенные для специальных целей.

Самый первый жилой район за городскими стенами (Мишкенот Шаананим) возник в 1860 г. Инициатором строительства этого района был еврей-благотворитель Моше Монтефиоре (зять представителя английской ветви семейства Ротшильдов и общественный деятель). Деньги на возведение сооружений были получены из наследства американского еврея Иехуды Туро, посвятившего их улучшению условий жизни евреев Иерусалима.

Илл. 25.2.1: Мишкенот Шаананим

Много трудностей пришлось преодолеть Монтефиоре, чтобы приобрести значительный участок земли для этого строительства, так как покупать землю тогда имели право только подданные турецкого султана. Он принял решение о постройке первого многоквартирного дома за городскими стенами, называемого "Мишкенот Шаананим". Архитектором этого комплекса был англичанин и металлические элементы для него были привезены из Англии.

Монтефиоре построил для жильцов мельницу и долго ещё заботился о них. Этот дом принято считать первым жилым районом, возникшим за стенами Старого города. Евреи боялись селиться в этом доме: тогда многие полагали, что те, кто будет там жить подвергнутся смертельной опасности. Первые жители этого загородного района долго ещё боялись оставаться на ночь в своих новых и просторных (по тем временам) квартирах, и Монтефиоре даже платил им компенсацию за ту опасность, которой они, якобы, подвергались, живя там.
Назад
25.3  Роль ортодоксального еврейства в развитии Иерусалима

 Первый многоквартирный дом, построенный в 1860 г. вне городских стен, показал преимущества проживания в нормальных санитарных условиях, а укрепление местной власти в те же годы привело и к безопасности проживания в этом районе. Эпидемия холеры, которая скосила в 1866 г. значительную часть населения, проживавшего в рамках Старого города, и не тронувшая тех, кто жил вне стен, очень зримо показала всем преимущества нового района.

Темпы роста арендной платы за помещения в Еврейском квартале, возросшей за короткий срок в два-три раза, также содействовали распространению идеи строительства вокруг городских стен.

Во втором жилом районе вне городских стен - Махане Исраэль - строительство началось, по-видимому, в 1868 г. Он был возведён группой мароканских евреев. В третьем жилом районе, Нахлат Шивъа, первый дом был возведён и заселён в августе 1869 г. Четвёртый район, построенный в 1873 г. для бедняков, получил название "Бейт Давид". Первые дома пятого района, называемого "Меа Шеарим", возникли в 1874 г.

Илл. 25.3.1: Карта с обозначением расположения первых пяти районов относительно северно-западной части стены Старого города

Проживание в новых районах поначалу требовало значительной отваги, т. к. ворота Старого города до середины 1880-х годов запирались с заходом солнца, и нападения разбойников на путников продолжали оставаться реальностью.

Питьевую воду доставляли в новые районы из Старого города, а дождевая вода, собранная в водоёмах у новых домов, служила для умывания и стирки. В первые годы существования этих районов жители их отправлялись днём в Еврейский квартал на работу, для совершения сделок и иных видов деятельности.

То обстоятельство, что у евреев Иерусалима не было достаточных средств для строительства, вынудило их приобретать земли более дешёвые, более удалённые от городских стен и святых мест, выработать новые методы коллективного строительства. Они стали строить сообща, одно сооружение за другим.

Члены сообщества, решившее построить новый район, вносили ежемесячные или ежегодные посильные взносы, на эти деньги покупалась земля и велось строительство, причём каждый построенный дом сразу заселялся одним из членов сообщества - тем, кто выигрывал это право при розыгрыше. Строительство новых районов, ведшееся всё возрастающими темпами, за несколько десятков лет полностью изменило карту Иерусалима.
Илл. 25.3.2: Слепая карта Старого города и расползающихся от него новых районов и отдельных строений в 1878 г.

Работы по возведению новых кварталов Иерусалима за стенами Старого города были начаты традиционным ортодоксальным населением города в 1860 г., в том самом году когда родился Теодор (Биньямин Зеев) Герцль, основатель движения политического сионизма. Первые строители новых жилых районов не были сионистами, а некоторые из них стали позднее даже антисионистами.

Их деятельность была вызвана чисто практическими причинами: тяжёлыми условиями жизни в городе и экономическими проблемами повседневной жизни (низким уровнем санитарных условий внутри городских стен, степенью скученности еврейского населения там, а также дороговизной съёма комнат в древней части города). Можно сказать, что евреи не сами вышли за стены города, а были вытолкнуты оттуда обстоятельствами.

К началу 80-х годов XIX столетия, когда в Страну Израиля прибыла так называемая первая алия, т. е. первая волна еврейских поселенцев, стремившихся изменить положение народа активной деятельностью, евреи составляли уже большую часть жителей Иерусалима, а за стенами древней части города уже возникла цепь новых районов.

Именно быстрый рост традиционного еврейского населения в Иерусалиме был решающим фактором начала строительства за городскими стенами и в увеличения темпов этого строительства. Однако все эти практические успехи ортодоксального еврейства не были закреплены в национальном и политическом плане, а руководство еврейских общин Иерусалима не хотело и не могло превратить резкие изменения в соотношении еврейского и арабского населения города в изменения правового, общественного и экономического статуса евреев в Иерусалиме.

К началу роста Иерусалима вне стен Старого города сионизм, ни теоретический, ни практический, не имел никакого отношения, т. к. сионизм как политическое движение возник только через сорок лет после начала строительства евреями вне стен, однако последующее влияние сионизма изменило темпы роста населения, задачи и методы его деятельности, и конечно же и политические результаты.
Назад
25.4  Строительство новых еврейских районов до первой мировой войны

Начиная с 70-х годов XIX столетия евреи стали приобретать земли в окрестностях Иерусалима и строить жилые комплексы за городскими стенами. До 1914 г. возникло уже около семидесяти жилых массивов, преимущественно к северу и к западу от стен Старого города, вдоль путей, которые позднее стали улицами Яффо и Меа Шеарим.

Илл. 25.4.1: Слепая карта Старого города и расползающихся от него новых районов и отдельных строений в 1895 г.

Общность религиозно-национальной идеологии и общественно-экономического положения еврейских поселенцев, взаимная поддержка и привычка жить общиной привели к выработке особого типа новых районов, однородности проектов и способов строительства. Многие поселенцы, прибывшие из стран Восточной Европы, ввели в жилое строительство различные элементы, принятые в местах их исхода. Новые районы отличались по размерам; были такие, которые состояли всего из одного дома, но были и большие кварталы.

Районом, состоявшим всего из одного дома, был, к примеру Бейт Давид (19), стоящий ныне на маленькой улочке Ха-рав Кук, между ул. Яффо и ул. Невиим. Здесь было 24 квартиры и синагога. Примером большого района может служить Меа Шеарим (1), где в начале XX столетия насчитывалось около 360 квартир, несколько синагог и иешив.

Районы северного центра группировались вокруг улиц Малкей Исраэль, Йешаяху и Йехезкиэль и включали, среди прочих, Меа Шеарим (1), Батей Унгарин (2), Шхунат Бухарим (3), Нахлат Цви (4), Батей Варша (5), Шеарей Моше (6), Батей Оренштейн (7) и Зихрон Моше (8).


Северно-западная группа районов концентрировалась вокруг улиц Яффо, Агрипас и Бецалель. Первыми среди них были Нахлат Шивъа (9), возведённая в 1869 г., Эвен Исраэль (10), возведённая в 1875 г., Охель Шломо (11), возведённая в 1891 г.. Несколь- ко позднее были построены также Мизкерет Моше (12), Охель Моше (13), Батей Бройде (14), Мишкенот Исраэль и Суккат Шалом (15), Кнесет Исраэль (16), Бейт Иаков (17), Шеарей Йерушалаим (18). Здесь сосредоточилось наибольшее количество новых районов, построенных евреями, которые располагались вокруг ул. Яффо.

На западе возникли районы Шеарей Хесед и Нахлат Цедек (20), на юге Махане Исраэль (21), называвшийся также Шхунат ха-Муграбим, Ямин Моше (22) и Мишкенот Шаананим (23). Эти новые районы полумесяцем окружили Старый город с севера, запада и юга. Постепенно новые районы срастались в единую полосу еврейских поселений, положивших начало новой части города, который стал непрерывно расти.

Илл. 25.4.2: Карта новых районов вокруг Старого города (номера указаны в тексте в скобках за названием района) Перед началом первой мировой войны застроенная евреями новая часть города прос- тиралась на северо-запад от Старого города, вдоль ул. Яффо до района Шеарей Йерушалаим (18) и на север, в направлении дороги на Шхем (Дерех Шхем) и районов Батей Оренштейн (7) и Зихрон Моше (8). Между двумя этими направлениями и поблизости от них сконцентрировалось всё строительство новых жилых районов евреев.
Назад
25.5  Начало планирования застройки Иерусалима

Почти на протяжении всей истории Иерусалима строительство в городе велось без какой-либо планировки. Всевозможные завоеватели на протяжении столетий не заботились о его планомерном развитии; город продолжал существовать в своих древних границах и не распространялся на новые территории.

Постоянное население города на протяжении семнадцати столетий обычно не превышало 20 тыс. жителей. В последние столетия турецкого владычества Иерусалим обрёл облик "типового" ближневосточного города, расположенного в горах на границе с пустыней.

Не было вокруг Иерусалима широкого экономического и сельскохозяйственного пояса окружающих его поселений. Застройка города была хаотической; снабжение города водой базировалось на скудных местных ресурсах; дороги, связывавшие город с окрестностями и с Яффским портом, были в большинстве узкими и извилистыми.

Только с завоеванием Иерусалима Англией 9 декабря 1917 г., после 730 лет правления мусульман, из них 400 лет турецкого правления, город снова стал столицей Святой Земли. Началось продуманное планирование города, застройка стала вестись по современным европейским нормам.

Всё городское строительство, и особенно возведение новых жилых районов, велось по единому плану развития Иерусалима, принятому английской администрацией уже в 1919 г. и корректировавшемуся в 1922, 1930 и 1944 годах. План развития Иерусалима 1930 года относился, прежде всего, к Старому городу и к территориям, непосредственно примыкавшим к нему. Последний вариант единого плана развития Иерусалима, принятый английской администрацией в 1944 г., был описан на картах с детальными пояснениями, рекомендациями и введением отдельных стандартов.  
Илл. 25.5.1: План 1919 г., который установил принципиальную стратегию развития города
1. Территория Старого города, в котором строительство
    замораживалось на 25 лет
2. Территория, на которой строительство запрещено
3. Районы ограниченного строительства
4. Районы интенсивного строительства

Планы английских градостроителей предлагали концептуальный, общий подход к развитию Иерусалима и не затрагивали конкретных деталей этих общих решений.

Главной идеей планов было строительство в отдалении от исторического центра города районов со значительными участками зелёных насаждений, которые называли "садовыми районами". Строительство стало производиться по введённым конкретным правилам, и для начала производства работ стали требоваться планировка и разрешение.

Именно в те дни было установлено требование, что все дома в Иерусалиме будут "одеты камнем", т. е. будут каменными или, по крайней мере, облицованными камнем.

Строительство в те дни стало расти вверх. Многие еврейские районы города стали возводиться как парково-садовые районы. Частные участки стали более обширными, дома строились для каждой отдельной семьи, а архитектура зданий и планировка участков зависела от состоятельности владельцев участков.

Велико значение планов английских градостроителей в развитии Иерусалима, и, по мнению некоторых исследователей (например Элиша Эфрат), заложенные в них идеи продолжают вдохновлять строителей города и сегодня.
Назад
25.6  Рост Иерусалима в период английского мандата (декабрь 1917 г. - май 1948 г.)

На протяжении столетий владычества мусульман в Иерусалиме город оставался далёкой провинцией, почти лишённой какого-либо политического значения.

Только при крестоносцах он был столицей, и лишь почти через 700 лет после их изгнания англичане создали на Св. Земле подмандатное государство со столицей в Иерусалиме и правительством, управлявшим из него.

Древняя часть Иерусалима, называемая "Старым городом", представляла собой исключительно нищенские сооружения и грозившие рухнуть рынки.

Районы вне городских стен стояли разбросанно, в отрыве один от другого; все они характеризовались большой плотностью заселения, не имея при этом значительной общественной территории. В городе отсутствовали упорядоченная система дорог, водопровод и электричество, давно уже привычные жителям многих других городах мира.

Его нельзя было сравнить с такими городами Ближнего Востока как Константинополь (Истамбул), Каир, Дамасск или Багдад. В Иерусалиме не было ни одного телефона и ни одного частного автомобиля.

Смена власти в городе, при которой представители передовой европейской державы вступили на посты вместо посланцев одряхлевшей и отсталой Турецкой империи, оказала исключительно благотворное влияние на развитие Иерусалима. Впервые после власти византийцев строительство стало вестись по единому плану. Англичане полностью преобразовали городской муниципалитет, включив в него отделы инженера города, водоснабжения и санитарной очистки.

В конце 1917 г. в Иерусалиме проживало 53 тыс. жителей; из них около 31 тыс. были евреи, около 12 тыс. христиане, и около 10 тыс. - мусульмане. При этом необходимо учесть, что в годы войны около 20 тыс. жителей города скончались от болезней и голода.
За тридцать лет власти англичан число жителей в городе выросло более чем в три раза и достигло в 1948 году 165 тыс. человек.

Для жителей города были построены современные жилые районы, возведение которых велось по единому плану развития. Уже в 1921 г. на окраинах города (в районах Талпиот, Макор Хаим и Бейт ха-Керем) было начато строительство, которое с 1924 г. приняло широкий размах, охватило обширные территории и носило частный, коллективный и общественный характер.   
Илл. 25.6.1: Карта районов, построенных в годы правления англичан

На западе города ещё в начале двадцатых годов возникли районы Бейт ха-Керем, Бейт в-Ган, Кирьят Моше и Эц Хаим; на юге выросли районы Талпиот и Барух Хаим; на севере - районы Санхедрия и Маханаим; а в центре города - новый район Рехавия. Одновременно развивались и арабские новые районы: Талбия, Катамон и Бака на юге города, Шейх Джерах на севере города.

Две центральные улицы города ул. Мелех Джорж V (король Георг V) и ул. Бен Йехуда были спланированы и проложены в те дни и об этом свидетельствует мемориальная доска, установленная на доме №2 по ул. Мелех Джорж: торжественное открытие этой улицы состоялось 2 декабря 1924 г.

На этом участке были построены сооружения ещё при турецкой власти, однако после того, как "сад Антимуса" был приобретён компанией "Хакшрат ха-ешув" всемирной сионистской организации, масштабы и темпы строительства изменились. Сформировался наиболее оживлённый участок города, так называемый "мэшулаш" (треугольник), заключённый между улицами Мелех Джорж V (король Георг V), Бен Йехуда и Яффо.

Илл. 25.6.2: Торговый центр Иерусалима в виде треугольника (мэшулаш), заключённый между улицами Мелех Джорж V, Бен Йехуда и Яффо с высоты птичьего полёта

Только власть англичан в городе и обретение им статуса столицы обусловили приход в город современных достижений техники. Водная система, которую провели в те дни, обеспечила поступление свежей питьевой воды в любой район города и позволила значительно расширить строительство в местах, где ранее оно не велось из-за проблем с водоснабжением. Появление в Иерусалиме первых автомобилей, частных и общественных, потребова- ло расширение дорожной сети. С 1926 г. улицы стали асфальтировать, и наладилась регулярная связь отдалённых районов города с центром. Карта города тех дней свидетельствует, что к 1929 г. многие новые районы были уже в значительной степени застроены.

Илл. 25.6.3: Карта центра Иерусалима в 1929г. (стр. 265)

Назад