Древние ступени, приводившие к Храму
About-Holy Land.com
Jerusalem and jews (1)

Из книги Владимира Цывкина:
"Иерусалим и евреи"
часть 1


На этой странице Вы сможете познакомиться с первыми главами книги:
"Иерусалим и евреи в древности и ныне - 300 лет"


Главная Святая Земля Иисус на Святой Земле Где происходил суд над Иисусом Иерусалимский Храм

Глава 1
Иерусалим до завоевания его евреями

1.1  История города до поселения в нём евреев
1.2  Святые города евреев до возвышения Иерусалима
1.3  Название города в еврейской традиции
Глава 2
Топография Иерусалима

2.1   Географическое положение Иерусалима
2.2   Источник ключевой воды и его роль в возникновении города
2.3   Место Храмовой горы в топографии Иерусалима
2.4   Вершина Храмовой горы - "Основание мира"
Глава 3 
Иерусалим во дни царя Давида

3.1   Завоевание Иерусалима воинами царя Давида
3.2   Превращение Иерусалима в национальную столицу
3.3   Покупка Храмовой горы и подготовка к строительству Храма
3.4   Гробницы царя Давида и его потомков
Глава 4 
Первый Храм

4.1   Строительство Первого Храма
4.2   Площади на Храмовой горе
4.3   Здание Первого Храма
4.4   Алтарь
4.5   Жертвоприношения
4.6   История реконструкции Первого Храма

Глава 5        
Духовная жизнь евреев в период Первого Храма

5.1   Источники влияния на духовную жизнь народа
5.2   Развитие и распространение древнееврейского языка
5.3   Основные этапы создания Танаха - эпоха Первого Храма
5.4   Значение Иерусалимского Храма
5.5   Святость Иерусалима в период Первого Храма
5.6   Пророки, пророчества и их роль в духовной жизни евреев
5.7   Долина Гей бен-Хином
5.8   Формирование религии древних евреев
Глава 6        
Иерусалим как столица Иудейского государства. Разрушение Первого Храма

6.1   Крушение северного еврейского царства
6.2   Строительство в Иерусалиме во дни царя Хизкияху
6.3   Неудачная осада Иерусалима Санхерибом
6.4   Падение Иерусалима и разрушение Первого Храма

 Глава 1 Иерусалим до завоевания его евреями

1.1  История города до поселения в нём евреев
 
Иерусалим - это один из древнейших городов мира, который возник около пяти тысяч лет тому назад. О существовании наиболее древнего поселения на территории этого города свидетельствуют найденные здесь археологами черепки керамики, относящиеся к "медному веку" - IV тысячелетию до н. э., однако каких-либо строений тех времён не обнаружено. Следы наиболее древних сооружений, найденных там, относят к началу "бронзового века", т. е. к началу III тысячелетия до н. э. Несмотря на то, что жители не покидали этого места на протяжении почти всего указанного периода, трагические события его истории стёрли на долгие столетия память об истинном местоположении исторического ядра города.

Уже во времена византийцев (IV-VI века н. э.) ошибочно считалось, что гора, называемая и поныне Сионской, и так называемый "Старый город", заключённый поныне в рамку крепостных стен, являются территорией древнейшей части Иерусалима, что именно здесь стояла крепость царя Давида (X в. до н. э.).

Илл. 1.1.1: Старый город и Сионская гора на фоне территории современного Иерусалима в его муниципальных границах после 1967 года

Тогда-то и стали считать остатками крепости Давида сохранившееся основание одной из трёх знаменитых башен, построенных царём Иродом (I в. до н. э.), к северу от его дворца. Эти могучие следы древности, расположенные у Яффских ворот, долгое время называли "башня Давида" (на иврите "мигдал Давид"), пока это название не "перекочевало" на стоящий вблизи минарет, построенный всего 300-350 лет тому назад в годы турецкого владычества на Св. Земле.

Илл. 1.1.2: Общий вид и план средневековой крепости у Яффских ворот, одна из башен которой считалась "башней Давида", и минарета, носящего то же название

Только археологические раскопки, проведённые во второй половине XIX века, позволили выявить истинное местоположение первоначального поселения, из которого вырос Иерусалим. Размеры поселения практически не изменялись на протяжении первых двух тысячелетий его истории до захвата его воинами царя Давида в 1004 г. до н. э. Историческое ядро Иерусалима часто называли и продолжают называть "Город Давида".

Илл. 1.1.3: Стена Старого города, Сионская гора в соответствии с позднейшей еврейской традицией и Город Давида

  Первые из дошедших до нас письменных источников, в которых упоминается название города, датируются XVIII столетием до н. э. Это так называемые "письмена амарот" - древнеегипетские тексты, нанесённые на глиняные фигурки, представлявшие собой заготовки для мистической церемонии проклятия.
Каждая из таких фигурок предназначалась для проклятия конкретной личности, чаще всего какого-либо правителя соседней с Египтом области или города, за непокорность или за враждебные действия против власти фараона. Считалось, что если такую фигурку с начертанным на ней текстом, в котором упоминалось имя проклинаемого и иные его данные, разбить, то проклятие непременно сбудется.

Всего обнаружено шестьдесят таких фигурок. На пятидесяти трёх из них были начертаны тексты, содержащие названия городов прибрежной полосы, через которые проходил главный путь из Египта на север. Только два города, упомянутые таким образом, находились в горах - Иерусалим и Шхем. Вместе с Иерусалимом (Ушамим или Ушлемам) в этих письменах упоминаются Ашкелон и Рехов. В раскопках, проводившихся в шестидесятые годы двадцатого столетия, на восточном склоне Города Давида были обнаружены следы городской стены (толщиной в 2,5 метра) и городских ворот, которые, по мнению специалистов, защищали жителей этого поселения от нападений в те самые времена, когда упомянутые выше тексты проклятий широко применялись.

Илл. 1.1.4: Реконструкция башен городских ворот над сохранившимся участком городской стены XVIII столетия до н.э.
Согласно ТАНАХу, примерно в том же XVIII столетии до н. э., Иерусалим, который тогда назывался "Уршалем", посетил праотец Аврахам. В описании покорения Страны Израиля воинами Йехошуа Бен-Нуна (Иисус Навин - в традиционном переводе этого имени на русский язык) Иерусалим упомянут как один из важных городов (ИбН 11: 3), населённый иевусеями.

Описание судьбы Иерусалима в этот период в ТАНАХе очень туманно, противоречиво и имеется несколько вариантов толкования этого текста. По-видимому, после покорения города воинами Ехошуа Бен-Нуна иевусеи не были изгнаны и продолжали здесь жить. После смерти Йехошуа колено Иуды разрушило и сожгло город; однако ни колено Иехуды, разрушившее город, ни колено Биньямина, на чьей территории он располагался, не поселились в нём, иевусеи вернулись в город и укрепились там.

Если такое толкование текстов ТАНАХа верно, то Иерусалим более двухсот лет оставался инородным поселением (анклавом) в сплошном окружении колен Израиля. Иевусеи, полагая, что евреям никогда не удастся завоевать город, преисполнились излишней самоуверенностью... Город в те времена был невелик и по территории, и по численности населения. Исследователи считают, что в те времена в Иерусалиме проживало не более полутора тысяч человек.
Назад
1.2 Святые города евреев до возвышения Иерусалима

До завоевания Иерусалима Давидом у израильтян было несколько других административных и духовных центров - Хеврон, Бейт-Эль, Шхем, Шило, Гивъон, и старшинство до того, как прочно закрепилось за Иерусалимом, переходило от одного из них к
другому. Корни святости этих городов ведут к праотцам.

Илл. 1.2.1: Карта Страны Израиля с указанием святых городов древности

Город Шхем ("Сихем" в русских переводах ТАНАХа) упоминается уже в Торе (Пяти- книжии) (Б 12:6-7), где говорится, что здесь праотец Аврахам сделал первую остановку и там он построил первый алтарь Всевышнему. И праотец Иаков по возвращении в Св. Землю прежде всего остановился в Шхеме, купил участок и возвёл алтарь (Б 33:18-20). Йехошуа Бин-Нун (Иисус Навин), который привёл колена Израиля в Св. Землю, также возвёл алтарь в Шхеме (ИбН 8:30-35).

Важным религиозным центром евреев был Бейт-Эль, который в русском варианте Ветхого Завета называется Дом Божий (что является буквальным переводом названия этого древнееврейского поселения). Это место выбрал праотец Аврахам для второй остановки в его странствиях по Св. Земле, и здесь он также воздвиг алтарь (Б 12: 8). Здесь же остановился и его внук Иаков по пути в Месопотамию и по возвращении в Св. Землю (Б 28:19; 35:14-15).

Пребывание праотца Аврахама на Св. Земле в особенности ассоциируется с Дубом в Мамре, в окрестностях Хеврона, у которого он поставил свой шатёр. Там явился ему Всевышний, там посетили его ангелы, возвестившие о предстоящем рождении сына, там же он купил участок с пещерой для захоронения жены Сары (Б 13:18; 18:1; 23:9-20).

Эта знаменитая пещера называется Меарат ха-Махпела. В ней похоронены Сара, Аврахам, и их наследники - остальные праотцы. Над ней возвышается монументальное сооружение, возведённое, по всей видимости, царём Иродом. И ныне Меарат ха-Махпела является святыней для евреев, подобно Храмовой горе, гробницам царя Давида и праматери Рахели.

Во времена странствований колен Израиля по пустыне, а также в период Судей не было у них постоянного места для служения Всевышнему. Святилищем им служило передвижное сооружение вроде шатра, называвшееся Скинией. Задняя часть этого шатра называлась "Святая Святых", там находился Ковчег Завета, в котором хранились Скрижали Завета. Перед Скинией устанавливался жертвенник всесожжений и они обносились забором из занавесей.
Илл. 1.2.1: Реконструкция Скинии, алтаря перед ней и площади вокруг них

Эти священные реликвии, символизировавшие присутствие Бога, были переносными и размещались в разных городах какие-то периоды времени. При вступлении евреев в Страну Израиля Скиния была установлена сначала в Гилгале, вблизи Иерихо, а после раздела Страны - в Шило, в Бейт-Эль и в Гивъоне. Сохранились свидетельства о ежегод- ном празднике Господнем в Шило ("Силом" в русском варианте Ветхого Завета) и о паломничествах туда евреев из других поселений Св. Земли
(ИбН 18: 1; С 21:19, 24; I Ш 1:3). Народные собрания иногда происходили и в других городах, например, при Ехошуа - в Шхеме (Сихеме), при Самуиле - в Мицпе, Гибее, Гилгале (С 20: 1).

Ковчег Завета нередко переносили с места на места без Скинии, главным образом во время военных действий. Так было при завоевании Иерихо и в борьбе с филистимлянами, и тем даже удалось как-то захватить его. В результате перенесения Святого Ковчега в Иерусалим и строительства там Храма сильно уменьшилось значение городов, бывших святыми до завоевания Иерусалима.

Строительство Храма именно в этом городе и именно царём Соломоном произошло, согласно ТАНАХу, по велению Бога, сообщённому пророку Натану (II Ш 7: 4-13), и с тех пор стали считать, например, что Гивъон, который был до того признанным мес- том обитания Бога, перестал быть таковым. Так стали считать, что Всевышний выбрал Святую Святых Иерусалимского Храма как наиболее подходящее место для собственного пребывания, если спускался на землю (ИбН 9: 27).

Все другие священные места евреев упоминаются в ТАНАХе значительно реже чем Иерусалим. Бейт-Эль упомянут около 70 раз, Хеврон - около 60 раз, Шхем - менее 50 раз... Прочие города упоминаются ещё реже. Только один город, Шомрон, который в русском переводе Ветхого Завета называется Самария, упоминается чаще: более ста раз. Возможно, эти цифры позволяют судить о важности и значении этих городов для евреев в рассматриваемый период. После постройки в Иерусалиме Храма, и особенно после того, как ассирийский властитель Санхериб, не сумев покорить Иерусалим, внезапно снял осаду и вернулся в свои владения, вера в святость этого города значительно возросла и намного превзошла святость других мест Святой Земли.
Назад
1.3  Название города в еврейской традиции
 Особое отношение евреев к Иерусалиму нашло выражение во множестве имён и названий, которыми они наградили этот город и которые закрепились в памяти народа вследствии упоминания их в ТАНАХе. Каждое из этих имен служило выражением какого-либо особого оттенка святости или значения города для еврейского народа, его истории и религии.

В подавляющем числе случаев (656 раз) в ТАНАХе употребляется название Йерушалем и только шесть раз упоминается имя - "Йерушалаим", ставшее современным названием города на иврите.

Принято считать, что наиболее часто употребляющееся в ТАНАХе название города (Йерушалем) состоит двух частей: "еру" и "шалем", каждая из которых имеет своё собственное значение. Толкование первой части названия некоторые исследователи связывают с праотцем Аврахамом. Когда Аврахам хотел принести в жертву своего сына Ицхака на горе Мориа, он назвал это место "Господь увидит" (Б 22:14). На иврите слово "увидит" произносится "иръе" (которое, как и "еру", является одной из форм ивритского глагола "лиръот" - "увидеть"). Вторая часть названия города - "Шалем" - является, по-видимому, именем ханаанского божества. В мифологии Угарита, одного из крупнейших центров позднейшего этапа бронзового века, встречаются два солнечных божества, одно из них - Шахар - божество восходящего солнца, а другое - Шалем - божество заходящего солнца. Город Шалем упоминается также в письменах Эбла из северной Сирии, которые относят к середине
III тысячелетия до н. э. Однако нет уверенности, что это
упоминание относится именно к Иерусалиму, т. к. в те времена существовало, по-видимому, несколько городов по имени Шалем.

От того же имени Шалем произошли, возможно, и некоторые другие наименования города. Впервые, как уже отмечалось, название города, звучащее как "Уршалем" или "Ушамем", встречается в письменах иероглифов на глиняных фигурках из Египта, датируемых XVIII веком до н. э. (см. §1.1). Четыре столетия спустя в других египетских письменах, обнаруженных в селении Эль Амарна, упоминается наместник города Бейт Шалем или Шелман.
Илл. 1.3.1: Изображение названия города, начертанное знаками клинописи и иероглифами

До завоевания города евреями он упоминается в ТАНАХе под названиями Шалем и Евус, по имени проживавших в городе иевусеев, а также под множеством других имен. По подсчёту археолога и историка Магена Броши, Иерусалим упоминается в ТАНАХе около двух тысяч раз (при этом Броши учитывал все упоминания о городе - не только под разными именами и литературными прозвищами, но также и те, когда вместо названия города стоят местоимения). Так, под названием Цион город упоминается более ста пятидесяти раз, как Город Давида - тридцать четыре раза, под названием Иерусалима на арамейском языке - двадцать шесть раз. Среди других названий города в ТАНАХе упоминаются Город Всевышнего, Ариэль, Город Иехуды, Город Голубя. В Мишне, представляющей собой Устное учение (в отличие от ТАНАХа, считающегося Письменным учением) Иерусалим упоминается также, как "Золотой город".

Некоторые специалисты насчитывают в ТАНАХе около семидесяти разных наименований Иерусалима. Натан Шур, известный знаток страны (среди его книг есть и трёхтомная история этого города), утверждает, что только на иврите имеется около ста двадцати пяти различных названий города, а если добавить к ним имена, данные городу на других языках, то их наберётся не менее полутора сотен.

Многие исследователи отмечают, что упоминание Иерусалима в ТАНАХе распределено неравномерно. Имеются книги, в которых этот город ни разу не упоминается, ни под одним из его названий, как например, в книге "Иов". Особенно впечатляет, что
Иерусалим ни разу не упомянут в Торе.
Назад
 Глава 2  Топография Иерусалима

2.1  Географическое положение Иерусалима
Иерусалим находится в Иудейских горах, которые до сих пор в большей своей части представляют собой пустынную холмистую местность с редкими источниками пресной воды. В древности там проходили дороги только местного значения, т. к. горы здесь часто имеют крутые склоны и подступ к ним затруднителен. Международные же дороги, которые пересекали всю страну, никогда не проходили через древнее ядро Иерусалима.

Илл. 2.1.1: Иудейские горы
Илл. 2.1.2: Иерусалим и горы вокруг него (с картины художника XIX века)

Историческое ядро Иерусалима находится на холме, который был и продолжает оставаться продолжением Храмовой горы к югу и был поначалу отделён от Храмовой горы неглубокой долиной, позднее засыпанной. Участок, находившийся над этой долиной, называли обычно Офель или Мило. Название Мило, по мнению некоторых исследователей, произошло от ивритского глагола, означающего "заполнить" или "наполнить".

Илл. 2.1.3: Историческое ядро Иерусалима и Храмовая гора на музейной модели и на картине Томаса Седона, 1854 г.

Ныне древнейшая часть Иерусалима находится вне стен Старого города, к югу от Храмовой горы (вершина которой лежит на высоте 743 м. над уровнем моря). Эта часть города строилась на склоне горного хребта, спускающегося с севера и сужающегося к югу на протяжении около 650 метров, на высоте, которая в среднем составляет 713 м. над уровнем моря. Этот холм вместе с возвышавшимися на нем сооружениями древнего Иерусалима был скрыт окружающими его, более высокими горами. Однако он обладал крутыми склонами, хорошо защищавшими население города от нападения внешних врагов. Храмовая гора и холм, на котором размещалась древнейшая часть города, представляют ныне единое целое, часто называемое "Восточной горой". К западу от неё находится "Центральная долина", которую Иосиф Флавий называет долиной "Терапион" (что можно перевести как "Долина сыроделов"). В течение тысячелетий строительства и разрушений эта долина почти полностью утратила древнюю глубину и крутизну склонов. Начало эта долина берёт у Шхемских ворот в стене Старого города, она проходит с севера на юг до Навозных  ворот ("Шеар ха-Ашпот" на иврите) и продолжается вдоль древнейшего ядра Иерусалима до его южной границы, где расположен бассейн Шилоах (по-русски его традиционно называют "Силоам").
К западу от центральной долины возвышается гора, которую позднее стали называть гора Сион (на иврите "Хар Цион"). Её вершина находится на высоте 763 м., и она имеет значительно большую площадь для заселения, чем вся Восточная гора. С юга и юго-запада это древнейшее ядро Иерусалима ограждала ещё одна долина, носящая название "Гей Бен-Хином" (или "Гей Хином"). К востоку от Города Давида и Храмовой горы пролегает Кедронская долина, которая отделяет их от Масличной горы. У южной границы города Кедронская долина соединя-ется с Центральной долиной и долиной Гей Бен-Хином и затем уходит на юго-восток, в Иудейскую пустыню.

Илл. 2.1.4: Вид на Кедронскую долину с юга

Центральная долина и Кедронская долина обрамляют границы древнего Иерусалима, и если смотреть на них издалека, с юга, востока или запада, то видно, что они образуют как бы треугольник, вершина которого лежит на юге, в точке, где эти долины сливаются, а основанием его является стена Храмовой горы. Ныне на месте древнейшего ядра Иерусалима находится арабская деревушка Силуан, которая великолепно просматривается с вершин и склонов, окружающих её холмов: с Масличной горы на востоке, с Сионской горы на западе и с прогулочного участка вблизи бывшего дворца английского губернатора (на иврите "таелет Армон ха-Нацив") на юге. История любого города в значительной степени зависит от его географического положения, а его развитие и от топографии города. Одним из самых сложных вопросов истории и топографии древнего Иерусалима являются границы города в разные исторические периоды. Споры на эту тему разгорелись с началом археологических раскопок и до сих пор продолжают волновать специалистов. Особенно страстные разногла- сия возникли в связи с местом пролегания западной стены города во дни Иисуса Хрита (на иврите "Ешу").
Назад
2.2  Источник ключевой воды и его роль в возникновении города
Историки и географы почти едины во мнении относительно того, что географическое положение Иерусалима и природные условия в этом районе никак не могли содействовать его экономическому развитию и политическому возвышению, а также той роли, которая выпала на долю города в национальной истории евреев и в мировой истории.

По своим географическим, топографическим и стратегическим данным Иерусалим ничем не выделялся среди других населённых пунктов земли Израиля. Не было поблизости от него перекрёстка международных путей, не было здесь особо благоприятных условий для развития ремесленного производства, сельского хозяйства или торговли. Древний Иерусалим окружали со всех сторон горы, которые были более высокими, чем та, на которой вырос город. Естественно, напрашивался вопрос: почему? Почему первые жители заселили именно этот холм, а не соседние, более высокие?

По мнению многих специалистов, выбор определялся тем, что у подножия холма находился самый большой в округе источник пресной воды. Этот источник действует до сих пор; он находится в Кедронской долине, у подножья восточного склона горы, на которой располагался древний Иерусалим, к юго-западу от знаменитого надгробия, известного под названием "Яд Авшалом" (т. е. памятник Авшалому).

Илл. 2.2.1: Надгробное сооружение, называемое "Яд Авшалом"

Вода источника поступает не непрерывно, а импульсами и исчезает на более или менее значительное время. Длительность перерывов между импульсами зависит от времени года, количества дождей в зимний период и иных причин. Воды его доныне стремительно текут в дождливый сезон - источник даёт до 1140 куб. м в сутки, а в периоды засухи вода поступает всего дважды в сутки, на протяжении короткого времени, и объём его не превышает 225 куб. м. Именно из-за такой особенности источник получил название "Гихон" (на русском языке означает "Пульсирующий"). По среднегодовому расчёту, Гихон обеспечивал около 50 кубометров воды в час.

Именно количество воды ограничивало рост числа жителей города до тех пор, пока они не научились цементировать цистерны для сбора и хранения дождевой воды, вырубленные в скальной породе горы. Цементирование водоёмов исключало утечку воды, собранной в дождливый зимний период, и позволяло использовать её до наступления следующего периода дождей.
Гихон находился вне городских стен. Город трудно было бы защитить, если бы восточная стена его находилась за источником, т. е. располагалась в долине Кедрон у подножия горы. Эту стену города всегда возводили значительно выше источника. В мирное время жители спокойно выходили за стены, спускались к источнику, мылись, стирали и поили около него скот. Воду в кувшинах и вёдрах носили в жилые дома для бытовых нужд и для поливки садов и огородов.

Когда же воды Гихона провели внутрь города, подходы к нему из Кедронской долины замуровали, и память о нём на долгие века исчезла из сознания жителей этих мест. Вход в пещеру источника открылся во время землятрясения в XV веке, и тогда были вырублены ступени, ведущие к нему из долины.

Илл. 2.2.2: Ступени, спускающиеся к источнику Гихон

Чтобы обеспечить водой Гихона жителей города, ещё в глубокой древности было сделано несколько водных систем. Древнейшая из них была обнаружена в 1867 г. английским археологом Чарльзом Уорреном и потому носит его имя. До того, как было сделано это открытие, а вместе с тем и выявлено древнее название источника, он назывался в честь Девы Марии, которая будто бы стирала здесь пелёнки Иисуса Христа.

Илл. 2.2.3: Разрез восточного склона горы, на которой стоял Город Давида, и расположение источника Гихон, древних стен и древнейшей водной системы
1. Пещера, в которой бьет источник
2. Ступени в пещеру
3. Вертикальный канал
4. Вырубленный туннель, подводящий воды Гихона к началу верт. канала
5. Вырубленный туннель, по которому жители города подходили к верт. каналу
6. Ступени, ведущие из вырубленного туннеля к выходу в город
7. Выход водной системы внутри городских стен
8. Расположение городской стены во дни, когда пользовались этой водной системой
9. Расположение городской стены после сооружения новой водной системы
10. Следы неудачной попытки древних строителей проложить туннель
Назад
2.3  Место Храмовой горы в топографии Иерусалима
Гора, на которой тысячу лет простоял знаменитый Храм евреев, находится в юго- восточном углу Старого города. Часть восточной и южной стен Старого города являются одновременно и стенами грандиозного комплекса, воздвигнутого царём Иродом в конце
I века до н. э. на холме, который на протяжении трёх тысячелетий оставался самым святым местом для евреев.

Илл. 2.3.1: Храмовая гора на фоне Старого города сегодня

В X столетии до н. э., во времена Давида и Шломо (Соломона) эта гора возвышалась над всем городом, лежавшим ниже её, к югу. Площадь вершины Храмовой горы была существенно увеличена во дни правления Ирода и нисколько не изменились за
прошедшие с тех пор два тысячелетия. Территория Храмовой площади составляет 144 дунама (14,4 гектара или 144000 кв. м), занимая шестую часть всей площади Старого города.
Илл. 2.3.2: Границы Иерусалима во дни правления царя Шломо на фоне Старого города

Лучшие архитекторы всех времён обычно стремились к тому, чтобы перспектива создаваемых ими площадей и улиц замыкалась красивым сооружением или видом. Во времена существования Иерусалимского Храма его здание, возвышавшееся над большей частью города и представлявшее одно из великолепнейших произведений архитектурного мастерства всех времён, было хорошо видно из различных точек древнего города.

Позолоченный купол мусульманского храма, вот уже более 1300 лет возвышающегося на месте древнего иудейского Храма, великолепно виден со многих точек в Старом городе и его окрестностях, а также из окон многих зданий в различных районах современной части Иерусалима.
Назад
2.4  Вершина Храмовой горы - "Основание мира"
Многие народы древности верили, что горы символизируют вечность и божества предпочитают обитать на вершинах гор. Так, по религиозным представлениям древних греков, боги обитали на Олимпе, самой высокой горной вершине Греции. Наличие пещеры на вершине горы часто служило в древности свидетельством святости такой горы и нередко вело к возникновению храма в таком месте. Так было не только в Иерусалиме, но и в других местах, например в Дельфах, в Греции. Исследователи считают, что вершина горы Мория с пещерой, находящейся там, была святыней как для жителей города, живших в нём до евреев (хананейцы и иевусеи), так и для тех, кто проживал здесь после изгнания евреев (римляне, мусульмане и крестоносцы).

Неудивительно, что на горе Мория в Иерусалиме на протяжении последних трёх тысяч лет почти постоянно возвышалось то или иное культовое сооружение: тысячу лет стоял Храм евреев, около двухсот лет - языческое святилище, с 691 года стоит мусульманская мечеть, которая во времена крестоносцев был преобразована в христи-анскую церковь. Мусульманский храм даже своим названием подчёркивает, что он не что иное, как Купол над Скалой (на арабском языке - Куббат а-Цахара).

Илл. 2.4.1: Внешний вид Купола над Скалой и горизонтальный разрез этого здания с древней вершиной Храмовой горы (пещера в скале обозначена пунктиром)

Илл. 2.4.2: Вертикальный разрез Купола над Скалой, древней вершины Храмовой горы и пещеры в ней

Вершина Храмовой горы претерпела столько строительных работ, что от неё осталась только огромная глыба скалы, которая всеми считалась священной и над которой ныне, как и 1300 лет до этого, сверкает в солнечных лучах золоченый купол мусульманской мечети. Эта глыба имеет ширину около 14 м, длину около 18 м и высоту около 1,8 м. В ней размещается обширная пещера, то ли естественная, то ли когда-то вырубленная в этой скале.  
Если принять во внимание размеры пещеры, то не удивительно, что древние жители Иерусалима считали её священной и в связи с ней возникло множество легенд. По преданию мусульман, в этой пещере молились праотец Аврахам, его жена Сарра и наложница Агарь. Вход в пещеру находится сбоку от окружающей скалу решётки. Многие исследователи отождествляют эту глыбу скалы с "Эвен Шетия", что в русском переводе означает "Камень основания", который находился в Святая Святых Иерусалимского Храма.

На нём, по еврейской традиции, праотец Аврахам хотел принести в жертву своего сына Ицхака. Среди исследователей, пришедших к такому заключению, был и знаменитый еврейский учёный средневековья Рамбам. Некоторые исследователи не согласны с такой реконструкцией древней действительности и считают, что на этом месте стоял жертвенный алтарь Храма и кровь животных, приносимых в жертву, стекала в эту пещеру.

В Талмуде поясняется, что Эвен Шетия служила исходным пунктом возникновения мира (Иома 54б). Легенды о вершине Храмовой горы послужили основанием утверждения в Талмуде (Санхедрин 37), что "Иерусалим - пуп земли".

В Мидраше говорится, что "Страна Израиля расположена в центре мира, Иерусалим - в центре Страны Израиля, Храм - в центре Иерусалима, Святилище Храма - в центре Храма, "основание мира" (т. е. Эвен Шетия) - перед святилищем, в "святая святых". Эта традиция рассматривать Иерусалим как центр мира, как пуп земли была принята позднее также христианами и мусульманами. В средние века даже появилась географическая карта, на которой Иерусалим изображён как центр мира, соединяющий три континента: Европу, Азию и Африку.

Илл. 2.4.3 Средневековая карта, представляющая Иерусалим как центр мира
Назад
 Глава 3  Иерусалим в период царя Давида

3.1  Завоевание Иерусалима воинами царя Давида
До появления первых путеводителей в середине XIX века их роль для паломников и богомольцев всех времён и всех народов выполнял ТАНАХ, который христиане называют Ветхим Заветом. Каждый, прибывавший на Св. Землю паломник, стремился увидеть места, упомянутые в святых книгах, включённых в ТАНАХ, и пытался отождествить их с тем, что видел перед собой.

Среди прочих древностей Иерусалима и сегодня, как на протяжении девятнадцати столетий, бросается в глаза основание могучей древней башни, находящееся поблизости от Яффских ворот, внутри Старого города. Видя могучие камни, из которых выложено это основание, паломники обычно испытывали большое волнение; не было в их сердцах и тени сомнения, что это - руины крепости времён легендарного царя Давида (см. также § 1.1).

Илл. 3.1.1: Основание башни, построенной царём Иродом, но называемой "Башей Давида"

Даже сегодня, когда все специалисты согласны с тем, что древняя столица царя Давида, а следовательно и башни его крепости, находились вне стен Старого города, к югу от Храмовой горы, многие продолжают верить, что традиционная гробница Давида на горе Сион - это и есть истинное место захоронения легендарного царя, что окрестности гробницы - это и есть подлинная территория города Давида и что следы древней башни у Яффских ворот являются остатками крепости, построенной во дни этого царя.

Наиболее важным сооружением для древних евреев был Иерусалимский Храм. Его роль в общественной и духовной жизни народа была столь значительна, что всю древнюю историю евреев принято делить в соответствии с историей этого сооружения: период Первого Храма и период Второго Храма.

Начало периода Первого Храма принято исчислять с начала царствования Давида (1004-965 годы до н.э.), ещё до постройки здания Храма, так как он подготовил место для его постройки, построил на нём алтарь, перенёс на это место священный Ковчег Завета и заботился о превращении его в религиозный центр всех колен Израиля, для чего учредил здесь регулярную службу Всевышнему с музыкой и песнопением, ввёл культовые церемонии, определил порядок и правила служения. Кроме того, Давид выделил для строительства Храма необходимые средства и даже подготовил строительные материалы.

Семь лет правил Давид в Хевроне над коленом Иехуды до того, как стал царём над всеми коленами Израиля. ТАНАХ свидетельствует (II Ш и I ДЯ), что на восьмом году своего правления покорил Давид крепость иевусеев. Она сделалась личным владением царя и стала называться Городом Давида. С тех пор это название фигурирует среди множества имён, которыми называли город на протяжении его истории.   
Илл. 3.1.2: Царь Давид, каким его представлял Рембрандт

Это толкование некоторое время считалось бесспорным после того, как английский офицер Чарльз Уоррен (Warren) обнаружил древнейшую водную систему, включавшую канал, поднимавшийся вертикально и представленный на иллюстрации в § 2.2. Это произошло в 1867 году, когда Чарльз Уоррен спустился по ступеням в пещеру источника Гихон в Кедронской долине (см. § 2.2), прошёл по вырубленному горизонтальному каналу и, увидев в потолке отверстие, проник в него. Ему удалось подняться по вертикальному каналу, входом в который служило это отверстие, и затем, преодолев ряд вырубленных в скале переходов, оказаться в стенах древнего города.

Обнаруженная таким образом наиболее древняя система водоснабжения города позволила дать приемлемое объяснение событиям, происшедшим при захвате города: Иоав, сын сестры Давида, один или с соратниками, обнаружил скрытый вход в пещеру с источником и, как и Уоррен, прошёл до вертикального канала, поднялся по нему до городских ворот и открыл их воинам Давида.

Историки считают, что завоевание города произошло в 1004 году до н.э., и в 1996 году торжественно праздновали в Израиле 3000 лет связи еврейского народа с Иерусалимом. Здесь необходимо отметить, что религиозные круги имеют несколько иное мнение по вопросу указанной даты, однако здесь мы не будем входить в сущность этих разногласий.

Иевусеи, которым в то время принадлежал город, в течение более двухсот лет успешно защищались от окружавших город еврейских племён. И воины Давида сумели захватить город только после длительной осады. Сам процесс покорения Иерусалима описан в ТАНАХе скупо и непонятно: "И сказал Давид в тот день: тот, кто поразит иевусеев и достигнет канала (цинор)... И сказал Давид: кто прежде всех поразит иевусеев, тот будет главою и военачальником. И взошёл прежде всех Иоав, сын Саруи, и сделался главою и военачальником..." В течение тысячелетий давали этим фразам и отдельным словам множество различных толкований и объяснений... Многие поколения считалось, что ивритское слово "цинор" обозначало что-то вроде канала или туннеля, связанного с системой снабжения города водой.
Назад
3.2  Превращение Иерусалима в национальную столицу

При завоевании Земли Обетованной евреями под руководством  Йухошуа Бин Нуна все города и селения, все земли были поделены между коленами Израиля, и пребывание царя в одном из городов, принадлежавших какому-либо колену, автоматически вело к возвышению этого колена и росту недовольства остальных. Поэтому провозглашение столицей города, который не принадлежал ни одному из колен и лежал на границе территорий, принадлежавших коленам Иехуды и Беньямина, было с удовлетворением принято всеми коленами Израиля и послужило объединяющим фактором для всех частей еврейского народа.

Илл. 3.2.1: Карта расселения колен Израиля в Земле Обетованной

Среди причин, определивших выбор Иерусалима столицей объединённого древнееврейского государства, кроме этого политического фактора, сыграл роль также военный фактор, так как этот город был хорошо защищён самой природой от средств нападения того периода.

Главным оборонительным сооружением поселения иевусеев была крепость-дворец. Давида перенёс сюда свою резиденцию из Хеврона и отсюда правил государством. При раскопках в городе Давида обнаружена странное крепостное сооружение, которое учёные сочли подпорной стеной, над которой возвышалась легендарная цитадель Давида.

Илл. 3.2.2: Подпорная стена, над которой, возможно, стояла крепость Давида

Чтобы поселить в новой столице придворных и растущий административный аппарат, дворец был расширен и около него возведены новые сооружения. Для этого были разрушена стена, отделявшая крепость-дворец от остальных частей города, и северная стена, ограничивавшая рост города. Началось широкое строительство. Участок к северу от Города Давида, отделявший его от горы, на которой вскоре был построен Храм, назывался "Офель" или "Мило"; он упоминается в ТАНАХе как место сосредоточения государственной власти во времена Давида.

Расположение города на горе и обусловленный этим недостаток места для застройки на вершине и на склонах ставили перед строителями во все времена сложные технические и инженерные проблемы. Все эти трудности решались по-разному в различные исторические периоды в соответствии с развитием технических возможностей для постройки укреплений, жилых кварталов, общественных зданий, а также сооружений для обеспечения города водой.

Восточная стена города издревле проходила вдоль крутого склона холма над долиной Кедрон, и большинство сооружений, построенных на этом склоне, в городе иевусеев и в последующие периоды располагались как бы слоями - один над другим. Некоторые исследователи считают, что уже тогда восточный склон горы был превращён в ступенчатые террасы, позволяющие преодолеть крутизну склона и возвести много общественных и жилых сооружений. Ряды жилых домов поднимались террасами от этой стены к вершине холма.

Илл. 3.2.3: Один из вариантов предполагаемого облика города во дни правления царя Давида    

Во все исторические периоды строительство здесь велось на скальной поверхности горы. При этом строители разрушали старые постройки, уничтожая следы предыдущих эпох, и сбрасывали с крутых склонов весь мусор и отбросы. На восточном склоне города Давида эти вековые отбросы образовали пласты почвы, глубина которых превышает 10 метров. Царь разместил в новой столице свой двор, сосредоточил здесь как военный штаб и личную гвардию, так и ряд государственных и административных учеждений, расширил и украсил город.

У Давида и его окружения не было большого опыта политического и экономического управления государством, и он использовал знания и опыт отдельных специалистов из покорённых народов. В ТАНАХе упомянуты имена нескольких таких помощников, которые управляли записями, налогами, хозяйством.

Принято считать одной из важнейших заслуг Давида то, что он не только сумел покорить Иерусалим, бывший до того неприступной чужой крепостью среди сплошных поселений колен Израиля, но и сделал его административным и духовным центром всех частей еврейского народа. Так разрозненные израильские племена обрели общую национальную столицу, и когда Давид перенёс в город священный Ковчег и Скрижали Завета, которые до этого кочевали с места на место, они обрели и единый духовный центр.

Именно эти два деяния выделили царя во всей истории еврейского народа... В нём сочетались качества военачальника и политика, религиозного и общественного деятеля. До сих пор еврейская религиозная традиция не может сравнить его значение в истории народа ни с одним человеком, жившим после него: ни с религиозными авторитетами - такими, как Рамбам или Баал Шем Тов, ни с выдающимися общественными деятелями, будь то Моше Монтефиори или Бен-Гурион.

Иерусалим во времена Давида был невелик, занимал территорию не более 60 дунамов (т.е. около 6 гектаров), и, если согласиться с теми исследователями, которые считают, что плотность населения в те времена была около двадцати пяти человек на дунам, то проживало в городе около полутора тысяч человек. При Шломо (Соломоне) площадь города возросла в 2,5 раза и достигла 150 дунамов.

Илл. 3.2.4: Один из вариантов предполагаемого вида города во дни правления царя Шломо

С расколом объединённого еврейского государства, сразу после смерти Шломо, на два отдельных царства, Иерусалим остался столицей, но столицей маленького и незначительного государства. Город, тем не менее, не перестал расти. Число жителей города в период от правления Шломо до правления Хизкияху доходило до четырёх тысяч. При царе Хизкияху город ещё более расширился, в городскую черту вошли все появившиеся ранее пригороды. Площадь Иерусалима охватила к тому времени 600 дунамов. Во времена Хизкияху число жителей города достигало уже примерно пятнадцати тысяч человек и не менялось до разрушения Первого Храма.
Назад
3.3  Покупка Храмовой горы и подготовка к строительству Храма

Царь Давид чувствовал, что для превращения вновь завоёванного города в истинную столицу разрозненных колен Израиля недостаточно перенести в него центр политической и административной жизни страны. Было необходимо сосредоточить в нём также центр духовной жизни народа.

Приняв решение превратить Иерусалим в религиозный центр, единый для всех колен Израиля, царь стал подыскивать место для строительства Храма. Оптимальным местом для постройки Храма была вершина горы, ближайшей к границам города тех дней и возвышавшейся над ним. Даже после завоевания города евреями она продолжала принадлежать иевусею Аравне и использовалась как гумно для сельскохозяйственных работ. Некоторые исследователи считают, что на этом месте совершались религиозные культовые обряды местных жителей и до завоевания города евреями. Они также толкуют имя Аравна не как личное имя, а как титул правителя города.

Мудрость Давида как правителя проявилась, кроме прочего, также и в благосклонном отношении к покорённым жителям Иерусалима, в даровании им всех гражданских прав, и они сохранили не только жизнь, но и права на недвижимое имущество. Даже бывший правитель города иевусей Аравна продолжал сохранять права на свои земельные владения, в том числе и на вершину горы, на которой позднее был построен Храм.

Давид, задумав возведение Храма, приобрёл эту землю (Ш II, 21:21-24). Среди исследователей существует несколько мнений относительно характера этой покупки. Одни считают, что Давид заплатил за землю полную её стоимость. Другие считают, что это было скорее формальное закрепление передачи прав на землю после её завоевания. Сразу же после покупки гумна Аравны Давид возвёл здесь алтарь.

Илл. 3.3.1: Давид молит у алтаря на Храмовой горе о прекращении моровой язвы (как представлял себе это художник)  

Сюда царь переместил святой Ковчег Завета, находившийся перед тем в Кирьят Яарим (М I 7:1; М II 6:3). В этом ковчеге хранились Скрижали Завета (Д 10:2), и он представлял собой произведение искусства, выполненное Бецалелем, сыном Ури, в годы странствования иудеев по пустыне.

Перенесение Ковчега на Храмовую гору было превращено в народный праздник, описанный в подробностях в ТАНАХе. Постоянное нахождение этой святыни в Иерусалиме во многом содействовало духовному объединению народа и превращению города в религиозный центр.

Илл. 3.3.2: Перемещение святого Ковчега Завета (как представляли себе его два художника)

Эту гору стали отождествлять с горой Мория, на которой праотец Аврахам доказал преданность Богу своей готовностью принести в жертву родного сына. Религиозные авторитеты убеждены, что Иерусалим стал святым для евреев не со времени постройки Храма, а со значительно более древних времён как "место выбранное самим Всевышним".

В период Судей и во дни царя Шауля Ковчег Завета не переносился в резиденции вождей народа. Даже царь Давид во все время своего правления в Хевроне не перенёс туда этой святыни. Из этих фактов делают вывод, что Ковчег Завета был перенесён в Иерусалим не по политическим мотивам, не потому, что это была столица государства, а потому, что это место было выбрано самим Всевышним, и не только для нахождения Ковчега, но и для Его собственного пребывания.

Большинство исследователей считает иначе. По их мнению, до захвата Иерусалима Давидом не было у этого города священного ореола, как у ряда других городов Св. Земли. Они считают, что утверждения будто гора Мория, освящённая со времён праотцев, это и есть Храмовая гора, что Иерусалим - это тот город Уршалем, в котором правил Мелхицедек, что здесь произошла встреча праотца Аврахама с Мелхицедеком, - более позднего происхождения, которые созданы для подтверждения и оправдания особого положения этого города и добавлены в ТАНАХ, который существовал тогда ещё только как устная традиция, как народный эпос.

Так же, как Моше (Моисею), который вывел евреев из Египта и привёл их к Земле Обетованной, не дано было вступить на эту Землю, так и Давиду, который подготовил всё для возведения и функционирования Храма, не дано было построить его.
Назад
3.4  Гробницы Давида и его потомков

Признание народом Иерусалима как столицы государства способствовало созданию династии властителей, и оба эти явления - столица и династия - были новшествами в общественной жизни еврейского народа. Любые новшества во все времена встречали противодействие религиозных и иных авторитетных кругов, и чтобы они получили право на существование, необходимо было добиться признания их консервативной средой.

В подобных ситуациях желаемого часто достигали путём утверждения, что явление, требующее легитимации, вовсе не является новшеством, что оно происходило и раньше и было одобрено авторитетами прошлого или даже самим Всевышним. Легитимация преемственности царской власти получила отражение в ТАНАХе в виде обещания Всевышнего Давиду и его наследникам вечного царствования (возвещённого устами пророка Натана) и через Его пожелание, чтобы Храм был построен не самим Давидом, а его сыном. Давиду было отказано в праве построить Храм, и это историческое деяние было возложено на Шломо (Соломона), его сына и преемника (II Ш 7, 11-13).

Вслед за Шломо правили ещё двадцать царей, потомков его, которые последовательно передавали власть от отца к сыну. Давид, Шломо и десять следовавших за ними царей Иудеи (Ахаз был последним среди них), согласно свидетельствам ТАНАХа, были похоронены в городе Давида, недалеко один от другого.

Среди прочих свидетельств там есть и такое: "И почил Давид с отцами своими, и погребён был в городе Давида". До сих пор нет единого мнения среди исследователей об истинном местонахождении гробниц царей этой династии. Долгое время считалось, что город Давида находился на холме, который и сегодня обозначен на всех картах как гора Сион, что там сохраняется древняя гробница Давида. Однако при этом надо учесть, что наиболее древнее свидетельство об этом памятнике относится к X столетию н.э. (оно обнаружено в Крыму, на могиле паломника посетившего Иерусалим), т. е. через две тысячи лет после смерти легендарного вождя.

Илл. 3.4.1: Признанная традицией гробница царя Давида (окна с решётками на первом этаже здания)

Только в XIX веке, с развитием археологии, связанной с местами, упомянутыми в ТАНАХе и называемой во всём мире Библейской археологией, выяснили истинное местонахождение древнего города Давида. В нём были найдены две необычные, древние, не то гробницы, не то пещеры, и специалисты пришли к заключению, что велика вероятность того, что это и есть места захоронений Давида и Шломо.

Илл. 3.4.2: Две древние гробницы на месте первоначального захоронения царя Давида и его наследников

Французский археолог Раймонд Вайль, обнаруживший в 1913 г. эти две необычные древние гробницы, вырубленные в скале недалеко от южной границы города Давида, обратил внимание, что древний водный туннель, построенный во дни царя Хизкияху, именно под этими гробницами делает непонятную широкую петлю. Он и его современники сочли, что петля была сделана, чтобы обойти систему гробниц царей из династии Давида и не затронуть их при прокладке туннеля. До сих пор не найдено каких-либо дополнительных данных, которые бы могли подтвердить или опровергнуть это предположение.   

Илл. 3.4.3: Место первоначального захоронения царя Давида и его наследников на плане города Давида
1. Храмовая гора  
2. Южная стена города
3. Источник Гихон
4. Бассейн Гихон
5. Туннель Хизкияху
6. Гробницы Давида и его наследников
7. Место встречи двух групп строителей, прорубавших
    канал с двух концов

Позднее, когда в окрестностях Иерусалима были обнаружены многие десятки гробниц периода I Храма, хорошо сохранившиеся и отделанные значительно лучше, чем эти предполагаемые гробницы Давида и Соломона, ряд крупных исследователей стал отрицать возможность того, что легендарные цари когда-либо покоились в этих странных находках. В предыдущей работе автора этой книги, написанной на иврите ("По следам выдающихся личностей в Иерусалиме", 1993 г.), имеется глава "По следам царя Давида". Там впервые были опубликованы предположения, которые, если они справедливы, подтверждают справедливость мнения археологов начала XX века.

То, что следы этих спорных гробниц не имеют столь тщательной отделки скальной поверхности, как другие гробницы того периода, можно объяснить тем, что они были отделаны драгоценными и полудрагоценными материалами и снаружи и изнутри (так, например, известно, что Ковчег Завета представлял собой ящик из дерева акации, покрытый изнутри и снаружи листовым золотом, инкрустированным драгоценными камнями). Такая отделка стен делала ненужной дополнительную обработку скальной поверхности, закрытой этими декоративными материалами.

Современный иерусалимский археолог Габи (Габриэль) Баркаи, который сделал одно из самых сенсационных открытий 80-х годов XX века (обнаружил серебрянные амулеты эпохи I Храма с текстом молитвы священнослужителей Храма) и отрицавший связь этих спорных гробниц с Давидом и Соломоном, выдвинул впечатляющую теорию о перезахоронении Давида и его наследников и перенесении их останков на западную гору (которую позднее стали называть Сионской), после того как её территория была включена в границы расширившегося города.

Очень возможно, что их останки ещё в глубокой древности действительно перенесли туда, где ныне стоит традиционная гробница царя Давида. В таком случае перезахоронение производилось с соблюдением всех требований религии и, по всей видимости, сопровождалось демонтажем более древней усыпальницы и перенесением всего ценного в новые гробницы.

И уже из гробниц на новом месте, как свидетельствует Иосиф Флавий, изымалось золото и драгоценности царями Гирканом и Иродом. Разве трудно представить, что это золото и другие ценности имели вид не золотых слитков или россыпи жемчужин и бриллиантов, а украшений гробниц, покрывавших их и снаружи и изнутри...

Когда же эти украшения были сняты с первоначальных мест захоронения царей Давида и Шломо и перенесены на новое место, прежние усыпальницы стали выглядеть неприглядно. В то же время другие гробницы того периода, не имевшие особых украшений и тщательно отделанные, навечно сохранили отблеск мастерства древних ремесленников.
Назад
 Глава 4  Первый Храм

4.1  Строительство Первого Храма
Строительство Храма во дни царя Шломо продолжалось семь лет: началось на четвёртом и закончилось на одиннадцатом году его правления, т.е. с 961 г. до 954 г. до н. э. (II ДЯ 3:1).

В строительных работах приняли участие десятки тысяч рабочих, часть которых занималась заготовкой лесоматериалов и добыванием строительного камня на каменоломнях, другие были каменотёсами, обтёсывавшими камень до требовавшейся формы, или плотниками и столярами; особенно много было подсобных рабочих. В возведении Храма принимали участие также финикийские мастера, обладавшие большим опытом использования дерева в строительстве и применившие в постройке и облицовке здания стволы кедра и кипариса, переправленные из северного Ливана.

Илл. 4.1.1: Посещение царём Соломоном рабочих во время строительства Храма (как это представил себе художник)

Исследователи считают, что имелась большая разница между Храмом Шломо, который существовал на самом деле, и тем легендарным сооружением, которое рисовала себе устная народная традиция на протяжении тысяч лет.

Храм являлся частью комплекса сооружений, возведённых Шломо на горе Мория, да и, возможно, не самой важной среди них. Он был, по всей видимости, сооружением скромных размеров, о чём косвенно свидетельствует то, что для его строительства потребовалось вдвое меньше времени, чем для строительства царского дворца (длина этого Храма была около 45 м, а ширина около 16 м).  

Исследователи предполагают, что это сооружение предназначалось не для широких масс, а для нужд царя, его семьи и приближённых, т. к. размеры здания Храма позволяли присутствовать на богослужениях только царю и узкому кругу священнослужителей - коханим.

Илл. 4.1.2: Один из вариантов плана комплекса сооружений на Храмовой горе во времена царя Шломо (Соломона)
1. Храм
2. Внешний жертвенник
3. Верхний (внутренний) двор
4. Внешняя площадь
5. Дворец Соломона
6. Дворец египетской принцессы
7. Промежуточная площадь
8. Тронный зал
9. Колонный зал
10. Дворец из ливанского кедра

Строительство Храма и других сооружений, возведённых при царе Шломо, потребовало значительных изменений в планировке города, которые были необходимы, чтобы органически включить новые здания в существовавшую структуру городских строений, улиц и площадей; чтобы позволить повседневное совместное функционирование различных частей города.
Назад
4.2  Площади на Храмовой горе

Размеры здания Иерусалимского Храма позволяют предположить, что он был поначалу предназначен, только для царя и его окружения.

Жители города и прибывавшие к Храму из других населённых пунктов страны наблюдали за священодействием на алтаре, находившемся у входа в Храм, с площади, окружавшей это здание.

Священное пространство на вершине Храмовой горы было поделено на место, занятое зданием Храма, и на две площади, окружавшие его - внешнюю и внутреннюю. Примыкавшая к Храму площадь называлась внутренней, а иногда и Верхним двором (Ир 36:10), или Двором священнослужителей, т. к. эта площадь предназначалась только для "коханим" и "левитов", наследственных служителей Храма. Площадь, простиравшаяся за Верхним двором, называлась внешней (Из 40:17) и предназначалась для широких народных масс.

Здание Храма, сохранявшее свою планировку и те же размеры на протяжении всей его истории, служило для воскурения благовоний, молений и иных форм служения Богу только потомственной элиты священнослужителей - коханим, которые считали себя представителями всего народа пред Всевышним.

С ростом значения Храма для всего народа, с увеличением числа паломников, площади, окружавшие Храм, время от времени расширялись, и деятельность на них становилась всё более разносторонней. Особенно чувствовалась необходимость значительного увеличения внешней площади, так как там собирались массы людей во время принесения жертвоприношений во дни трёх основных праздников, когда паломничество к Храму являлось благодеянием (на иврите "мицва").

Две предхрамовые площади отделялась одна от другой невысокой оградой всего в полтора метра (Флав., Древн. 8: 3, 9), чтобы находившиеся на внешней площади мог- ли наблюдать за священнодействием, происходившем на Верхнем дворе. На этом Верхнем дворе, недалеко от входа в здание Храма, стоял алтарь всесожжений, и к нему вели двери, покрытые медью.

Илл. 4.2.1: Дополнительный вариант (из предложенных специалистами) плана расположения сооружений и площадей на вершине Храмовой горы во времена царя Шломо
1. Храм
2. Верхний (внутренний) двор
3. Дворец Соломона
4. Дворцовый двор
5. Колонный зал для торжеств и суда
6. Дворец из ливанского кедра
Назад
4.3  Здание Первого Храма

В ТАНАХе упоминается немало храмов и алтарей, возведённых в Стране Израиля на территории двух еврейских государств: северного - Израиля и южного - Иудеи, до времени Вавилонского пленения, однако подавляющая часть этой информации касается Иерусалимского Храма.

Описания здания Храма, построенного Шломо, позволяют представить его внешний вид и его основные архитектурные элементы, несмотря на то, что никаких археологических следов этиго сооружения не обнаружено. Из описаний Храма Шломо, ясно, что здание имело форму прямоугольника, было каменным и простиралось в длину, с востока на запад, на 51 м (изнутри на 45 м), в ширину на 16 м (изнутри на 10 м) и в высоту на 15 м (30 эмот).

В описании Храма пророком Иезекием указана толщина стен в 6 эмот или локтей, т. е. около трёх метров (Из 41:5). Это сооружение кажется ныне сравнительно скромным, если сравнивать его размеры с величиной современных нам культовых сооружений (например, высота Исаакиевско-го собора в Ленинграде 101 м, а диаметр его купола 22 м). Для своего времени это было, по-видимому, крупное сооружение, так как большинство главных культовых зданий Египта были ещё меньше.

Вход в Храм был с восточной короткой стороны, как было принято в храмах Востока. Ширина входного проёма была 7 м, а перед ним стояли две медные колонны высотой около 21,5 м и диаметром около двух метров. Каждая из этих колонн имела собственное имя, правая - "Яхин", и левая - "Боаз". Эти колонны имели, по-видимому, только художественное значение, т. к. стояли отдельно от здания Храма и не соприкасались с его крышей. Крыша Храма была плоская, сложенная из кедровых брёвен и досок (I Ш 6:9).

Илл. 4.3.1: Один из вариантов реконструкции Храма Соломона
1. Эвен ха-Шетия
2. Святая Святых
3. Святилище
4. Притвор
5. Флигель
6. Колонна "Яхин"
7. Колонна "Боаз"
8. Алтарь
9. "Ям ха-нехошет"

Внутренний план Храма представлял собой три помещения, следовавших по одной оси один за другим: притвор (вестибюль) длиной около 5 м, святилище (центральный зал) длиной около 20 м и "святая святых" длиной около 10 м. В притвор поднимались по 12 ступеням (Из 40:49) и в нём, по-видимому, не находилось никаких предметов. В святилище (היכל - I Ш 6:5; קדש - I Ш 8:8) вели из притвора двойные двери украшен- ные вырезанными на них херувимами, пальмами и распускающимися цветами. Одни двери (из масличного дерева) открывались внутрь святилища, а другие (из кипариса) имели ширину, равную толщине стены и открывались вглубь прохода.   

В святилище были и небольшие окна, прорубленные высоко и находившиеся недалеко от потолка, т. к. здание Храма окружало другое сооружение, крыша которого лежала под этими окнами. Сквозь них в святилище проникал свет, в лучах которого мерцало и переливалось золото храмовой утвари. В святилище стояли десять семисвечных золотых светильников по пяти на каждой стороне от кадильного алтаря и золотой стол для "хлебов предложения". Эти светильники горели день и ночь, и священнослужители следили, чтобы пламя в них не угасало (I Ш 7:48).

Наиболее удалённое от входа помещение называлось "Святая святых" (קודש הקדושים - II ДЯ 5:7). Оно было возведено вокруг вершины горы, скального массива, получившего название "Камень основания" (на иврите "Эвен Шетия"), который иногда также называют "Каменем творения", так как, по преданию, с этого камня началось творение мира. Помещение "Святая Святых" было отделено от святилища кедровой стеной (I Ш 6:16), в которой находилась дверь из кипарисового дерева. Эта дверь всегда была открыта, но вход закрывал занавес, богато расшитый изображениями херувимов, цветов и пальм. Это помещение было небольшим и имело форму куба, длина каждой из сторон которого равнялась приблизительно 10 метрам (20 эмот). Все поверхности стен, потолка и даже части пола были покрыты листами золота.

В "Святая Святых" не было окон и светильников - там в таинственном мраке находился ковчег, в котором хранились Скрижали Завета. Ковчег и Скрижали считались вещественным свидетельством союза еврейского народа с Богом и были наиболее священными предметами для верующих евреев. Ковчег стоял так, что его длинная сторона простиралась с востока на запад, а его длинные рукоятки упирались в противоположные стены (II Ш 8:8). Ковчег осеняли два больших крылатых херувима, вырезанных из дикого масличного дерева и покрытых золотом. Херувимы были прикреплены к стенам и потолку; крылья их простирались на всю ширину помещения.

Туда никто не входил, и только раз в году, в "судный день" ("йом кипур" на иврите), там совершался первосвященником обряд воскурения.

Илл. 4.3.2: Изображение Ковчега Завета на почтовой марке Израиля

К зданию Храма с западной, северной и южной сторон примыкало трёхъярусное каменное здание со множеством комнат. Принято считать, что эти помещения предназначались для хранения священных предметов и храмовых сокровищ. Вход в эти помещения был с южной стороны, откуда на все ярусы вела витая лестница. В каждой комнате было по одному окну с решётками. Это сооружение было окружено невысокой (5 эмот высоты, т. е. около 2,5 метра) крытой галереей.
Назад
4.4   Алтарь
В Храме было два алтаря или жертвенника. Основной алтарь, стоявший во внутреннем дворе, невдалеке от входа в Храм, служил для полного или частичного сжигания всех жертв. В ТАНАХе упоминается алтарь всесожжений, который был возведён во дни царя Ахаза (743-727 годы до н. э.), приблизительно двести лет спустя после возведения Храма. Этот алтарь был выполнен из меди.

Сохранилось подробное описание алтаря, который стоял там во дни Второго Храма. Это был огромный алтарь, который согласно описанию Иосифа Флавия имел около 25 м (50 эмот) в длину и в ширину и около 5 м (10 эмот) в высоту. На четырёх углах его были украшения, нечто вроде скульптурных украшений на фронтонах некоторых зда-ний, называемых "акротериями". Поднимались к нему по наклонному помосту, примы-кавшему к алтарю с южной стороны. К северу от алтаря было место для подготовленных к жертвоприношению животных.

Илл. 4.4.1: Два варианта реконструкции жертвенника

В стороне от жертвенника, к западу, т. е. ближе к Храму, помещалось "Медное море", с 12 кранами для омовения рук и ног священнослужителей (коханим). Диаметр "Медного моря" был около 5 м, высота около 2,5 м, вес его был около 30 тонн, и оно вмещало около 80 куб. м воды.  

Илл. 4.4.2: Реконструкция "Медного моря"

По сторонам внутренней площади (Верхнего двора) стояли десять умывальников для омовения жертв, по пяти на каждой стороне. Эти умывальники были передвижными, стояли на колёсах и были украшены изображениями херувимов, львов и быков (I М 7:27-39; I ДЯ 4:6-8).

Илл. 4.4.3 Инструменты, применявшиеся в Храме: вилы, перчатки и умывальник

Только археологические раскопки позволили понять странное упоминание в ТАНАХе, о том, что в Храме существовала небольшая тележка на четырёх колёсах, на которой размещались инструменты, применявшиеся во время жертвоприношений и иных форм богослужений.

В святилище Храма находился дополнительный, кадильный алтарь из кедра, покрытый золотом (I М 7:48). Он был небольших размеров (1 м x 1 м), стоял поблизости от ступеней, которые вели в "Святую Святых", и использовался для обычных ежедневных богослужений, состоявших в воскурении благовоний.
Назад
4.5  Жертвоприношения

Согласно взглядам ортодоксального еврейства, в древности, как и ныне, основой союза Всевышнего с избранным им еврейским народом было выполнение всем народом и каждым отдельным евреем, принятых ими на себя обязательств.

Главным из этих обязательств было служение Богу, которое являлось важным элементом жизни подавляющего большинства евреев в период I Храма. Связь с Богом не ограничивалась только выполнением религиозных законов в ежедневной жизни, культовая служба жертвоприношений служила важнейшим выражением и символом этой связи. Существовала целая серия специальных жертвоприношений для разных целей и для разнообразных видов прошений и прегрешений.

Основными видами являлись благодарственная или искупительная жертва (называвшаяся на иврите "Ола" и означавшая "всесожжение"), и жертва, приносившаяся в честь радостных семейных событий и при примирении бывших врагов (этот вид жертвы назывался "Зебах", что означало "заклание"). Ола предназначалась вся Богу и целиком сжигалась на алтаре, тогда как при Зебахе только незначительная часть (кровь и жир) принесённого в жертву животного предназначались для алтаря, а большая его часть возвращалась жертвователю и торжественно съедалась на коллективном пиршестве в честь того события. С развитием храмового культа эти жертвы всесожжения были поделены на жертвы общественные и частные.

Общественные жертвы включали регулярные (ежедневные) и добавочные по праздникам. Утром и вечером каждого дня приносился агнец в качестве регулярной жертвы, а по праздникам жертвы увеличивались, например, в субботу - в два раза, в начале месяца (в день новолуния), как и в пасхальные дни добавлялись 10, в праздник Шавуот - 20 жертв.

В качестве этих общественных жертв могли приноситься только особые животные мужского пола - быки или агнцы, но не козлы и не птицы. Частные жертвы всесожжения делились в свою очередь на обязательные и добровольные благодарственные жертвоприношения. В этих случаях в качестве жертвы могли приносить и голубей, а бедные - даже растительные приношения.  

Обязательные благодарственные жертвоприношения приносились в особых, конкретных случаях, например, в случае выздоровления от серьёзной болезни или после родов, а также при паломничестве к Храму во дни трёх больших годовых праздников.

Приносились также искупительные жертвы, которые делились на общественные и частные, на жертвы сжигаемые и съедаемые. Так, частная съедаемая жертва приносилась за невольное (по ошибке) совершённое нарушение какого-либо запретительного закона.

Дополнительной разновидностью жертвоприношений была "повинная жертва" ("Ашам" на иврите), близкая по значению к искупительной и отличавшаяся от неё тем, что приносилась в случаях умышленных согрешений, по большей части после покушения на незаконное присвоение собственности ближнего или храмового имущества.

Однако наиболее распространённой частной жертвой была так называемая слегка освящённая жертва (на иврите "Кдушим калим"), от которой на алтаре сжигались только внутренний жир, почка и придаток печени, мясо же съедалось людьми, причём не только священнослужителями и не только в пределах Храма. Процесс приношения каждой жертвы сопровождался песнопениями и игрой на музыкальных инструментах.

Именно царь Давид был тем, кто организовал участие членов семей левитов в церемонии жертвоприношения и установил порядок их песнопения. Традиция приписывает Давиду тексты 60 псалмов и музыку ко многим из них, которые исполнялись во время сжигания жертв. Исследователи считают, что с течением времени, особенно в конце периода Второго Храма, значение молитв, которые сопровождали жертвоприношения, росло и они стали не менее важными и не менее обязательными, чем сами жертвы.
Назад
4.6  История реконструкции Первого Храма

Многие поколения исследователей пытались воссоздать облик Первого Иерусалимского Храма, и, соответственно, имеется немало разных вариантов, каждый из которых полностью соответствуют его описанию в ТАНАХе.

Разница отдельных элементов в этих вариантах реконструкции проистекла из-за того, что цифры, касавшиеся одних и тех же размеров частей здания, нередко были разными, а также из-за недостаточно ясного описания, которое позволяло многозначное толкование. Зеэв Херцог, проведший сравнение различных вариантов реконструкции, считает, что каждое поколение
исследователей основывает свой вариант реконструкции на толковании ТАНАХа, принятом среди его современников и соотносит такое толкование с архитектурными веяниями его дней.

Примером разного толкования описания, приведённого в ТАНАХе, может служить конструктивное воплощение разницы высот, которая существовала между двумя смежными помещениями Храма. Источник сообщает только, что высота святилища была 30 эмот, т. е. около 15 м, а высота "Святая святых" была 20 эмот т. е. около 10 м (а в другом месте указана высота 25 эмот, т. е. 12,5 м), но умалчивает, надо ли было подниматься из одного в другое на 5 м, или над "Святая святых" существовало дополнительное помещение , которое бы позволяло сделать единую крышу на этими частями Храма. Поэтому при реставрации этого сооружения одни предлагают высоко поднять "Святую святых" и указывают при реставрации множество ступеней для восхождения; другие предполагают, что над "Святая святых" находилось дополнительное помещение, служившее для хранения священных предметов и одеяний (II ДЯ 3:9).

Интересную и совершенно новую трактовку многих проблем, связанных со "Святая святых", предложил в 1963 г. голландский исследователь Т. Бусинк. Он видит "Святую святых" не как отдельную часть Храма, а как деревянный куб, установленный в западной части святилища, и тогда разница высот святилища и "Святая святых" кажется естественной.

Иным примером проблем, возникающих при реконструкции Первого Храма, является фасад этого здания и связь с ним двух украшающих его колонн.

Илл. 4.6.1: Три варианта фасада Храма, предложенных специалистами  

Материал, накопленный Библейской археологией и специалистами смежных наук, позволяет сопоставлять, сравнивать и анализировать различные элементы описаний Иерусалимского Храма и находки, сделанные в ходе археологических раскопок на местах расположения других храмов того периода на территории Св. Земли и соседних стран.

Для ответа на вопросы, которые встают при реконструкции Первого Храма, и для выбора одного из ряда возможных вариантов учёные пользуются сравнением его с архитектурными решениями современных ему культовых сооружений.

Они считают, что Иерусалимский Храм был подобен по планировке другим храмам, возвышавшихся в те времена в Месопотамии, Сирии, Кнаане (Ханаане) и, особенно, в Финикии.

Следы культового сооружения, самого близкого по своей планировке и архитектуре к описанию Храма в ТАНАХе были обнаружены археологами в северной Сирии, в местности, носящей название "Тель Таянат". Также, как и Храм Шломо, кнаанский Храм в Сирии, существовавший в IX веке до н.э., был разбит на три помещения, расположенных по одной оси и следовавших один за другим. Перед входом в него стояли два столба. Это сходство позволяет судить об источниках влияния на строительное творчество евреев в те времена и указывает на общность архитектурного облика культовых сооружений Древнего Востока в тот период.

Общие с Храмом Шломо архитектурные элементы найдены и в других храмах. Так, в храме, раскопанном на территории древнего Арада, существовавшего также в IX веке до н. э., в Святую Святых вели три ступени, и поверхность пола в этом помещении
возвышалась на высоту этих ступеней над предыдущими помещениями.

На основании всех этих данных можно воссоздать древний Иерусалимский Храм почти полностью и трудно предположить, что будет обнаружено нечто новое, что позволит дать однозначный ответ на все вопросы, возникающие в связи с реконструкцией Первого Храма.
Назад
  Глава 5  Духовная жизнь евреев в период Первого Храма

5.1  Источники влияния на духовную жизнь народа

Принято считать, что эпоха I Храма продолжалась 418 лет (от завоевания Иерусалима царём Давидом в 1004 г. до н. э. до разрушения I Храма в 586 г. до н. э.). Эта эпоха, в свою очередь, делится на два этапа: период объединённого царства (1004 - 928 годы до н. э.) и период существования осколков этого царства, сначала двух еврейских государств, а затем только одного из них.

Многие исследователи считают, что 76 лет существования объединённого государства под властью Давида и Шломо были более важны для истории еврейского народа, чем последующие 342 года существования Иудейского государства (да и второго, северного еврейского царства). По всей видимости, это заключение верно, если подходить к этому вопросу с точки зрения значительности политических событий, происшедших на протяжении этих двух периодов, и их влияния на всю дальнейшую историю народа. Однако если проводить такое сравнение с точки зрения формирования национальной культуры и развития религиозного мышления, можно прийти к иному выводу.

В конце эпохи объединённого государства влияние кнаанской культуры было ещё сильным, и царь Шломо возвел для своих многочисленных жён алтари в честь тех языческих богов, которым они поклонялись до прибытия в Иерусалим. В конце же эпохи, последовавшей после разделения объединённого царства, дней последних пророков и составителей Второзакония ("Дварим" - названием её на иврите, как и других книг Моисея, стало первое слово, с которого начинается эта книга), религия достигла степени развитого монотеизма.  

Из этого можно заключить насколько существенным было развитие религиозных взглядов древних евреев в маленьком и слабом южном осколке царства Давида.

Во дни существования I Храма образовались несколько независимых друг от друга источников влияния на народные массы: царская династическая власть, пророки, а также Храм и священнослужители. Эти силы по-разному понимали общественные нормы морали, национальные задачи, народную пользу, во многом не были согласны друг с другом и предъявляли к народу разные требования.

В то же время каждый из этих источников по-своему влиял на общественную жизнь и существенно содействовал развитию национальной культуры. Степень воздействия этих сил была различной, авторитетность и влияние каждой из них не были постоянными и время от времени возрастали или падали.

Пророки считали себя посланцами самого Бога, а не Храма и его служителей, и предъявляли высокие моральные требования к народу и царям на основании своего видения Торы. Права царей на престол не зависели от священнослужителей, и помазание их на престол часто производилось в Храме, а иногда и вне его.

Влияние священнослужителей в период I Храма порой резко возрастало, как, например, во дни снятия осады ассирийцев с Иерусалима, а иногда резко падало, когда народные массы склонялись к почитанию чужих богов. Храм был центром того вида литературной деятельности, авторами которой были
священнослужители, и в их обязанности входило также обучение народа Торе (В 10:11). Значительная часть религиозного песнопения тоже была сочинена в Храме (Псалтырь - "Техилим"). Однако во времена существования I Храма его влияние никогда не охатывало все сферы жизни и деятельности каждого отдельного еврея.
Назад
5.2  Развитие и распространение древнееврейского языка

Развитие языка и письменности, распространение умения читать и писать, были основными элементами в формировании национальной культуры народов Древнего Востока. Те, кто занимался писательской деятельностью, и те, кто умели читать и писать, - книжники, законоучители, священнослужители и
пророки - были наиболее активными элементами в складывании национальной культуры.

Древнееврейский язык (иврит) в его классическом виде стал формироваться в период Первого Храма. Его наиболее древняя форма мало отличается от языка ханаанского (кнаанского) окружения, и можно видеть в нём развитие того языка, на котором были написаны письмена Эль-Амарны (см. §1.2). Объединение всех израильских колен на протяжении нескольких поколений во дни Давида и Шломо содействовало значительному росту национальной культуры и выработке единых основ, на которых она покоилась. Важнейшим элементом и выражением духовной жизни народа был язык иврит; на нём были созданы тогда выдающиеся литературные произведения, ставшие классическими частями сборника ТАНАХ.

Государственный административный аппарат был сосредоточен при дворе царя, занимаясь, кроме прочего, составлением писем и распоряжений, отчётов и описаний. При царском дворе подвизалось немало переписчиков книг и хронистов, писателей и поэтов, а также воспитателей и учителей молодого поколения царской семьи и семей ближайших придворных. Управление государством требовало подготовки множества чиновников, которые должны были, по крайней мере, уметь читать и писать.

Это было одним из факторов, приведших к созданию учебных заведений, где обучали грамоте и специальностям, требовавшимся для царского двора и государственной администрации, давали основы знаний, характерных для той эпохи.  

Основным методом обучения в древние времена было переписывание сочинений по управлению и классических произведений; учащиеся одновременно и практиковались в письме, и усваивали содержание переписываемых работ. При этом росло число экземпляров произведений, находившихся в обращении. В тех учебных заведениях учили также особенностям составления различных служебных документов, таких, как письма и отчёты, дипломатические донесения и расчёты денежных операций.

Деятельность множества писцов и грамотных людей, находившихся в постоянном деловом и творческом контакте, содействовала формированию особого языка, базировавшегося на разных, но близких источниках. Это очень способствовало кристаллизации того классического иврита, на котором написан ТАНАХ. Грамотность уже в те времена охватила не только слои религиозной и административной аристократии, но и широкие круги населения. Распространение в VIII веке до н.э. арамейского языка как средства международного общения привело к появлению многих чиновников и купцов, владевших этим языком, и к усилению влияния его на иврит. Важную роль в сохранении исторических традиций народа, в литературном творчестве, а также в распространении достижений культуры играл в период Первого Храма особый слой населения, который назывался "книжниками". Известно, что книжники находились на службе при царском дворе и при Храме, действовали в кругах, близких к пророкам, занимались обучением детей в домах аристократии и иных богатых людей.
Назад
5.3  Основные этапы создания ТАНАХа - эпоха I Храма
 
Создание величайшего литературного творения всех времён - ТАНАХа (Ветхого Завета) - продолжалось около тысячи лет. Его истоки - в устных традициях и воспоминаниях, передававшихся из поколения в поколения в коленах (племенах) Израиля.

Исследователи считают, что стремление записать эти традиционные рассказы возникло во дни объединённого Израильского царства, когда коренные изменения, происшедшие в жизни народа, - такие, как создание объединённого государства, формирование столицы всего народа, победоносные войны и экономический расцвет, были столь существенными, столь впечатляющими, что возникло желание сохранить память о них в последующих поколениях.

У учёных нет сомнений относительно того, что создание этого литературного памятника сконцентрировалось в Иерусалиме, при Храме, и поначалу также при царском дворе. В нём нашли отражение не только устные рассказы и традиции, сохранившиеся в коленах Израиля, близких ко двору и к столице, но и традиционные повествования ханаанцев и иевусеев, сохранённые писцами и другими образованными людьми из неевреев, служившими при царском дворе.

Ныне среди специалистов распространено мнение, что Тора, которую на русском языке называют "Пятикнижие", была записана в период Первого Храма, но окончательно отредактирована после разрушения Первого Храма. Об этом свидетельствуют отдельные места в этих книгах, упоминающие царство и Храм. Части Торы, касающиеся судебных вопросов, были взяты из сборников, составленных в течение всего периода существования Иудейского царства. В это же время были созданы в подавляющем большинстве и другие исторические произведения, вошедшие в ТАНАХ (часто его на иврите называют также "Микра"), которые окончательно отредактированы только после разрушения Второго Храма.

Созидание ТАНАХа шло очень медленно. Вначале в него внесли устные традиции и рассказы - например, "Книга Притчей Соломона (Шломо)", а позднее выбрали из них наиболее важные отрывки и объединили их в более масштабные произведения, таких, как, например, "Книга царств". Эти сборники многократно исправлялись, отдельные их части переосмысливались и редактировались на протяжении многих поколений. Поэтому очень трудно ныне выяснить и точно определить время написания того или другого фрагмента из Книги книг. Однако ясно, что первые варианты многих важных частей её были созданы во дни объединённого царства.  

Если поделить все сочинения ТАНАХа на книги законов, пророчеств, философии, поэзии и истории, то выяснится, что значительные фрагменты книг по истории и поэзии относятся ко дням Давида и Соломона. На Древнем Востоке было принято составлять хроники жизни царей и их деяний даже в небольших государствах. Не был, видимо, исключением в этом плане и иевусейский город-государство, после завоевания которого его хронисты продолжали заниматься своим делом при дворе царя Давида. Вполне вероятно, что "Книга притчей Соломона (Шломо)" или "Книга хроники царствования Давида" относились к произведениям подобного рода или являлись результатом объединения нескольких таких хроник.

В ТАНАХе представлены и отрывки, источником которых были письменные свидетельства, в том числе и документы периода объединённого государства - например, опись границ колен Израиля (ИбН 18:19), список начальников тысяч и сотников, находившихся на территориях различных колен (IДЯ 27:26), перечень областей и областных начальников (I Ш 4) и различные списки государственных чиновников. Считается, что географические данные, которые будто бы описывают границы колен и города, относящиеся к этим коленам, во дни Йехошуа Бен Нуна (Иисуса Навина), не соответствуют реальным данным той эпохи, выявленным археологами, и были составлены во дни объединённого царства.

Уже во времена Давида и Шломо создавали не только исторические произведения. Считается, что Шломо (Соломон) сам был автором ряда книг, например, первых вариантов "Книги Притчей Соломоновых" и "Книги Песни Песней Соломона", несмотря на то, что канонические их варианты были созданы в более позднее время. Очень воз- можно, по мнению исследователей, что часть тех 73 псалмов, которые считаются тво- рением царя Давида, относятся ко дням Шломо.
Назад
5.4  Значение Иерусалимского Храма
 
Храмовая гора, она же гора Мория, по талмудическому преданию, была местом, где был сотворён Адам; здесь Адам построил алтарь в честь Бога, здесь Каин и Авель приносили жертвоприношения, а Ной соорудил алтарь после потопа. На этой же "Господней горе"
(Б 22:14) Авраам хотел принести в жертву Богу своего сына Исаака. Камень, на котором стоял Ковчег Завета со времён царя Давида, назывался на иврите "Эвен Шетия" - "камень основания". Подразумевалось, что это основание - фундамент всего мироздания (Иома, 54б).

По мнению одних толкователей Торы, гора Мория по жребию, брошенному Йехошуа Бен Нуном, поступила в удел коленам Иехуды и Беньямина и граница между ними проходила как раз по вершине горы. Восточная часть вершины горы, внешняя и внутренняя площади на ней, находились на территории предназначенной колену Иуды, а здание самого Храма, т. е. притвор, святилище и Святая Святых, находившиеся на западной части вершины горы Мория, располагались на территории предназначенной колену Беньямина.

Другие толкователи считали, что Иерусалим не входил в состав земель, которые распределялись по жребию, и составлял нераздельную собственность всего еврейского народа.

Ещё во дни царя Давида было признано, что именно на вершине горы, предназначенной для постройки Храма, обитает сам Всевышний, и при описании этой уникальной связи Бога с Храмовой горой употребляется одно из особенных имён Его - "Шехина", для выражения Его реального пребывания в мире, в Иерусалиме (И 25:8; Д 12:11; Из 43:7; Ис 8:18).

В Танахе имеется немало имён, которые употреблялись параллельно для обозначения Бога и особенностей, проявлявшихся в Его деятельности, в Его отношении к Своему народу. Каждое новое проявление Его воли часто вело к присвоению Богу нового имени, а принятое уже имя часто приобретало новое содержание или новые оттенки. Так, одно из Его имён часто употреблялось для выражения Его присутствия, другое для прославления Его могущества, третье - для подчёркивания Его милосердия или славы, например Господь ("Адонай"), Всевышний ("Эльон"), Милосердный ("Рахамим"), Предвечный ("Эль Олам"), Господь Бог Израиля ("Эль Элохей Исраэль").  

В соответствии с религией, считалось, что с того дня, как была построена Скиния, яв- лявшаяся первым святилищем евреев, там, где она находилась, появлялась Шехина; а с постройкой алтаря на вершине Храмовой горы и с перенесением Ковчега Завета в Иерусалим, - Шехина стала обитать в этом городе и пребывала среди людей во время жертвоприношений, во время публичных молитвенных богослужений в синагогах, а также во время совместного изучения Торы.

Храм был построен на западной стороне вершины горы, потому что на западе пребывает Шехина (Б. Б. 25а). Считают, что предпочтение, оказанное Западу, подчёркивало отличие и даже противоположность нормам, принятым среди язычников, которые поклонялись солнцу на востоке (Рамбам, Морэ Навухим 3:45).

Значение Иерусалимского Храма до Вавилонского пленения состояло в том, что он считался местом обитания Бога, был центром религиозной и культовой деятельности еврейского народа. В нём и вокруг него собирался народ в праздники. Здесь можно было обратиться к Всевышнему с просьбой или с благодарностью; здесь Бог открывал свои желания и возвещал, когда хотел того ( I М 3:5).

Несмотря на это, известно, что многие в те времена продолжали служить Богу и на алтарях вне Иерусалимского Храма, и в северном царстве - Израиле, и в южном - Иудее. Это служение составители ТАНАХа описывают как прегрешение, однако из самих описаний можно понять, что ни власти, ни народ не считали его грехом.
Назад
5.5  Святость Иерусалима в период Первого Храма
 
Иерусалим был священным для его жителей и до завоевания города Давидом, но с поселением в нём евреев он стал связан не с одним из множества местных богов языческого пантеона, а с единым, всемирным и всесильным Всевышним. Слава и святость Иерусалима росла с развитием взглядов евреев на религию и на этот город как на единственное место национального религиозного культа.

Сочетание функций политической столицы государства, административного, экономического центра хозяйственной жизни страны и религиозного центра духовной жизни народа во дни правления Давида и Шломо заложили основу его уникальной судьбы в мировой истории. И в еврейской религиозной литературе, и в книгах Флавия при упоминании Иерусалимского Храма часто имеют в виду не только само здание, не только прихрамовые площади и сооружения на вершине той горы, не только стены, обрамлявшие Храмовую гору и ворота в них, но и весь Иерусалим как преддверие Храма.

Евреи уже в конце существования Иудейского царства не могли себе представить Иерусалим без Храма и Храм евреев без Иерусалима. Что может быть более священным, чем место пребывания самого Бога? Так стали священными не только Святая Святых, где по представлению древних евреев пребывала Шехина, не только весь Храм и прилегающие к нему площади, но и весь город, окружавший этот Храм.

Блестящие дни в истории Иерусалима во дни объединённого еврейского государства ушли в прошлое с расколом этого государства на два отдельных царства. Иерусалим стал столицей маленького и незначительного государства, однако, в то же время, здесь продолжали развиваться религия и закон, моральные нормы и литература.
Важным элементом в развитии святости Иерусалима было, по мнению многих исследователей, формирование традиций, которые наделяли город святостью ещё со времён праотцев. Так, например, в книге "Бытие" ("Берешит" на иврите) (Б14:18-20) говорится о царе Шалема (Салима), т. е Иерусалима, который поклонялся Богу Всевышнему, Владыке неба и земли и который благословил праотца Аврахама. Однако есть и исследователи, которые убеждены, что эти параграфы были добавлены во дни царя Давида, хотя и повествуют о времени праотцев, чтобы дать Иерусалиму статус города, в котором служили Всевышнему во дни Аврахама, и это служение было признано им. Так, в одном месте сказано:
"И начал Шломо строить дом Господень в Иерусалиме, на горе Мория, которая указана была Давиду" (II ДЯ 3:1).

Цари, наследники Давида, и другие патриоты Иерусалима внедряли в сознание верующих убеждение, что счастье народа тесно связано с участью этого города и судьбой Храма в нём, что Храм в Иерусалиме является единственным местом, где возможна непосредственная связь с Всевышним, откуда будут услышаны Богом все молитвы и пожелания. Так укоренили в сознании каждого еврея веру в неразрывную связь между династией царя Давида, столицей независимого государства - Иерусалимом, Храмом в этом городе, и избранным Всевышним еврейским народом.
Назад
5.6  Пророки, пророчества и их роль в духовной жизни евреев
 
Интереснейшим явлением общественной жизни евреев в период Первого Храма были пророки и их деятельность. Большинство из них пророчествовало в Иерусалиме, воспевало его красоту и святость. В ТАНАХе пророки описываются как люди, в основном, из простого народа, призванные Богом для возвещения евреям о Его воле и Его желаниях. Пророки сообщали волю Божью отдельному человеку, кругу лиц или обществу в целом - в соответствии с конкретным поручением.

Пророки далеко не всегда с готовностью принимали на себя эту сложную миссию, т. к. знали о трудностях, связанных с её выполнением. Такая миссия часто приводила к резким столкновениям пророка с общепринятым мнением и руководством народа. Нередко вследствие таких столкновений пророки подвергались преследованию и даже заключались в тюрьму. В ТАНАХе описываются случаи, когда избранные Богом пророки отказывались от возложения именно на них обязанности возвещать народу, но были вынуждены в конце концов принять на себя эту миссию.

Пророки и большинство тех, кто внимал им, считали, что пророчества внушены им самим Всевышним. Чтобы слова пророка были признаны окружающими как истинное выражение воли Бога, сам пророк должен был быть убеждён, что его предсказания внушены ему свыше. Эта миссия давала каждому пророку особые права, позволявшие ему действовать вне рамок признанных учреждений, общественных и религиозных. Во многих случаях пророк избирался Богом для того, чтобы возвестить народу недо- вольство Всевышнего определёнными действиями властей или народных масс и вернуть их к богоугодному поведению.

Так, пророк Амос бичует разнузданные нравы народа (2:7-8), ханжество и лицемерие, довольствующиеся внешним выполнением обрядов и забывающее о нравственных требованиях, связанных с ними. Важной сферой деятельности пророков была политика. Пророки принимали участие в государственной деятельности, в свержении одних царей и воцарении других.

Моше (Моисей), называемый первым пророком, считается также первым политическим вождём еврейского народа. Важным политическим деянием его было обращение к фараону с требованием отпустить евреев из Египта (И 3:10). Этот политический шаг сопровождался пророчествами, которые он сообщал своему народу (И 3:13; 4:10-20).

В личности пророка Шмуэля (Самуэля) также сочетались пророк, судья и народный вождь. Почти полстолетия оказывал влияние на политическую и религиозную жизнь народа и государства пророк Иеремия (Ирмияху), родившийся в окрестностях Иерусалима, живший и действовавший этом городе. Он проповедовал подчинение Вавилону, однако ему пришлось пережить разрушение Храма и государства.

Илл. 5.6.1: Пророк Иеремия на развалинах Иерусалима

Особенно выделялась деятельность пророков в социальной области, они зачастую выступали против экономической несправедливости, против притеснения народа и лишения его элементарных прав. Моральная и социальная критика пророков относилась прежде всего к правящим кругам, которые заправляли политикой, экономикой и общественными вопросами. Пророки нередко были самоотверженными борцами за правду и общественную справедливость. Так, Амос выступал против произвола царей; роскоши (4:1; 6:4-6), чёрствости имущих слоёв и социальной несправедливости (2:6-8; 3:9-10; 4:1; 5:11-13; 6:5-8); Миха обличает произвол, угнетение слабых (3:1-3), подкупы в судах, нравы правящих кругов (3:9,11).

Среди идеалов деятельности пророков выделяется мир между народами, наступление которого они провозглашали одним из признаков прихода Мессии. Пророки обрушивались и на культ жертвоприношений как на лицемерную форму отношений с Богом: массы верили, что любое преступление допустимо, т. к., принеся жертву, они искупают его и получают прощение. Амос проповедует, что Богу служат исключительно добрыми делами и справедливостью; Исайя - что формальное соблюдение обрядности лишёно внутреннего смысла, истинного религиозного чувства и благочестия, что молитва достигает цели только когда вытекает из глубины сердца. Миха считал лучшей формой богослужения следование идеалу любви к ближнему, справедливость и скромное поведение (6:6-8).

Когда специалисты рассматривают религиозное мировоззрение древних народов, они обычно отмечают, что на формирование его оказывали влияние только цари и жрецы. А вот у евреев люди из народа, пророки, могли протестовать против такого положения.

Они требовали человеческого, разумного подхода к вопросам религии, большего учас- тия всего народа в выполнении обязанностей перед Всевышним. И когда пророчество как явление прекратилось, слова и идеи пророков, увековеченные в ТАНАХе, продолжали звучать, будить народную совесть, призывали верить в лучшие времена.
Назад
5.7  Долина Гей Бен Хином
 
В истории Иудейского царства известно немало царей, которые, как Ахаз (733-727 годы до н.э.) или Менаше (698-642 годы до н.э.), изменяли традициям предков и поклонялись языческим божествам. Есть исследователи, которые видят в таком отходе от традиций реакцию на политическую зависимость от грозных держав, однако не найдено никаких свидетельств, что ассирийские властители заставляли евреев поклоняться своим богам. Другие исследователи предполагают, что были в народе противоборствующие силы, одни из которых стремилась к сохранению национальных традиций, а другие тяготели к традициям других народов.

В те времена, когда в Иерусалиме верх одерживали идолопоклонники, особое значение приобретала долина Гей Бен Хином, окружающая и ныне с юга и запада древнейшую часть Иерусалима. С точки зрения топографии, эта долина является ответвлением Кедронской долины и её протяжённость не превышает трёх километров.

Известно несколько вариантов названия этой долины: Гей Бен Хином или Гей Бней Хином или Гей Хинном. Происхождение этого названия неясно; предполагают, что оно кнаанского (ханаанского) происхождения и представляет собой имя владельца земель в долине. Эта долина впервые упоминается в ТАНАХе как часть границы между коленами Иехуды и Беньямина (ИбН 15:8) и при описании границ земель колена Беньямина (ИбН 18:16). Начало этой долины - в районе рынка Маханэ Иехуда, и она спускается по нынешним улицам Яффо и Шломцион ха-Малка к Бассейну султана лежащему к западу от Яффских ворот, к Старому городу. От Бассейна султана долина Гей Бен Хином пролегает в крутом и глубом ложе спускающемся к Кедронской долине к югу от Города Давида.

Илл. 5.7.1: Долина Гей Бен Хином на карте, нарисованной паломником, посетившим Иерусалим в 1310 г.

В этой долине часто в период Первого Храма концентрировались культы языческим богам, она стала как бы противоположностью Храмовой горе. Несколько изменённое название долины - "гехеном" стало нарицательным и обозначает на иврите ад; позднее оно было воспринято многими другими языками. Так, в русском языке оно превратилось в "геенну", слово, которое обычно употребляется с прилагательным "огненная".

Во времена правления наследников царя Шломо эта долина упоминается как место поклонения кнаанскому божеству природы и тепла по имени Молох. Служение Молоху включало приношение ему самого дорогого - собственных детей, которые сжигались на возводившихся в этой долине алтарях. Это были жертвы всесожжения и поэ- тому, видимо, они не сжигались живыми, а предварительно умерщвлялись. Позднейшая народная фантазия представила ритуал всесожжения в более впечатляющем, страшном виде: будто живые дети клались в распростёртые руки металлического идола с бычьей головой, который нагревался изнутри, а плач детей заглушался грохотом барабанов.

Исследователи считают, что человеческие жертвы вовсе не были повседневным делом, они приносились только в случаях всенародной опасности или в определённые дни года. Толкование фраз, упоминающих служение Молоху в ТАНАХе, позволяет считать, что обычно дети не сжигались, а только проводились по огню или между двумя кострами. Иудейские цари Ахаз, Менаше и Амон были приверженцами многобожия, во дни их правления в этой долине стояли алтари и приносились жертвоприношения разным богам.

Илл. 5.7.2: Служение чужим богам в долине Гей Бен Хином
Назад
5.8  Формирование религии древних евреев

Даже царь Шломо помимо Иерусалимского храма построил алтари языческим богам: "Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской ... капище Хамосу, мерзости Моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской. Так сделал он для всех своих чужестранных жён, которые кадили и приносили жертвы своим богам" (I М 11:5; 7-8).

Однако в конце периода Первого Храма, как свидетельствует книга "Дварим" ("Второзаконие") - народ признал, что позволяется служить только Единому Богу и только в Иерусалимском Храме. О развитии, которое прошла религия евреев в период Первого Храма, можно судить по описаниям реформ преобразования религиозного культа, проведённых царями Израиля и Иудеи, а также по обличениям и призывам пророков.

Религия древних евреев, сформировавшаяся в те времена, покоилась на двух основных элементах: - вера в единого и всемогущего Бога и - вера в особую связь Всевышнего с еврейским народом, в союз между Шехиной и избранным Им народом. Союз между Всевышним и еврейским народом был положен Его обещаниями праотцу Аврахаму и подтверждён Им на горе Синай после того, как Он вывел еврейский народ из Египта. Следующей вехой этого союза было явление Бога Ехошуа Бен Нуну после завоевания Обетованной Земли. Реформа, проведённая Иешаяху, также сопровождалась подтверждением союза между Богом и еврейским народом.

Этот союз, по мнению религиозных авторитетов, представлял собой нечто наподобие соглашения, по которому каждая из сторон брала на себя определённые обязательства. Всевышний обещал Аврахаму дать ему Землю, которая стала с тех пор Землёй Обетованной, и помочь ему и его потомкам в войнах с врагами. Еврейский народ взял на себя обязательства выполнять предписания, которые даны были ему в наиболее общей форме на горе Синай в виде десяти заповедей.

На протяжении многих поколений эти заповеди были конкретизированы во множество чётких правил поведения и богоугодных дел (мицвот). Было признано всеми, что выполнение всем еврейским народом заповедей - обеспечит ему защиту Всевышнего, а нарушение их - навлечёт на него несчастья. Приобщение каждого новорождённого еврея мужского пола к этому союзу стали отмечать простой хирургической операцией, получившей на иврите название "брит-мила", которое переводится на русский язык как "обрезание в знак союза".

Идея союза избранного народа с Богом нашла выражение в наиболее святом предмете, которому поклонялись евреи, и служивший важнейшим элементом Храма и предшествовавшей ему Скинии. Это были Скрижали Завета ("две скрижали откровения, скрижали каменные, на которых написано было перстом Божиим... с обеих сторон" ) и Ковчег для хранения их (И 31:18; 32:15). Известно, что до постройки Иерусалимского Храма евреи служили Богу и в Скинии, и просто у алтарей под открытым небом. После возведения Храма и до его разрушения вавилонцами он не был единственным местом, где евреи служили Единому Богу.

Параллельно с I Храмом существовало множество иных культовых сооружений и алтарей и в Иудее, и в Израиле. На многих из них, и даже иногда в Иерусалимском Храме евреи служили другим, языческим, божествам. Среди истоков религии древних евреев было много элементов общих с религиями окружающих народов. До постройки I Храма и большую часть времени его
существования верования окрестных народов оказывали существенное влияние на религиозный культ древних евреев.  

Сам Храм был построен при помощи неевреев и по планам, заимствованным от неевреев. Здание Храма и церемонии богослужения в нём были пышными и торжественными, однако, часто, почти во всё время его существования, одновременно проходили также богослужения во множестве скромных культовых со-оружений и у открытых всем ветрам алтарей в различных населённых пунктах страны. Цари Иудейского государства держали в собственных руках право наблюдения за функционированием Храма и они диктовали, как и каким богам служили в нём и какова святость Иерусалима.

Отношение царей Иудейского государства к религии предков, а также к Храму и службе в нём, представлено в ТАНАХе как мерило их личной благочестивости или греховности. Вспомним для примера только нескольких из них. Ахаз (743-727 до н. э.) не присоединился к антиассирийской коалиции, последовав совету пророка Исайи, и тем спас Иудею от судьбы северного еврейского царства. Стремясь задобрить грозного и жестокого соседа (Ассирию), он стал насаждать в стране ассирийский образ жизни и даже поставил идолов в Храме, удалив медный алтарь, возведённый при царе Шломо, и установил новый алтарь, наподобие образца, виденного им в Дамаске (II М 16:10-16).

Менаше (698-642 до н. э.), внук Ахаза и сын Хизкияху, также послушный вассал ассирийцев, построил на площади перед Храмом несколько алтарей в честь чужих богов и внёс скульптуру богини Астарты во внутрь Храма. Он также возобновил культ Молоха в долине Гей Бен Хином (II М 23:10; Ир 32:35). Описание его правления представляет в основном перечисление его преступлений перед религией предков. Несмотря на покорность Менаше, ассирийские власти заподозрили его в нелояльности. Его вызвали в Ниневию, чтобы наказать, и там он претерпел большие унижения.

По возвращении в Иерусалим он одумался и снова стал верным национальной религии. Тем не менее, составители ТАНАХа видели в поведении царя Менаше, в признании им идолопоклонства, причину разрушения Первого Храма и вавилонского пленения. Другие цари очищали Храм от чужих богов. Так, Хизкияху (727-698 до н. э.), следуя советам пророка Исайи, очистил Иудею от поставленных отцом (Ахазом) идолов и поощрял народ к соблюдению древних законов и традиций. Его правнук, Иошия (639-609 г. до н. э.), посвятил всё своё правление очищению страны от идолопоклонства, возвращению народа к почитанию Единого Бога.

При Иошии Храм был очищен от следов идолопоклонства и снова стал единственным культовым сооружением евреев. Духовная жизнь населения в Иерусалиме в период существования Иудейского государства развивалась очень интенсивно в разных областях - таких, как право и религия, литература и философия. Этот процесс духовного развития евреев, воспринявших многое от окружающих народов и создавших собственную, оригинальную культуру, содействовал единению выходцев из различных колен Израиля и формированию еврейского народа.

Процесс кристаллизации и формирования совершенно новой религии и нового подхода ко многим философско-религиозным вопросам не был быстрым и непрерывным, он нередко приостанавливался и даже шёл вспять. Храм Шломо был разрушен в 586 г. до н. э., простояв около 370 лет. За столь длительный период здание Храма не раз ремонтировали, восстанавливали отдельные его участки. Такие работы, которые проводились в правление царей Йоаша и Иошии, упоминаются и в Танахе
(II М 2:12; 22:3). При ремонтных работах в Храме, производившихся при царе Иошии (639-609 г. до н. э.), был найден древний свиток (II М 22:8), который оказался пятой книгой Моисея - "Дварим" ("Второзаконие"). Обнаружение этой книги повлекло за собой серьёзные изменения в религиозном культе евреев.

Назад