Обложка книги "По стопам Иисуса на Святой Земле"

Нажать для увеличения

About-Holy Land.com
Jesus in Holy Land

Владимир Цывкин 

рассказывает на этой странице о седьмой главе своей книги:

"По стопам Иисуса на Святой Земле"

Жители Израиля могут купить книгу "По стопам Иисуса на
Св. Земле"
(формат 170х245, 544 с., 258 ч\белых илл., качеств. бум., твердый перепл) прислав чек на 95 шек. (книга + почта) на имя Tsivkin Vladimir по адресу:
P.O.Box 45673 Haifa 31456

Тем, кто проживает вне Израиля - прислать чек на 37$
Можно так же перевести
37 wmz с помощью WebMoney
на кошелёк Z169758206577
WMID 266180741016

Книга будет выслана заказной бандеролью в течение недели.

Главная Предисловие Введение Содержание Рецензии

Глава VII

        КРЕЩЕНИЕ ИИСУСА ХРИСТА (ЙЕШУ) В ИОРДАНЕ

VII-1. Что нам известно об Иоанне Крестителе? 

VII-2. Чему учил Иоанн Креститель? 

VII-3. Какое место занимало погружение в воду (крещение)
           в учении Иоанна Крестителя? 

VII-4. Близость взглядов Иоанна Крестителя и авторов
           рукописей Иудейской пустыни 

VII-5. Крещение Иисуса 

VII-6. Отношение Иоанна Крестителя к Иисусу 

VII-7. Отношение Иисуса и его современников к Иоанну   
           Крестителю 

VII-8. Влияние Иоанна Крестителя на Иисуса 

VII-10. Значение реки Иордан в христианстве 

VII-9а. Святость реки Иордан 

VII-9б. О месте Крещения Иисуса (Йешу) 

VII-9в. Монастыри Иоанна Крестителя на Иордане 

VII-9г. Место Крещения Иисуса (Йешу) в верховьях Иордана   
            (Йарденит) 

VII-10. Церковь на месте рождения Иоанна Крестителя 

VII-11. Родственные связи между Иоанном и Иисусом 

VII-12. Церковь на месте встречи матери Иисуса с матерью Иоанна

VII-13. Ирод Антипа и Иоанн Креститель 

VII-13а. О тетрархе Ироде Антипе и его столице 

VII-13б. Отношения между Иоанном Крестителем и Иродом   
               Антипой 

VII-13в. Дворец Ирода Антипы в Тверии 

VII-14. Церковь захоронения головы Иоанна Крестителя на    
             Масличной горе 

VII-15. Церковь Иоанна Крестителя в Иерусалиме 

VII-16. Значение Иоанна Крестителя (Предтечи) в христианстве
Назад
 Глава VII.
Крещение Иисуса Христа (Йешу)
в Иордане


 VII-1. Что нам известно об Иоанне Крестителе?

Ровесником Иисуса Христа был другой бродячий проповедник. Его звали Йоханан, и он приобрел большую популярность среди современников незадолго до появления Иисуса на исторической арене. На русском языке его принято величать Иоанном Крестителем.1

О нем свидетельствуют все четыре автора канонических Евангелий и Иосиф Флавий. Флавий дополняет сведения, сохранившиеся в христианской традиции, однако и он повествует только о последних днях деятельности Иоанна. В Евангелиях даются точные ориентиры для определения времени деятельности Иоанна (Йоханана) Крестителя. Это было "в пятнадцатый год правления императора Тиверия, когда Понтий Пилат начальствовал в Иудее, Ирод (Антипа) был четверовластником (тетрархом) в Галилее, Филипп, брат его, четверовластником в Итурее и Трахонитской области, а Лисаний четверовластником в Авилинее, при первосвященниках Анне и Кайафе" (Лука 3:1-2). Год, который описан столь пространно, был, по-видимому, 28 или 29 год нашей эры.

Илл. 7-1-1: Образ Иоанна Крестителя в искусстве [Спинелло Аретино (творил в 1373 - 1410 годы). Фреска в церкви Сан Доменико во Флоренции]

Иоанн Креститель, по мнению проф. Д. Флюсера, "был одной из удивительных личностей среди евреев периода Второго Храма: еврей-проповедник и аскет, которому внимали толпы народа, стекавшиеся к нему в пустыню, который превратился в христианского святого только потому, что одним из тех, кто пришел к нему, слушал его и делал, как он учил, был Иисус из Нацерета. Новая религия начинается с появления Иоанна Крестителя, так как Иисус видел в нем своего предшественника, и христианство даже наследовало ему в использовании самой важной ритуальной церемонии - погружения в воду", получившем особое название -- "Крещение". Несмотря на это, "его необходимо рассматривать как явление внутренней духовной жизни еврейского народа, и даже его ученики, в отличие от последователей Иисуса, остались в рамках религии евреев и не перешли в новую религию".2

Иоанн Креститель действовал в пустыне Иудейской (Мф 3:1). Так как ни вороны, ни ангелы не приносили ему пищи (что они делали для пророка Илии - 3 Ц 17:6), то он питался, по-видимому, акридами (саранчой), испеченными на камне, и диким медом, собранным в расщелинах скал. Он не пил вина, а утолял жажду у потоков. Одеяние его напоминало облачение Илии, он носил накидку из верблюжьего волоса и кожаный пояс на чреслах (Мф 3:4). Часть исследователей считает, что евангелист Лука представил его обычным евреем, который дал нередко встречавшийся тогда обет назорея: вести аскетический образ жизни и воздерживаться от крепких напитков.
"Некоторые обрывки проповеди Крестителя, сохраненные синоптиками, дают понятие, - пишет проф. А. Ревиль, - о его сильном и горячем красноречии в стиле древних пророков, не отступающем перед обвинениями и одушевленном очень возвышенною нравственною идеею, которая должна была производить незабываемое впечатление на слушателей. В этих обрывках словно и теперь еще слышится громовой голос проповедника покаяния -- 'глас вопиющего в пустыне', возвещающий о приближении Судии, который покарает за небрежение к божественным законам и будет судить бесповоротно, не обращая никакого внимания на преимущества происхождения или общественного положения".3

"Иоанн отличается живым воображением и увлекающим даром слова. Способ его выражения энергичен; в них слышно страстное, - с точки зрения А. Дидона, - стремление к добру, придающее словам неизъяснимое красноречие. Вся его жизнь была одна живая, сплошная проповедь... Кто не видел страны, где впервые раздалось вещее слово Иоанна, тот никогда не будет в состоянии объяснить себе суровую речь его, могущественные образы и могучие возгласы, похожие на рыканье льва".4

Из свидетельств Евангелий и Флавия явно следует, что проповеди и требования Иоанна Крестителя находили широкий отклик в народе, и евреи толпами стекались к месту его пребывания у реки Иордан. Они верили в истинность его слов, раскаивались в своих грехах и крестились в водах Иордана. По-видимому, это объяснялось тем, что он не требовал от них отказаться от привычного для них образа жизни, передать их достояние в общий котел его последователей и жить отдельной сектой. "Весь народ поднялся, - пишет А. Дидон, - на призывный глас нового пророка, объятый чудесной силой его слова, пораженный твердостью его проповеди... Те, кому удалось слышать его, были всегда потрясены. Они возвращались к себе в город или деревню, унося в сердце своем слова отшельника и, повторяя их другим, распространяли славу его и возбуждали всеобщее любопытство в народе".5

Иосиф Флавий считал, что именно огромное влияние Иоанна Крестителя на народные массы было истинной причиной его трагической смерти по указанию Антипы Ирода, правителя области.
Назад
 VII-2. Чему учил Иоанн Креститель?

"Явился Иоанн, крестя в пустыне и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов. И выходили к нему вся страна Иудейская и Иерусалимляне; и крестились от него в реке Иордане, исповедуя грехи свои" (Мк 1:4-5). Он говорил: "Я крещу вас в воде в покаяние" (Мф 3:11). "И говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф 3:2). Только открытие рукописей Иудейской пустыни позволило наконец-то понять воззрения Иоанна Крестителя, которые до того оставались непонятными из-за скудости сведений о нем.

Илл. 7-2-1: Иоанн Креститель проповедует в пустыне (Юлиус Карольсфельд. Гравюра по дереву)

Основным мотивом проповеди Иоанна было пришествие Царства Божьего, или Царства Небесного, в ближайшем будущем (Мф 3:2). Иоанн утверждал, что прежде, чем придет то идеальное Царство, которое наступит с пришествием Мессии (Христа по-гречески) или одновременно с приходом Мессии, наступит день всеобщего Суда. Он верил, что как Царство Небесное несет спасение добру, так в день Суда произойдет уничтожение зла и не будет более зла на земле (Мф 3:10, 12). Он учил, что в том идеальном Царстве будут жить только те, кто покается, раскается и очистится от всех грехов, поэтому он проповедовал необходимость покаяния в грехах и омовения в водах Иордана.

"Смысл страстного призыва Иоанна следует, - пишет Дж. Кармайкл, - расшифровать так: 'Раскайтесь так, чтобы могло прийти Царство Божье', то есть его крещение было эффективным средством создания такого Царства, а также способом обеспечить доступ в Царство для отдельного кающегося грешника".6

О покаянии Иоанн говорит подробно, "обращаясь к каждому сословию в народе с отдельным наказом соблюдать справедливость и человеколюбие, милосердие и общительность". Анализируя его речи, Давид Фридрих Штраус (1808-1874) подчеркивал, что тех, кто "нравственными поступками не докажут внутреннего покаяния", Креститель считал не достигшими очищения. "Поэтому Иоанн требовал от тех, кто у него крестились, чтобы они ему исповедовались в грехах; последующее их погружение в реку являлось символом того, что грехи прощены им Богом и что покаявшиеся обязуются больше не грешить".7

Слушатели же его хотели спастись от божественного гнева в день будущего Суда и готовы были загладить свои грехи путем исповеди и погружения в воды Иордана. При этом очень вероятно, что не все из приходивших креститься у Иоанна понимали до конца его идею очищения, согласно которой обряд крещения очищает лишь тело, а от грехов очищает только признание их, сознание своей вины и сожаление о совершенных проступках. И в Евангелиях, и в сочинениях Иосифа Флавия отмечается предупреждение Крестителя желавших пройти обряд, что крещение само по себе не приносит прощения, и ему должны предшествовать добрые дела и покаяние.

Тем, кто вовсе не покается или покается лукаво, как фарисеи, только для вида, без изменения своих помыслов, Иоанн Креститель грозил Страшным судом, уготованным им с приходом грядущего Царства Небесного (Мф 3:7; Лк 3:4). Он ожидал этот Суд не в отдаленном будущем, а в ближайшем времени и непосредственно угрожающим его слушателям. Одновременно он говорил: "Идет за мною Сильнейший меня, у Которого я не достоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его" (Марк 1:7). Поэтому он призывал соотечественников поспешить с покаянием (Мф 3:2; Мк 1:4; Лк 3:3). Он, по-видимому, был убежден, что все евреи могут стать достойными Царства Божия, если согласятся на глубокое внутреннее преобразование, и "стремился произвести великое национальное перерождение, основанное на перерождении отдельных личностей".8
Иоанн Креститель верил, что Царство, столь давно обетованное, еще не пришло только из-за прегрешений его народа. "Без сомнения, - считает проф. А. Ревиль, - Иоанн в унижении своего народа, угнетаемого языческой властью в лице Пилата и узурпаторской семьи Иродов, видел только справедливое возмездие за прежние грехи. А так как всемогущий Мессия должен прийти и все поставить на свои места, то для чего же предварять час Божий восстанием, по необходимости кровопролитным... Поэтому пусть каждый, в ожидании великого дня, остается при своих занятиях, заботливо оберегая себя от злоупотреблений, обмана, вообще от всякого дурного дела" (Лк 3:10-14).9 Он говорил об общественной справедливости и о переделе имущества: "Тот, у кого есть две рубашки, пусть поделится с тем, у кого нет ни одной" (Лк 3:11).

В своем свидетельстве Иосиф Флавий совсем не упоминает о мессианских ожиданиях, составлявших значительную часть проповедей Иоанна Крестителя. Он писал, что Иоанн Креститель был праведным человеком, "который убеждал иудеев вести добродетельный образ жизни, быть справедливыми друг к другу, питать благочестивое чувство к Богу и собираться для омовения. При таких условиях омовение будет угодно господу Богу, так как они будут прибегать к этому средству не для искупления различных грехов, но для освящения своего тела, тем более что души их заранее уже успеют очиститься" (Иуд. др. XVIII 5:2).

Многие исследователи, например Д. Штраус и Й. Клаузнер, не сомневались в связи Иоанна Крестителя с мессианскими движениями и расценивали отсутствие у Флавия указания на эту связь как намеренное умолчание. Д. Штраус, писавший свои сочинения задолго до открытия рукописей Иудейской пустыни, объясняет это тем, "что он вообще старался скрыть от римлян эту подозрительную сторону устремлений и представлений своих современников, и мы должны читать у него об этом между строк. Флавий говорит, что Иоанн призывал евреев 'объединиться крещением', -- и этими словами слабо намекает на союз или сообщество; но он же прямо говорит о том, что проповедь Иоанна собирала к нему толпы народа и что Ирод казнил Крестителя из страха перед новшествами и отпадением иудеев, и все это показывает, что мессианская идея, этот неиссякаемый источник иудейских восстаний, не была чужда и проповеди Крестителя".10

Проф. Йосеф Клаузнер также объясняет отсутствие у Флавия упоминания о связи Иоанна Крестителя с мессианскими движениями стремлением его избежать недовольства римлян, которые видели в приверженцах мессианских движений повстанческие группы и собрания, приведшие в конце концов к "Великому восстанию".11

Особенно подчеркивал участие Иоанна Крестителя в мессианском движении Эрих Фромм. Он писал, что Иоанн Креститель "воспламенил народное движение... Его самые внимательные слушатели вышли из рядов люмпен-пролетарской массы... Это были массы необразованной бедноты, пролетариат Иерусалима и крестьяне из сельской местности... они страстно жаждали изменения существующих условий... Чем призрачней становилась надежда на реальное улучшение, тем больше было желание выразить эту надежду в фантазиях. Отчаянная последняя борьба зелотов против римлян и движение Иоанна Баптисты (Крестителя) были двумя крайностями и коренились на одной почве: на отчаянии низших классов".12

Личность и воззрения Иоанна Крестителя интересны не только для истории зарождения христианства, но и для понимания представлений и идейных разногласий в среде религиозных евреев перед разрушением Второго Храма. Появление на исторической арене Иоанна Крестителя всего за несколько месяцев до начала общественной деятельности Иисуса Христа свидетельствует о брожении в еврейском народе в те дни, об ожидании многими пришествия Мессии, который освободит народ от чуждой власти и ознаменует наступление Божьего Царства.
Назад
 VII-3. Какое место занимало погружение в воду (крещение) в учении Иоанна Крестителя?

Иоанн Креститель прославился тем, что вел уединенный образ жизни в пустыне и исполнял обряд очищения в водах Иордана над теми, кто приходил к нему. Он не выдумал этого обряда. Погружение в воду как символ религиозного очищения и обновления жизни было в употреблении еще и ранее и являлось церемонией, которая постоянно повторялась не только у ессеев, но и у всех верующих евреев.

Погружение в воду, проповедовавшееся Иоанном, идентично обязательному очищению евреев в специальном религиозном бассейне - "микве", и такие бассейны для ритуального очищения устраивались в каждом зажиточном доме евреев и до Крестителя и Иисуса. Особенно много их было в Иерусалиме, и сотни таких бассейнов, которые всегда устраивались на нижнем этаже домов, раскопаны археологами. В аристократическом квартале Иерусалима ("Верхнем городе"), как показали раскопки, такие бассейны -- микваот -- находились в каждом доме.13 В особо тяжелых случаях ритуальной нечистоты все евреи должны были пройти очищение в проточной воде реки.

Ессеи ужесточили требования, касавшиеся очищения, по отношению к членам своего сообщества. Суть обряда очищения в миквах в понимании ортодоксальных евреев выражена в словах пророка Иезекиила (Иез 36:25-26): "И окроплю вас чистою водою, и вы очиститесь... И дам вам сердце новое, и дух новый вложу в вас".

Кумраниты (ессеи), как позднее и Иоанн Креститель, приняли идею, что омовение очищает тело не только практически, но и с ритуальной точки зрения, однако в отличие от ортодоксальных евреев, они считали, что необходимость ритуального очищения возникала не только от прикосновения к ритуально нечистым предметам и животным, но и от дурных поступков. Поэтому они были убеждены, что если такой человек пройдет обряд погружения в воду без покаяния, без добровольного и чистосердечного признания, порицания и раскаяния в совершенных проступках, слабостях и ошибках, то для него такой обряд будет чистой формальностью и не принесет ему желаемого очищения.

Такое понимание обряда погружения в воду, заключавшееся в обязательном предварительном покаянии и раскаянии, или внутреннем очищении, которое было введено кумранитами (ессеями), а позднее и Иоанном Крестителем, являлось новшеством, неизвестным до того отношением к нарушениям моральных и общественных норм. Это требование предварительного покаяния и раскаяния возникло в кругах ессеев, которые были замкнутой средой, опутанной множеством дополнительных обязательств, условностью и таинственностью. Поэтому новое понимание омовения, его теология, было мало кому известно среди тех, кто не принадлежал к ессеям, и только после проповедей Иоанна получило широкое распространение.

Проф. Давид Флюсер отмечает, что описание мотивации обряда очищения, приводимое Иосифом Флавием, почти слово в слово совпадает с теологией такого же обряда в рукописях Иудейской пустыни. Эта деталь, как и другие, указывает на близость во многом между Иоанном Крестителем и ессеями. Такая близость приводит многих исследователей к выводу, что он принадлежал какой-то срок к ессеям и позднее отделился от них по идейным мотивам. "Единое крещение в водах Иордана, по-видимому, - пишет А. Ревиль, - представлялось ему актом национального перерождения. Из вод реки должен был выйти новый народ, подобно тому как его предки, выйдя из пустыни, перешли эти воды... Признание своей греховности и искреннее сожаление были для проходивших очищение условиями примирения с Богом... личное покаяние и обращение к Богу должно было предшествовать крещению... Таким образом, из вод Иордана должен был вторично выйти избранный народ".14

"Но что же очищает при раскаянии? - вопрошает Д. Флюсер и сам же отвечает, - Святой Дух... очищает от всех грехов. Таким образом, покаяние... связывается с прощением грехов, а последнее со Святым Духом". Эту идею Иоанн Креститель, как и христианство, перенял у ессеев.15
Илл. 7-3-1: Участие Святого Духа в омовениях Иоанна Крестителя (с картины крещения, находящейся в церкви рождества Иоанна в Эйн Кереме)

Однако мнения и проповеди Крестителя нередко расходились с воззрениями ессеев. Так, он не принял подхода ессеев к ограничению круга посвященных, обвинил их во внесении раскола в народ и предлагал очищение любому еврею, желавшему того. При этом если в кумранской общине ритуальные погружения в воду были повседневными действиями, то у Крестителя обряд омовения превратился в одноразовый акт полного очищения. Позднее этот обряд стал называться "крещением", от которого исполнитель его получил свое прозвание.

По всей видимости, именно крещение больше всего манило народные массы к Иоанну. Их привлекало то, как было уже отмечено прежде, что Креститель, в отличие от ессеев, не требовал от них передать все их состояние в общую кассу и стать членом религиозной секты, а также отказаться от привычного образа жизни. Евангелист Лука сообщает, что каждый и после прохождения обряда ритуального очищения мог продолжать заниматься привычным делом и не покидать своей профессии (Лк 3:10-14). Они стремились только покаяться, очиститься от прошлых грехов и таким способом спастись от божественного гнева в день будущего Суда. В том-то и была особенность проповеди Иоанна Крестителя, что он снял многие ограничения, накладывавшиеся всеми другими. Именно в этом был, по-видимому, секрет его популярности.

Он стал крестить евреев в Иордане в 29 г. н.э., и это символическое действие, близкое к ритуальному омовению ессеев, перешло в христианство. Три первых евангелиста ничего не сообщают о том, что Иисус лично занимался крещением, и только евангелист Иоанн поначалу многократно говорит, что Иисус крестил и сам одновременно с Крестителем (Ин 3:22-27), а затем вдруг утверждает: "Сам Иисус не крестил, а ученики Его" (Ин 4:2).

Лексика, стиль и содержание последнего утверждения заставляют считать его, по мнению проф. Иоахима Иеремиаса (1900-1979), "сделанной позднее вставкой... Следует сказать о предосудительности представления, согласно которому Иисус выступает в качестве крестящего наряду с Иоанном, ставя себя, таким образом, на одну ступень с ним, так что они воспринимаются как соперники (Ин 3:26)". Поэтому более позднее добавление "имеет целью снять это пятно с Иисуса".16

Далее И. Иеремиас констатирует тот "удивительный факт, что после Пасхи первохристианская община начала крестить, - это легче поддается объяснению, если уже и сам Иисус практиковал крещение. Правда, в какой-то момент он, должно быть, перестал крестить (только так можно объяснить, почему ни один из четырех евангелистов не сообщает о крестительной деятельности Иисуса в последующее время), и весьма странно, что о каких-либо причинах этого прекращения ничего не говорится".17

Поначалу ритуальное очищение христиан, связанное с погружением тела в воду, связывалось, по мнению Д. Флюсера, с именем Иисуса, а позднее с Всевышним и Святым Духом. 18 И. Д. Амусин не согласен с Д. Флюсером. Он считает, что "связь обряда крещения с Христом появилась позднее, в результате развития и усложнения обряда, с первоначальным ядром которого мы, по-видимому, сталкиваемся в учении ессеев, у Иоанна Крестителя (по Флавию) и в кумранских рукописях".19

Обязательным обрядом крещение стало только позднее, при присоединении к общине, и до сих пор является символом принадлежности к этой религии. Однако оно преобразовалось в чудодействие, очищающее и тело и грехи, без необходимости покаяния в проступках и раскаяния в них до совершения обряда крещения.
Назад
 VII-4. Близость взглядов Иоанна Крестителя и авторов рукописей Иудейской пустыни

В первой главе мы уже рассмотрели ряд вопросов, связанных с рукописями Иудейской пустыни, вспомнили об их открытии и значении, об удивительном совпадении идеологии и организации, обычаев и взглядов, которые выявлены у жителей Кумранского поселения и в первых христианских общинах, о поразительном подобии представлений об Учителе Праведности и Иисусе Христе.

Однако немало исследователей сравнивало Учителя Праведности не с Иисусом, а с Иоанном Крестителем. Они пытались выяснить, оказали ли ессеи какое-либо влияние на Иисуса путем прямых контактов с ними лично или с их сочинениями, либо их влияние было опосредованно, только через Крестителя. Так как все сообщения о личных связях Иисуса с ессеями в течение ранних лет его жизни, о которых ничего не известно, относятся к области вымыслов, то посредническая роль Крестителя признана многими исследователями.

Есть ученые, как, например, Джон Аллегро, которые пришли к убеждению, что "деятельность Иоанна Крестителя протекала в Кумране". Некоторые ученые, например Д. Флюсер, предполагают, что он какое-то время принадлежал к этой секте и оставил её из-за идейных расхождений. "Даже весьма осторожные исследователи" объясняют указанную близость взглядов принадлежностью Иоанна к Кумранской общине или, по крайней мере, тесной связью и контактами между ними. "Доказать это, - считает И. Д. Амусин, - пока невозможно. Однако в пользу такого предположения говорит ряд обстоятельств".20

Прежде всего в этом ряду обстоятельств исследователи указывают географическое соседство места (или мест) проповеди Иоанна и крещения им с местом обитания Кумранской общины, одинаковое обоснование и Крестителем, и кумранитами своей деятельности в пустыне, совпадение времени его деятельности и последних десятилетий существования той общины, а также их этническое тождество и близость многих взглядов, прежде всего эсхатологических представлений и подхода их к покаянию и омовению.

Евангелия сообщают, что Иоанн воспитывался и жил в пустыне (Лк 1:80), местом проповеди его называется Иудейская пустыня (Мф 3:1), которая примыкает к северо-западному побережью Мертвого моря, где и было обнаружено поселение Кумранской общины. Место, где, по всей видимости, Иоанн совершал омовения желавших быть готовыми к наступлению Царства Божьего, также находилось недалеко от Кумрана, и расстояние между ними можно было пройти за два-три часа.

И евангельский Иоанн, и кумранский Устав (текст одной из рукописей Иудейской пустыни) призывали к покаянию, а свой уход в пустыню обосновывали теми же словами пророка Исайи (Ишаяху), на которые опирался Иоанн в своей деятельности:"Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу" (Ис 40:3). Для ессеев, представления которых выражены в кумранском Уставе, эти слова пророка (Ис 40:3) "также означали, - пишет Д. Флюсер, - призыв 'отделиться от поселений людей Неправды и идти в пустыню, чтобы проложить там дорогу Господу'."21

Подобие образов и личное сходство Иоанна Крестителя с Учителем Справедливости, основателем этой секты, как и многие совпадения в том, что известно о них, вряд ли, с точки зрения Д. Флюсера, были случайны. Совсем не исключено, что Иоанн, был ли он лично какое-то время членом Кумранской общины или нет, испытывал большое уважение к легендарному основателю того идейного движения и стремился быть похожим на него, тем более что они оба происходили из рода Ахарона, и тот также вызвал вражду к себе местного властителя. 22

"Противопоставляя себя нормативному иудаизму, кумраниты считали, - пишет И. Д. Амусин, - всех приверженцев официального культа нечестивыми отщепенцами, а себя отождествляли с 'истинным Израилем'... Вероятнее всего, решающая роль в истолковании Закона, или Учения Моисея, принадлежала кумранскому Учителю Праведности, по своему авторитету занимавшему третье место после Моисея и Цадока. Только расхождением с официальным иудаизмом можно объяснить такие факты, как пользование особым календарем, отказ от участия в храмовом культе, обновленное содержание обряда ритуальных омовений... отождествление всего 'внекумранского' Израиля с 'сынами тьмы' и царством Велиала... Во главе царства света находится архангел Михаил, а во главе царства тьмы -- 'князь тьмы' Велиал... К царству света относятся лишь члены кумранской общины, именующие себя, как известно, 'сынами света'; к царству тьмы относится все остальное человечество, именуемое в кумранских, как позднее и в новозаветных, текстах 'сынами тьмы'."23

Проф. Ханан Эшель, археолог и исследователь древних документов, считает, что тексты многих свитков, найденных в Кумране, составлены членами общины, проживавшей здесь. Они верили, что живут во дни "конца света", накануне Божьего суда. Эти сочинители давали актуальные пояснения к книгам Танаха. В них сочинители из Кумрана толковали слова пророков так, как будто были сказаны в связи с событиями, происшедшими в годы существования этой секты. Эти сочинители стремились доказать что "геула", то есть божественное освобождение или избавление, вот-вот произойдёт.24 Иоанн Креститель также проповедовал надвигающийся конец привычного порядка, или "конец света": "Покайтесь, - говорил он, - ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф 3:2; Мк 1:15).
Члены этой общины много внимания уделяли толкованию книг Танаха в специальных сочинениях, часто называемых комментариями. В них они подчеркивали свершение указаний пророков в их общине. Члены этой общины, считавшие себя последним поколением вернувшихся из Вавилонского плена, толковали слова пророков так, как будто они были сказаны в связи с теми событиями, которые происходили во дни жизни членов этой общины. Эти сочинители применяли, по мнению Д. Флюсера, особый метод доказательства, принятый во дни Второго Храма: они цитировали выдержку из Танаха, потом писали "толкование", а затем приводили объяснение приведенной выдержки, как будто они поясняют события, происшедшие при жизни пророка.

Члены общины Кумрана скрывали свои намерения то ли из-за боязни противников, то ли из-за желания быть понятыми только членами их общины. В результате такой скрытности ни в толкованиях, ни в книге "Дамасский союз", являющейся краткой историей этой религиозной общины, не упомянуты личные имена исторических личностей, оказавших большое влияние на взгляды и нормы этой общины, а используются их общепринятые псевдонимы, например "Учитель Справедливости, или Праведности". Вождя "прушим" (фарисеев), с которым дискутировал "Учитель Справедливости", они называют "обманщик" или "шутник". Священнослужитель, который преследовал "Учителя Справедливости" и стремился его убить, назван "злодеем". Группу своих единомышленников они называли "Йехуда", прушим (фарисеев) - "Эфраим", цадукеев (садукеев) - "Менаше".

Исследователи книги "Дамасский союз" считают, что эта религиозная группа сформировалась в рассеянии и только в начале второго века до н.э. поселилась в Стране Израиля. Тогда к ним и присоединился "Учитель Справедливости".

Если сравнить то немногое, что известно об Иоанне Крестителе из Нового Завета и из слов Иосифа Флавия, с учением и обычаями секты Иудейской пустыни, то, с точки зрения Д. Флюсера, нет почти никаких элементов в этих сведениях, которые бы не стали яснее и понятнее после прочтения этих рукописей. Тексты рукописей освещают и делают понятными не только то, что нам известно о нем как о личности и его общественной деятельности, но также и его взгляды, воззрения и верования, так как существует большая близость между его пониманием наступающего Царства Божьего и представлениями членов этой секты. Это общее позволяет предположить, что он сформировал свои взгляды после основательного знакомства с идеями этой секты, жившей, как и он, в пустыне.25

Д. Флюсер отмечает, что повествование Флавия о значении для Иоанна Крестителя очищения путем погружения в воду очень близко даже по словесному описанию с теологией очищения в свитках Иудейской пустыни, и делает из этого вывод о близости Иоанна Крестителя с ессеями. Члены секты Иудейской пустыни были убеждены, что не имеют права очищения в воде, если не покаялись в прегрешениях. Как и члены общины, Иоанн связывал погружение в воду с предварительным раскаянием в грехах и прегрешениях: "проповедуя крещение покаяния для прощения грехов" (Мк 1:4; Лк 3:3).26

Основным различием между Иоанном и ессеями было то, что он готов был крестить в воде каждого, кто пришел к нему (Лк 3:10-14), тогда как члены общины Иудейской пустыни очищали в воде лишь тех, кто был принят в члены общины, а это было связано с очень высокими требованиями и лишениями.27 "Иоанн Креститель явился, - пишет проф. И.С. Свенцицкая, - своего рода посредником между кумранским учением, которое было доступно только избранным, и теми проповедями, которые были адресованы более широким массам и из которых выросло затем христианство. Можно предположить, что Иоанн отказался от строгой замкнутости Кумранской общины и перешел к открытым проповедям, за что и поплатился жизнью".28

"Но однократность Иоаннова Крещения, как и великодушие, с которым оно предлагается" очень отличаются, по мнению проф. И. Иеремиаса, от подобного обряда не только ессеев, но и всех верующих евреев.29 Это великодушие, с которым он стремился подготовить всех евреев к пришествию Царства Небесного, позволило Д. Флюсеру предположить, что оно-то и было причиной разрыва Иоанна с общиной ессеев, так как он не одобрял их сектантского сепаратизма. "Иоанн хотел, чтобы покаяние во имя прощения грехов стало достоянием всего Израиля".30

Влияние ессеев на христианство не исчерпывалось только связью с ними Иоанна Крестителя. Д. Флюсер показывает в своих работах, как велико было влияние ессеев также на апостола Павла и на евангелиста Иоанна, однако данная тема выходит за рамки этой книги.31

Здесь можно отметить четыре этапа в развитии обряда погружения тела в воду для ритуального очищения. Для всех евреев это была регулярная и обязательная церемония. Ессеи связали этот обряд с покаянием и ограничили его выполнение только членами секты. Иоанн Креститель, переняв покаяние у ессеев, сделал его одноразовым, но предназначал Крещение только для евреев. И лишь христиане, взяв обряд у евреев, покаяние у ессеев, одноразовость у Иоанна, распространили его на всех желающих. У христиан крещение превратилось, по словам С. Баландина, в символ принятия нового брата в Церковь, его стали "рассматривать даже как своего рода воинскую присягу".32
Назад
 VII-5.  Крещение Иисуса

Почти ничего не известно об Иисусе до того, как он достиг тридцатилетнего возраста, до того момента, как он пришел к Иоанну Крестителю вместе с другими (согласно евангелию назореев, вместе со своей матерью и братьями.33 Крещение, свершившееся тогда, сильно повлияло на Иисуса и рассматривается всеми евангелистами как первое событие в его общественной деятельности.

И. Иеремиас сравнил между собой пять сообщений о крещении Иисуса - три в Новом Завете и два в двух различных апокрифах:
- у Марка (Мк 1:9-11) и на его основе у Матфея (Мф 3:13-17),
- у Луки (Лк 3:21) сообщение, близкое по содержанию, но
   самостоятельное в литературном аспекте,
- у Иоанна (Ин 1:32-34) передается как бы самим Крестителем,
- в "составленном по-еврейски Евангелии, которое читали назореи"   (И. С. Свенцицкая называет его Евангелием Эбионитов и
  упоминает еще один апокриф - Евангелие Евреев),
- в апокрифическом сочинении, называемом 'Заветы 12
  патриархов'. 34

Необходимо подчеркнуть отмеченный Дж. Кармайклом "факт, что в четвертом евангелии отсутствует какое бы то ни было конкретное упоминание о действительном Крещении Иисуса и в то же время описаны другие обстоятельства, показывающие зависимость Иисуса от Иоанна". Здесь так же происходит сошествие Святого Духа и признание Иисуса Сыном Божьим, однако эти события не связаны с актом Крещения. Это существенное отличие четвертого евангелия от синоптических евангелий Дж. Кармайкл воспринимает "как доктринальное исправление синоптических евангелий".35

Все эти тексты сообщают, что во время встречи Иисуса с Иоанном произошли два события: сначала на него сошел Дух Божий, а затем произошло "провозглашение", то есть признание Иисуса Сыном Божьим. Согласно Танаху (Ветхому Завету), сошествие Духа на человека почти всегда означало то, что Бог уполномачивает этого человека быть своим посланником и проповедником, что им овладевает пророческое вдохновение, что он высказывает слова, выражающие волю Бога. Сошествие Духа на Иисуса означало призвание его быть посланником Божьим. Однако "призвание Иисуса, - пишет И. Иеремиас, - коренным образом отличается от призваний ветхозаветных пророков", так как имеет "эсхатологический характер".36

"Однако, - подчеркивает И. Иеремиас, - в деталях эти сообщения расходятся. Так, согласно синоптикам, провозглашает небесный глас (Мф 3:17), согласно Евангелию назореев - Дух, согласно четвертому Евангелию - Креститель (Ин 1:34). По Марку, Луке и Евангелию назореев, провозглашение имело форму обращения и адресовалось Иисусу, по Матфею - оно обращено к Крестителю, по четвертому евангелию - ко всем, кто мог слышать. Однако основное различие - в самих словах провозглашения, точнее, в том, как они соотносятся с Писанием... Если провозглашение Духа означает исполнение" сказанного в книге Исайи (Ис 42:1), "то это имеет далеко идущие последствия для понимания рассказа о крещении Иисуса... Становится понятным, что провозглашение изначально не имело ничего общего ни с торжественным возведением на престол, ни с ритуалом усыновления или чем-то подобным, оно вводит нас не в круг представлений о Мессии-Царе, а в круг изречений Писания о Служителе Божьем".37

Важность этих расхождений в деталях сообщений евангелистов о признании Иисуса Сыном Божьим подчеркивает и И. С. Свенцицкая: "Казалось бы, разница между... рассказами несущественна, а между тем за ней стоят совершенно различные трактовки образа Иисуса. В иудео-христианских евангелиях (возможно, также и в Евангелии от Марка...) голос обращается к Иисусу, возвещая ему о его предназначении, Иисус получил знамение, что в него вошел Святой Дух, и поэтому он начал свою проповедническую деятельность. В Евангелии же от Матфея знамение было не для Иисуса, а для Иоанна и окружающих людей: 'Сей есть сын мой...' Иисус - сын Божий не мог не знать о своей 
миссии; Иисус, сын Марии и Иосифа, узнал о ней из слов Святого Духа, который будет 'покоиться в нем'... И в Евангелии Эбионитов, и в Евангелии Евреев важнейшим актом в деятельности Иисуса было Крещение. Эта традиция отражена и в самом раннем каноническом Евангелии от Марка... В дальнейшем в других канонических евангелиях происходит переосмысление древней традиции; мессианство Иисуса для почитателей этих евангелий определялось его рождением, а не Крещением".38

Именно во время Крещения Иисус "принял бесповоротное решение приступить к осуществлению намеченной задачи, не поддаваясь более никаким сомнениям и колебаниям... Иисус вышел из реки, - пишет А. Ревиль, - вполне убежденный в том, что он лично призван подготовить наступление Царствия Божия... В глазах ранних иудео-христиан... Крещение для Иисуса было больше... нежели чудом, засвидетельствовавшим ранее приобретенное превосходство. Из обыкновенного человека это событие внезапно превратило его в Мессию, сына Божия. На него снизошел Божий дух, и с этого момента наполнил все его существо... Понятна поэтому склонность увеличивать число чудес, ознаменовавших это превращение обыкновенного назаретянина в Мессию израильского народа".39

Илл. 7-5-1: Крещение Иисуса Иоанном Крестителем (Юлиус Карольсфельд. Гравюра по дереву)

Согласно распространенному представлению, нашедшему воплощение в сотнях картин, икон и фресок, крещение Иисуса понимается так, будто "он стоит перед Крестителем и тот из руки или из чаши льет воду на голову Иисуса. Это представление вряд ли соответствует действительности... Свидетельство Марка (Мк 1:9; Мф 3:16; Лк 3:21) восходит... к преданию... что Иисус 'окунулся'... Креститель, - пишет И. Иеремиас, - как впоследствии при омовении прозелитов, выполнял функцию свидетеля. Далее, неправомерно представлять Крещение Иисуса как некий акт, происходивший с глазу на глаз между ним и Крестителем. Скорее прав Лука... описывающий Крещение Иисуса как участие в коллективном крещении. Как один из крестящихся, ничем не выделяясь, стоит Иисус среди народа (Ин 1:26.31), который по знаку или по призыву Крестителя окунается в Иордан".40 Однако такое мнение не соответствует представлению, принятому в христианстве, которое и отражают в своих произведениях подавляющее большинство художников.

Илл. 7-5-2: Крещение Иисуса [Лоренцо и Йакопо (Jacopo) Салимбени]

После Крещения не известный никому Йешу стал Иисусом, каждое слово которого привлекало всеобщее внимание. Он удалился на сорок дней в пустыню, а затем начал жизнь бродячего проповедника и сам начал ходить по стране в окружении учеников. Это Крещение символизировало для Иисуса обновление жизни, разрыв со всем прошлым - он стал после него иным человеком.

В соответствии с Евангелиями от Матфея и от Марка, Иоанн (Йоханан) был арестован и посажен в заключение во время пребывания Иисуса в пустыне, из этого следует, что Иисус начал свою общественную деятельность только после того, как деятельность Иоанна прекратилась (Мф 4:12; Мк 1:14).

Христиане отмечают - празднуют это событие. Однако "сущность этого праздника (Епифании или Эпифании) составляло, - пишет М.Э. Поснов, проф. церковной истории и догматики, - не крещение на Иордане, не рождение Христа... а нисхождение Бога и Божества Света на землю... Этот праздник появился на Востоке в первой четверти IV века... Запад познакомился с этим праздником впервые на Никейском соборе... заимствовав дату 6-го января - Эпифании, сообщил мало-по-малу этому дню иное содержание, именно поклонение дитяти Иисусу восточных магов, которые со временем превратились в трех царей".41
Назад
 VII-6. Отношение Иоанна Крестителя к Иисусу

"Хотя ареной деятельности Крестителя была Иудея, слава его быстро распространилась по Галилее и достигла Иисуса... Эти два молодых энтузиаста, полные, - пишет Э. Ренан, - одних и тех же надежд и ненависти, могли сойтись на общем деле и поддерживать друг друга. Конечно, старый учитель, увидав, что к нему пришел человек, не пользующийся известностью и сохраняющий при этом по отношению к нему независимый вид, возмутился бы; едва ли найдется пример, чтобы глава школы оказывал горячий прием тому, кто должен сделаться его преемником... Авторитет, приобретенный Иоанном Крестителем, был так велик, что... Креститель не только не отрекся от своего значения перед лицом Иисуса, но, напротив, Иисус все время, пока оставался у него, признавал его старшинство и лишь очень робко обнаруживал при нем свой гений". 42

Илл. 7-6-1: Появление Иисуса среди крестившихся у Иоанна [А. А. Иванов (1806-1858). Фрагмент картины]

Евангелия свидетельствует, что Иоанн Креститель, окрестив Иисуса, не примкнул к нему, а по-прежнему продолжал свою деятельность. "Разумеется, - отмечает Д. Штраус, - этот факт не соответствовал догматическому интересу христиан, которым хотелось показать, что Креститель сам признал Мессию в Иисусе... Обратив Иоанна в свидетеля--очевидца чуда, будто бы совершившегося при Крещении, предание как бы указывало на то, что это чудо убедило Иоанна, и он признал Иисуса сыном Божьим, о котором говорил небесный глас".43

Признание Крестителем Иисуса сыном Божьим прямо подтверждается также Евангелием Евреев, в котором говорится, что, услыхав глас небесный, он упал к ногам Иисуса и стал просить у него прощения. "Тем не менее открытым, - по мнению Д. Штрауса, - остается вопрос: почему же Иоанн Креститель не прекратил тотчас свою деятельность и не примкнул сам к Иисусу... к встрече с которым он подготовлял крещенных им людей", если он был убежден чудесным знамением в мессианской роли Иисуса? "На этот вопрос синоптическое предание отвечало указанием на 40-дневное пребывание Иисуса в пустыне... в конце которого Креститель был взят под стражу и, таким образом, лишен возможности примкнуть к общине последователей Иисуса... Однако, по словам синоптиков, Креститель послал двух учеников своих к Иисусу спросить его: 'Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого?' (Мф 11:3)".44  
Предлагать такой вопрос он мог лишь в том случае, если никакого знамения при Крещении Иисуса не было, или когда знамение его нисколько не убедило. Причем этот вопрос возник у него только после того, "когда до него, уже заключенного в темницу, дошли слухи о быстро распространяющейся славе молодого галилеянина. Он твердо верил, что Мессия должен прийти, но для него, как и для всех иудеев того времени, Мессия был еще без имени".45

Неизвестно, дошел ли ответ Иисуса ученикам до Иоанна еще до его смерти и как он отнесся к нему. "У нас, - отмечает Э. Ренан, - нет об этом никаких сведений. Но зная, что школа (то есть последователи) его довольно долго продолжала существовать параллельно с христианскими общинами, можно придти к заключению, что при всем уважении к Иисусу Иоанн не смотрел на него как на того, кому предстоит осуществить божественные обетования".46

Однако такая ситуация мало годилась для пропаганды нового учения, и чтобы приспособить ее для целей Церкви, в евангелия, канонические и апокрифы, были добавлены строки, подчеркивающие превосходство Иисуса над Иоанном и полное признание им божественной миссии Иисуса. "Для того, чтобы основать миссию сына Иосифа на общепризнанном свидетельстве, рассказывали, что при первом свидании с Иисусом Иоанн провозгласил его Мессией, что он признал себя ниже его, недостойным развязать ремни его обуви, что сначала он отказался крестить его, говоря, что он сам должен был бы принять Крещение от Иисуса. Все это были, - пишет Э. Ренан, - преувеличения, которые в достаточной степени опровергались сомнениями, сказавшимися в последнем посольстве Иоанна".47

Анализируя все свидетельства евангелистов, Д. Флюсер приходит к выводу, "что на самом деле в начальный период деятельности Иисуса Иоанн еще не был заключен в темницу". Об этом было "известно не только слишком ненадежному евангелисту Иоанну" (Ин 3:24), но также и Луке и его источникам, которые "также нигде не сообщают, что Иисус выступил лишь тогда, когда исчез Иоанн. Итак, освободив исторический материал от вторичных искажений, мы можем восстановить историю начального периода деятельности Иисуса после Крещения".48
Назад
 VII-7. Отношение Иисуса и его современников к Иоанну Крестителю

Об отношении современников к Иоанну Крестителю можно судить по тому успеху, который нашел в их душах его призыв покаяться и принять спасительное Крещение. На этот призыв со всех сторон к месту крещения в пустынной долине Иордана стекаются массы евреев. У Марка мы читаем: "И выходила к нему вся страна иудейская и иерусалимляне" (Мк 1:5). Матфей добавляет к ним жителей "всей окрестности иорданской" (Мф 3:5).

Все четыре евангелия и Деяния апостолов (Да 1:22) "единодушно сообщают, что Иисус тоже отправился принять Крещение (согласно Евангелию назореев -- вместе со своей матерью и братьями)... С одной стороны, шокирует, - пишет И. Иеремиас, - то обстоятельство, что Иисус подчиняется Крестителю, принимая от него Крещение (Мф 3:14), с другой - с трудом воспринимается, что Иисус подвергает себя Крещению 'для отпущения грехов'. Такое вызывающее всеобщее неудовольствие свидетельство не могло быть выдумано. Однако с этого момента источники расходятся".49

"Итак мы знаем, - считает А. Ревиль, - что смешанные чувства, восторженное ожидание приближавшегося Царства Божия, не оформившееся еще стремление активно содействовать его наступлению, увлечение примером и настроением массы, побудили Иисуса присоединиться к толпе странников, стекавшихся к пророку Иоанну, чтобы принять Крещение, освящавшее переход в новую эру".50

Согласно синоптикам, контакт между Иисусом и Крестителем ограничился эпизодом Крещения. В изложении Евангелия от Иоанна дело обстоит иначе (Ин 1:26, 31). Там говорится об Иисусе "как о человеке, неизвестном многочисленным последователям Крестителя, и далее сообщается, что Иисус сам совершал крещение наряду с Крестителем (Ин 3:22-4:3)... ставя себя, таким образом, на одну ступень с ним, так что они воспринимаются, - пишет И. Иеремиас, - как соперники (Ин 3:26)... после Пасхи первохристианская община начала крестить, - это легче поддается объяснению, если уже и сам Иисус практиковал крещение. Правда, в какой-то момент он, должно быть, перестал крестить... Как бы то ни было, отношения Иисуса и Крестителя никоим образом нельзя представить как мимолетные. Легко понять, почему синоптики сократили период их взаимоотношений, ограничив его эпизодом Крещения. Традиция по возможности избегала всего, в чем можно было усмотреть уравнивание или даже подчинение Иисуса Крестителю. Такого рода сведения обходили молчанием или приглаживали".51

Илл. 7-7-1: Рекомендуемое церковью совместное изображение Иисуса и Иоанна Крестителя 

До Иоанна дошли слухи о деятельности Иисуса, когда он уже находился в темнице. Он посылает к нему двух учеников, которые должны выяснить: "Ты ли тот, который должен прийти, или ожидать нам другого?" (Мф 11:3) То, что Иоанн послал двух учеников, соответствует, по мнению Д. Флюсера, распространенному тогда обычаю, который соблюдался также и Иисусом (Мк 6:7; Лк 10:1), и в первых миссионерских путешествиях христиан. Сохранившаяся формулировка вопроса, как считает Д. Флюсер, "вряд ли аутентична... Во всяком случае первоначальный
смысл вопроса, по-видимому, сохранился даже в его нынешней форме. Иоанн хотел узнать: действительно ли появление Иисуса означает, что наступает конец времен, или нужно еще ждать другого вестника".52

Эти посланники получили подтверждение высокой миссии Спасителя-Мессии. Однако сам этот вопрос "ясно показывает, - по мнению А. Ревиля, - как заблуждается предание, утверждая, что Иоанн еще до заключения в темницу узнал Мессию в пришедшем к нему креститься Назарянине... в его вопросе слышится скорее робкая надежда, нежели полная уверенность".53

После ухода посланцев Иоанна Иисус обращается с речью к народу о самом Иоанне, объявляя его обещанным в Ветхом завете Ильей пророком, "ибо он тот, о котором написано: 'се Я посылаю Ангела Моего пред лицом Твоим, который приготовит путь твой пред Тобою'." (Мф 11:10). После смерти Иоанна Иисус упоминает о нем "с удвоенным восхищением. Он, не колеблясь, признал, что Иоанн был более чем пророком, что Закон и древние пророки имели силу только до него, что он их отменил, но что царство небесное, в свою очередь, и его отменит".54

Иисус признает (Мф 11:9-11), что Креститель - это обетованный Предтеча Мессии и величайший из представителей старого времени, и в то же время отмечает, что "меньший в Царстве Небесном больше его" (Мф 11:11), то есть что Креститель не принадлежит к числу представителей новой эпохи, мессианского царства небесного, и значительно ниже каждого из них; "поэтому, - пишет Д. Штраус, - неудивительно и то, что Креститель недостаточно уразумел и оценил того, кто создал эту новую эпоху".55

Евангелие от Матфея (Мф 11:9-11) содержит "самое поразительное высказывание Иисуса о Крестителе: с него начинается эра спасения", он "рассматривается как зачинатель нового эона", новой эпохи. "Первохристанской Церкви была присуща, - по мнению И. Иеремиаса, - понятная тенденция подчеркивать подчиненное положение Крестителя по отношению к Иисусу. Его приближение к Иисусу - это всегда признак древности предания. Следовательно, Матфей, текст которого также и по иным соображениям следует считать более древним, предлагает правильный вариант: время пророчеств простирается лишь до прихода Крестителя (Мф 11:12-14). С него начинается уже их исполнение".56

Д. Флюсер распознает "подлинный голос" Иисуса в речи Иисуса о Крестителе.57 Однако Иисус выражает эту оценку столь высокими словами, что они кажутся И. Иеремиасу "прямо-таки чрезмерными", однако и он пишет, что "все слова, в которых выражается столь высокая оценка Крестителя, без сомнения, подлинные. Первохристианская Церковь, соперничавшая с общиной учеников Крестителя, не могла выдумать подобное". 58 Эти слова Иисуса отводят Иоанну, по мнению Э. Ренана, особое место: быть тем связующим звеном, которое объединит эпоху Ветхого Завета и времена нового царства в единый исторический процесс. 59
Назад
 VII-8.  Влияние Иоанна Крестителя на Иисуса

"Иисус начал Свое служение, - отмечает иеромонах Лев, - с благословения Иоанна, в окружении Иоанна и более или менее в том же направлении". 60

Он, "несмотря на свою оригинальность, - пишет Э. Ренан, - был подражателем Иоанна, по крайней мере, в течение нескольких недель. Его путь представлялся ему еще неясным. Сверх того, и всю свою жизнь Иисус делал много уступок общему мнению и допускал многое, вовсе не отвечавшее его направлению... но все эти уступки никогда не вредили его основной мысли и были ей подчинены. Крещение получило благодаря Иоанну большую важность; Иисус счел себя обязанным поступать подобно ему: он крестился, и крестились также его ученики (Ин 3:22-26; 4:1, 2)... Превосходство Иоанна было слишком бесспорно, для того чтобы Иисус, еще не пользовавшийся известностью, мог бы подумать вести с ним борьбу. Он просто хотел окрепнуть в его тени и считал необходимым, для того чтобы привлечь к себе толпу, употреблять те же самые внешние средства, которые доставили Иоанну такой удивительный успех. Когда после заключения Иоанна в темницу Иисус снова начал проповедовать, то первые слова, которые обычно ему приписывают, были повторением одной из обычных фраз Крестителя (Мф 3:2; 4:17). Многие другие выражения Иоанна также встречаются дословно в поучениях Иисуса" (Мф 3:7; 12:34; 23:33). 61

"Иисус во многом продолжает дело Крестителя, - считает и И. Иеремиас, - прежде всего Иисус следует за Крестителем в том, что касается содержания его провозвестия. Как и Креститель, он призывает к покаянию (Мф 3:8; Лк 13:1-9), и при этом, как и у Крестителя, его призыв является неотложным и непреклонным, ибо он разрушает всякую веру в прерогативы Израиля и возвещает о близости предстоящего суда Божьего как суда не над язычниками, а над Израилем (Мф 3:7, 12:41). Как и Креститель, он в своем отказе от национально-политических чаяний заходит настолько далеко, что грозит Израилю в случае его отказа от покаяния, что Бог позволит занять место Израиля стремящимся к этому язычникам (Мф 3:9, 8:11)". 62

Иисус, так же как и Иоанн Креститель, был основателем религиозной общины: даже после смерти каждого из них ученики не порывали между собой и действовали сообща, эти общины продолжали существовать параллельно и независимо одна от другой. Э. Ренан считает, что "обе школы долго существовали... в добром согласии между собой (Мф 11:2-13), и после смерти Иоанна Иисус, как верный его союзник, одним из первых был извещен об этом событии" (Мф 14:12). 63

Иисус также проповедовал близость Царства Божия и необходимость подготовиться к его пришествию нравственным возрождением. Об этой идейной близости и преемственности свидетельствует и евангелист Лука, который ясно показывает, как популярен был Иоанн в глазах древнейших христиан: "И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым" (Лк 7:29). Возможно, что древнейшие христианские группы возникли именно среди приверженцев Иоанна Крестителя.

Нет единства между исследователями относительно методов достижения Царствия Божия, которые предлагали Иоанн и Иисус. Одни, например, А. Ревиль, Д. Флюсер и И.С. Свенцицкая, считают, что Иисус, как и Иоанн Креститель, хотел возродить свой народ, не помышляя прибегать для этого к каким-либо насильственным или революционным средствам; "условия достижения Царства Божия имели в их глазах исключительно нравственный характер. В этом отношении Иоанн Креститель действительно подготовил путь" Иисуса к общественной деятельности.64  
Другие исследователи, например, Б. Данэм и Дж. Кармайкл, утверждают, что оба эти деятеля призывали к революционным действиям. Они предполагают, что Иосиф Флавий не пишет более подробно об учении и планах Иоанна, чтобы не раздражать римлян, и что именно зажигательность речей Иоанна привела его к смерти. Дж. Кармайкл был убежден, что Иисус с группой последователей сам захватил на короткое время вершину Храмовой горы.

Иисус подражает Крестителю, по мнению И. Иеремиаса, и "своей манерой держать себя... Как и Креститель, он -- в отличие от книжников того времени -- проповедует под открытым небом; подобно Крестителю, дает своим ученикам молитву, которая должна выделить и сплотить учеников" (Лк 11:1-4). 65

Иосиф Флавий повествует, что ессеи, отправлявшиеся в другие общины ессеев, не брали с собой ничего, так как во всех таких общинах имелись общие склады с продуктами, одеждой и прочим, и посланцы получали все необходимое. Также и Иисус советует ученикам, которых он посылает распространять учение о Царстве Небесном, не брать с собой ничего. В отличие от ессеев, Иисус учит, что люди, которых они будут просвещать, обеспечат их первейшие потребности, так как каждый труд должен быть оплачен (Мф 14:9-14). Д. Флюсер считает, что этот подход Иисус заимствовал у Крестителя.

Даже первых учеников своих Иисус получил от Иоанна (Ин 1:35-39). "Хотя описание призвания первых учеников в Евангелии от Иоанна полностью расходится с синоптическим (Мк 1:16-20), сообщение о том, что первые ученики Иисуса ранее были последователями Крестителя, само по себе весьма правдоподобно, - считает И. Иеремиас, - тем более, что то же можно предположить и на основании рассказа о восстановлении первоначального числа апостолов в Деяниях (Да 1:21)". 66

Иисус перенял в значительной степени от Крестителя не только подход к своим последователям, но и отношение к бедным. Как Иоанн требовал от последователей делиться средствами с бедными, так и Иисус учит: "и кто захочет... взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; ...просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся" (Матф. 5:40, 42).

Согласно объяснению евангелий, по мнению Дж. Кармайкла, Иоанн был тройной причиной того, что произошло с Иисусом:
- "именно слава Иоанна привела Иисуса на берега Иордана;
- арест Иоанна продвинул вперед общественную карьеру Иисуса
   как продолжателя роли Иоанна;
- Иисус осознал свое призвание после Крещения Иоанном". 67

Даже прижизненная судьба Иисуса была до известной степени сходна с судьбой Иоанна Крестителя: общественная деятельность обоих была кратковременной и преждевременная смерть их была прямым результатом этой деятельности. Об этом свидетельствовал сам Иисус: "Но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них. Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе". (Мф 17:12-13)
Назад
 VII-9.  Значение реки Иордан в христианстве

а. Святость реки Иордан
Протяженность реки Иордан около 160 км, и на своем пути она образует два знаменитых озера, часто называемых морями, Киннерет, или Галилейское море, и Мёртвое море. Неизгладимую память в жизни поколений оставила деятельность на берегах этой реки двух знаменитых личностей: пророка Ильи (Элияху), который жил здесь в начале своего пути и вернулся сюда на склоне лет (3 Ц 17:3), и Иоанна (Йоханана) Крестителя. Однако событие, которое сделало Иордан одной из самых знаменитых и почитаемых рек в мире, было Крещение Иисуса, свершившееся здесь. Это событие стало для Иисуса переломным и явилось началом нового жизненного этапа; в результате этого Иордан превратился в символ рубежа и разрыва с прежней жизнью.

Вода Иордана почиталась святой и очищающей еще во времена Первого Храма, за сотни лет до Иоанна и Иисуса. Здесь Элиша (Елисей) указал Нееману, военачальнику царя Сирийского, как очиститься от проказы: "Пойди, - сказал он, - омойся семь раз в Иордане, и обновится тело твое" (2-я ц 5:10). В рассказе о переправе через Иордан беженцев из Египта под предводительством Йехошуа Бин Нуна (Иисуса Навина) отцы Церкви видели своего рода очистительное погружение перед вступлением на Святую Землю. Христианство сделало погружение в Иордан символом очищения каждого верующего и принятия им христианства. Многие паломники погружались в воды Иордана завернутыми в погребальное одеяние (саван) и сохраняли его до дня смерти, веря, что он обеспечит им Воскресение.68

Позднее христиане приписали воде Иордана особые чудодейственные свойства, и ее стали пить в качестве лечебного средства. Евсевий отмечает, что когда император Константин лежал при смерти, он выразил желание погрузиться в воды Иордана. Уже с начала Византийской эпохи было распространено убеждение, что водой Иордана можно излечиться чуть ли не от всех болезней. Сюда прибывало множество больных, чтобы погрузиться в воды и стать здоровыми. Многие также верили, что воды Иордана способны омолодить, и чем больше они пробудут в реке, тем более молодыми выйдут из нее.69
В дальнейшем стали верить, что воды Иордана приносят удачу. Григорий, епископ города Тир, свидетельствует, что в VI столетии в Европе было принято брызгать водой из Иордана поля и виноградники для гарантии получения обильного урожая.

Один из паломников описал, как видел людей, наполнявших водой Иордана большие кувшины и намеревавшихся опрыскать ею корабли, так как судовладельцы, проживавшие в Александрии, верили, что такая церемония обеспечит кораблям безопасное плавание. Феликс Фабри, посетивший Святую Землю в XV веке, отмечает, что многие паломники мочили в Иордане одежду, специально доставленную сюда для этой цели, в уверенности, что после этого им будет сопутствовать успех.

Святость реки Иордан очаровывает паломников, и они закрывают глаза на то, что подавлющую часть года она представляет собой скорее ручей, чем реку, что бурное течение в ней до возведения плотины в 1921 г. можно было видеть лишь считанное число недель за несколько лет, а после возведения плотины - считанные разы в десятилетие.

Создается впечатление, что лишь Марк Твен видел эту реку такой, какой она была в действительности. Он не скрывает своего разочарования: "Мы видели Иордан весьма смутно (были первые проблески зари). Густой кустарник, что растет по берегам, отбрасывая тень на неглубокие, но беспокойные воды ('бурными' величает их гимн, чем несомненно льстит им), и мы так и не увидели, широка ли она. Однако мы перешли Иордан вброд и знаем по опыту, что многие улицы в Америке вдвое шире".70
Назад
 VII-9б. О месте Крещения Иисуса (Йешу)

Крещение Иисуса Иоанном в водах Иордана признаётся одним из наиболее важных событий в жизни Иисуса, и место, где предположительно произошел этот эпизод, стало одним из наиболее почитаемых святых мест христианства.

Нет уверенности, что Иоанн крестил все время только в одном-единственном месте реки. Место, где жил, проповедовал и крестил Иоанн, должно было обеспечить ему возможность вести отшельнический образ жизни и в то же время позволить массам людей, желавшим послушать его проповеди и совершить обряд омовения, провести здесь несколько часов, а иногда и несколько дней. К нему должны были вести многие дороги, по которым прибывали толпы людей.

Кроме того, тот участок был, по-видимому, специально подготовлен учениками Крестителя для этих целей, и не просто было найти ему замену. Немаловажным аргументом при выборе этого места послужило также пребывание здесь пророков Ильи (Элияху) и Елисея (Элиши). Хотя евангелист Иоанн дважды четко указывает места, где Иоанн Креститель производил свой обряд погружения в воды Иордана, - "в Еноне близ Салима" (Ин 3:23) и "в Вифаваре" (Ин 1:28) (по-видимому, Бейт-Авара, что могло означать "переправа") - установить местонахождение их оказалось невозможным.

На это указывал и "Путеводитель по Святым местам Востока", дозволенный к печати в 1898 году цензором-протоиереем А. Смирновым. В нем напечатано: "В каком именно месте Иордана крестился Спаситель, -- по Евангелию с точностью определить нельзя. Известно, что Господь крестился при Вифаваре, но где оно находилось - неизвестно".71

На мозаичной карте, распростертой на полу церкви VI века, раскопанной в иорданском городе Мадеба, это место "Бейт-Авара" (греческими буквами) указано к северу от Мертвого моря.

Илл. 7-9б-1: Участок карты из Мадебы с указанием места Бейт-Авара

В конце XV века считалось, что место крещения Иисуса находилось в Бейт-Авара (Вафара, Вифавара, Бетвара). Однако в следующем веке традиция связала место крещения Иисуса с монастырем Святого Иоанна, что в километре от Бейт-Авары, и с тех пор не менялось.72 Оно находится к северу от места впадения реки в Мертвое море, примерно в 10 км восточнее Иерихона, на другом, восточном берегу, против древнего монастыря Иоанна Крестителя. Так пишет Эли Шиллер, современный израильский исследователь. 
Однако в "Спутнике паломника" 1984 г. приводят другие данные: "От Иерихона на восток дорога ведет к реке Иордан, находящейся в четырех км от него... Место Крещения Спасителя с давних пор указывается на западном берегу, приблизительно в 5 км от Мертвого моря. Берег здесь более отлогий, имеется спуск в лодку, с которой в Крещенский сочельник греческое духовенство торжественно освящает всю реку".73

Илл. 7/9б-2: Место крещения Иисуса по мнению пастора Г. Геллея (с. 423+476)

Католик А. Дидон дал свою версию того места, где произошло крещение Иисуса: "Оно лежит на расстоянии полутора миль от Мертвого моря и имеет всего десять метров в ширину. Река делает крутой поворот, омывая своими волнами отвесные скалы восточного берега. Противоположный берег - ровный, зеленый и тенистый, поросший ивами, тростником... Сквозь прозрачную листву этих деревьев видны пустынные горы... Тишина и безлюдье полное... Место это было полно священных воспоминаний... в этом месте израильтяне с Иисусом Навином (Йехошуа Бин Нуном) во главе перешли среди Иордана по суше и вошли в Землю Обетованую. Здесь же пророк Илия, шедший с учеником своим Елисеем... 'ударил... по воде, и расступилась она туда и сюда, и перешли оба посуху' (4 Ц 2:8)".74

Илл. 7/9б-3: Фотография 1920 г. места крещения Иисуса 

"К этому месту ежегодно и стекаются на страстной неделе поклонники, - сообщает "Путеводитель 1897 года", - для погружения в водах, освященных крещением Спасителя. Народ тысячами стремится к воде, и под звуки церковных песнопений, погружаются они с изъяснимым восторгом и умилением в светлые струи святой реки. Ночь проводится на берегу Иордана, а утром повторяется всеобщее погружение, после чего поклонники возвращаются в Иерусалим". 75

До сих пор погружение в воды Иордана является одним из важнейших моментов паломничества христиан на Святую Землю. Однако политические события, происшедшие на Святой Земле во II половине XX столетия, привели к тому, что доступ к традиционному месту крещения Иисуса ныне чрезвычайно сложен, так как она находится на границе двух государств - Израиля и Иордании. Посещение этого места после Шестидневной войны 1967 г. трудно выполнимо, оно стало возможно только раз в году, в праздник Епифании (Эпифании). Несколько монастырей, находившихся в этом месте, из-за пограничных сложностей ныне покинуты.
Назад
 VII-9в. Монастыри Иоанна Крестителя на Иордане

 В разных странах имеется множество церквей, возведенных в честь Иоанна Крестителя, однако наиболее естественное место для такой церкви у реки Иордан, там, где он проповедовал и крестил. И на том, или почти том месте, стоят несколько церквей и капелл - едва не все при монастырях, построенных представителями различных ветвей христианства. Первое свидетельство о монастыре рядом с местом крещения относится к VI веку, в нем упоминается, что этот монастырь воздвигнут по указанию византийского императора Анастасия I (491-518).

Игумен Даниил, посетивший Святую Землю в 1106 г., писал, что место Крещения Иисуса отмечено небольшой капелой, около алтаря которой находится место погружения верующих при крещении. Однако монастырь Иоанна в то время еще лежал в развалинах после землетрясения 1024 г.

Илл. 7/9в-1: Вид монастыря Иоанна Крестителя у Иордана

Во дни крестоносцев приток богомольцев сюда был очень многочисленным. Сохранилось свидетельство одного из них, Теодориха, что вместе с ним в 1172 г. это место посетило 60 тысяч паломников и что на месте Крещения показывали большой камень, на котором, как тогда верили, стоял Иисус в момент погружения. 76

Этот монастырь Иоанна Крестителя в XI-XII веках был разрушен дважды (первый раз в результате упомянутого выше землетрясения и второй раз мусульманами в 1140 г.) и возведен заново в 1169 г. византийским императором Мануилом Комниным (1143-1180). Рыцари-тамплиеры превратили его в укрепленный пункт.

Во времена правления мамелюков (XIII-XV века) окрестные жители относились к богомольцам враждебно и часто их грабили. Проживание здесь стало небезопасным, и монастыри в окрестностях Иордана постепенно опустели, однако паломничество сюда не прекратилось. Паломники, побывавшие здесь в XV веке, нашли монастырь и церковь Иоанна Крестителя заброшенными и полуразрушенными. Феликс Фабри, посетивший Святую Землю в 1483 г., описал церемонии паломников более подробно, чем другие. Они проводили здесь утреннюю молитву, пели религиозные песни, целовали землю и получали отпущение грехов.

В XVI веке сформировались новые традиции, связанные с этим местом. Церемонии здесь стали проводить не в январе, как было до того, а весной, во время праздника Пасхи, когда температура воды повышалась. Погружение в Иордан стали проводить после посещения всех святых мест во время Пасхи, и эта заключительная церемония являлась одним из важнейших элементов всего паломничества на Святую Землю. Путь к Иордану совершали караванами, объединявшими многие тысячи богомольцев, в основном из восточных церквей. Сбор каравана происходил перед церковью Святого Гроба, и во главе его шли знаменосцы и оркестр. Караван в сопровождении вооружённых всадников шёл через селение Аль-Лазария.
Самый большой по размерам, самый древний и наиболее важный из монастырей, находящихся поблизости от традиционного места крещения Иисуса, - это монастырь Иоанна Крестителя (Предтечи - Продромаса), принадлежащий православным (грекам-ортодоксам). Он стоит в 600 м (приблизительно) к западу от места, традиционно считающегося тем, где произошло погружение Иисуса в воду, и немного к югу от дороги, ведущей из Иерихона к Иордану. Разрушенный и заброшенный долгие годы, монастырь был восстановлен в 1882 г., снова серьезно поврежден во время землетрясения в 1927 г. и реконструирован в 1956 г. Тогда же древнюю мозаику пола церкви заменили современным покрытием.

Церковь монастыря возведена православными греками над древней капеллой, которая встроена в современное здание как крипта. В ней можно видеть остатки древних фресок и мозаик. Церковь монастыря имеет зал в виде одного продольного нефа (21 х 5,5 м), покрытый сводами, напоминающими бочки. Наиболее древняя часть церкви находится в апсиде, отделенной от зала иконостасом, украшенным 44 иконами. Сохранилось свидетельство XIV века, что монахи этого монастыря показывали левую руку Иоанна Крестителя. Колокольня и приют для паломников находятся в южной части монастыря.77

Рядом с православным монастырем, южнее, стоит небольшая капелла, возведенная францисканцами в 1956 г. Она имеет форму восьмигранника с алтарем, окруженным креслами.

Ныне к югу от традиционного места крещения на протяжении около 3 км тянутся монастыри. Южнее францисканской капеллы стоят один за другим сирийский и коптский монастыри, русская шестигранная капелла и румынский монастырь, все посвященные Иоанну Крестителю. 78

Все пять монастырей, которые можно видеть сегодня на берегах Иордана, возведены после 1930 г., в годы британского мандата, когда вопросы, связанные с безопасностью в этих местах были решены. Ныне, вследствие близости этого места к границе, большинство из них снова заброшено.

Еще одно место, на котором, как предполагалось, свершилось крещение Иисуса, со следами церквей византийского периода обнаружили в последние годы к востоку от Иордана иорданские археологи и францисканцы. Новое место уже успел посетить папа римский в 2000 г., чем подчеркнул его значительность.79
Назад
 VII-9 г.  Место крещения Иисуса (Йешу) в верховьях Иордана (Йарденит)

 Нахождение традиционного места крещения Иисуса в зоне государственной границы влечет за собой необходимость предварительного согласования деталей посещения с пограничниками двух стран. Такая ситуация на древнем святом месте привела к приспособлению другого участка реки для погружения паломников в воды Иордана. Этот участок реки находится около 500 м к югу от Киннерета. Здесь в 1981 г. открыт новый туристский центр, получивший название Йарденит. К этому благоустроенному, красивому месту ведут много дорог, здесь удобно войти и погрузиться в реку, есть тут специально огороженные участки для молитвы в воде, ресторан, магазины с сувенирами и все прочее, в чем нуждаются туристы и паломники.

Илл. 7/9г-1: Погружение туристов в Йарденит 

Есть у этого туристского центра только один "небольшой" недостаток: маловероятно, чтобы Иоанн Креститель хоть раз в жизни побывал на этом участке Иордана. А Иисус, хотя и проходил здесь нередко во время своих странствий, крестился, однако, совсем в другом месте. Для рядового туриста этот вопрос несущественен, и мало кто обращает на него внимание. Экскурсоводы тоже.

К такому заключению о посещении Иоанном этих мест можно прийти на основании христианских традиций, свидетельств евангелий и Иосифа Флавия. Однако при этом необходимо при вести мнение Д. Флюсера, который считал вероятным, что Иоанн Креститель проповедовал на берегах северной части Иордана, до впадения его в Киннерет, и там произошло крещение Иисуса.

К такой возможности он пришел на основании последовательности изложения событий в Евангелии от Иоанна, что выглядит по меньшей мере странно. Д. Флюсер пишет: "Мы не располагаем надежными сведениями о том, где протекала деятельность Крестителя. Весьма вероятно, что пророк пустыни к тому же часто менял место. Простейшей мне кажется гипотеза, согласно которой Иоанн крестил Иисуса в северной части Иордана, неподалеку от его впадения в Генисаретское озеро. Именно там расположена Вифсаида (Бейт-Цайда), родина братьев Андрея и Петра, которых, согласно Евангелию по Иоанну (Ин 1:40-44) Иисус встретил сразу после Крещения". 80
Это свое мнение Д. Флюсер называет "простейшей гипотезой", однако он и сам не утверждает, что эта гипотеза в то же время является и верной, так как она полностью противоречит всему, что сообщают об Иоанне Крестителе и канонические евангелия, и Иосиф Флавий. Окрестности Бейт-Цайды являются одним из самых плодородных и богатых растительностью мест страны, как и участок, на котором раскинулся туристический центр Йарденит. А Иоанн жил в пустыне, намного южнее, и не удалялся от нее на большие расстояния.

Погружение в воды Иордана связано для каждого христианина с различной символикой и важно само по себе. Действительно, для тех паломников или богомольцев, кто хочет окунуться в воды Иордана, - это самое удобное и приятное место. В прошлом все христиане считали необходимым полное погружение тела в Иордан, и ныне приверженцы восточных ветвей придерживаются того же мнения, однако последователи многих западных ветвей христианства теперь считают, что достаточно побрызгать водой из Иордана на паломника, чтобы получить желаемый эффект.81

Для верующего христианина река Иордан священна на всем своем протяжении. Однако для богомольца, стремящегося посетить святое место, где произошло Крещение Иисуса, а также для туриста, желающего увидеть примечательные исторические места, этот туристический центр имеет значение весьма относительное. Здесь планируется создать музей, в котором представят традиции разных народов и религий, связанные с водой и погружением человека в воду, прежде всего, конечно, то, что связано с Крещением в христианстве. По-видимому, только упадок туризма в последние годы является основной причиной того, что такого музея еще не существует. 82
Назад
 VII-10. Церковь на месте рождения Иоанна Крестителя

Об Иоанне (Йоханане) Крестителе, так же как и об Иисусе до начала его общественной деятельности, ничего неизвестно. Йосеф Клаузнер, как и многие другие исследователи, считает, что рассказы о рождении и происхождении Иоанна Крестителя носят легендарный характер.

Из всех евангелий одно только третье, Евангелие от Луки, сохранило традицию, связанную с рождением Иоанна. В том виде, в каком эта традиция предстает перед нами, она, по-видимому, основана на повествованиях, "составленных, - по мнению А. Ревиля, - в среде одной из тех крестительных общин, которые оставались исключительно верными памяти своего духовного главы. Они желали возвеличить его личность, приписывая ему до известной степени чудесное рождение, подобное тому, какое приписывалось многим героям библейского предания, - Исааку, Самсону, Самуилу. Как и они, будущий пророк родился" при исключительных условиях от брака, долгое время остававшегося бесплодным.83

Давид Штраус проводит детальный анализ сходства повествования о рождении Иоанна с подобными рассказами в Ветхом Завете и приходит к выводу, что "автор третьего евангелия составил данный рассказ-мозаику по разным ветхозаветным прототипам".84

С. Баландин, современный апологет христианства, признает легендарную сущность этих описаний и пытается объяснить их возникновение: люди видели в личности Иоанна Крестителя "нечто необыкновенное, неслыханное, что нельзя даже адекватно выразить словами, и одной из форм, в которой они пытались передать это подлинное чудо, были легенды, описывающие эту таинственную экстраординарную личность историями, способными поразить воображение слушателя... духовное видение верующих верно подсказывало, что факт его рождения есть событие необыкновенное и чудесное, и вера помогла им услышать те слова, которые наиболее верно отражают значимость этого события".85

Захария, отец Иоанна, принадлежал к сословию священнослужителей "коханим", то есть был потомком Ахарона (Аарона), и нес вместе со своим родом служение при храме. К этому же сословию принадлежала и Елисавета, мать Иоанна Крестителя (Лк 1:5, 7). Оба они были людьми уже не первой молодости и оставили надежду на рождение наследника, когда Захарии явился ангел Гавриил и возвестил о предстоящем рождении сына и что его следует назвать Йохананом (Лк 1:11-13). Захария позволил себе усомниться в словах ангела Гавриила, и за то был наказан. У него отнялся язык на все время беременности супруги, которая стеснялась выходить из дома, чтобы не видели изменений в ее фигуре (Лк 1:20, 24, 64).

Илл. 7/10-1: Рождение Иоанна Крестителя [Роджер Ван Дер Вайден (Van Der Weyden)]

В Евангелии от Луки говорится, что родители Иоанна жили "в нагорной стране, в городе Иуды" (Лк 1:39). "Некоторые авторы, - пишет А. Дидон, - определяли место жительства Захарии то в Хевроне, то в Иутте - городах Иудеи. Но ни один документ, ни одно предание не подтверждает подобного определения... Предание, которое называет местом жительства семейства Захарии 'Эйн-Керем'... восходит ко времени игумена Даниила (1113 г.). Между тем, Даниил получил эту информацию от монаха лавры св. Саввы, время свидетельства которого предшествует появлению крестоносцев".86

Эли Шиллер утверждает, что существуют свидетельства еще более ранние, чем записи игумена Даниила: Иероним в IV веке, епископ Теодосиус в 530 г., а также список святых мест, которые посетил Карл Великий в 808 году, отмечают Эйн-Керем как место жительства родителей Иоанна. В переводах Нового Завета на арабский и коптский языки, выполненных в X веке, слова "город в Иуде", или Иудее, переведены как Айна-Карим. 87

Илл. 7/10-2: Церковь на месте рождения Иоанна Крестителя

Самое древнее здание церкви на месте рождения Иоанна Крестителя было построено в IV веке, и в подвальном этаже современной базилики сохранилась мозаика пола VI века, на которой выложена надпись на древнегреческом языке: "Радуйтесь, Божии мученики!".
Византийскую мозаику раскопали в 1885 г. при закладке фундамента этой базилики, и ее можно видеть через напольную решетку перед входом. Древнюю монастырскую церковь разрушили самаритяне в VI веке. Могилы монахов, убитых при разрушении церкви, обнаружили крестоносцы в 1102 г. при строительстве нового здания церкви. Сохранились свидетельства о том, что тогда здесь был иконостас. После изгнания крестоносцев арабами, монастырь стал "ханом", то есть средневековым вариантом гостиницы, а здание церкви было превращено в конюшню.88

Францисканцы приобрели развалины церкви крестоносцев в 1621 г., однако право поселиться здесь и восстановить монастырь получили только через 53 года. Современное здание церкви возводилось с 1857 по 1900 год, причем большая часть средств для этого была пожертвована королевской фамилией Испании.89 Памятные доски на парадной двери напоминают о дарах из Испании в 1845 г. и из Аргентины в 1964 г. Это объясняет наличие здесь икон-картин, выполненных испанскими художниками, и керамики из Толедо, белого цвета с синими росписями, которой покрыта часть стен.

Современная церковь в честь рождения Иоанна Крестителя является частью францисканского монастыря. Она выстроена в виде базилики с небольшим куполом, поддерживаемым четырьмя монументальными четырехугольными столбами и арками между ними.

На куполе, находящемся над пространством, разделяющим центральную апсиду и средний неф, есть окна, причем поверхность внутренней части купола между окнами украшена изображениями на тему рождества Иоанна. Эта церковь трехпрестольная. Центральный алтарь (престол), установленный в апсиде, посвящен родителям Иоанна - Елисавете (Элишеве) и Захарии, а также их родственнице Марии Богородице. В апсиде стоят раскрашенные скульптуры Марии, Елисаветы и Захарии, а также Франциска Ассизского (1182--1226) и Клары Ассизской (1194-1253).90

Илл. 7/10-3: План церкви на месте рождения Иоанна (Йоханана)
                     Крестителя:
1. Пещера, в которой родился Йоханан. 2. Купол церкви.
3. Мраморные ступени в северо-восточном (левом) углу зала ведущие в пещеру.
4. Центральный алтарь в честь родителей Йоханана и скульптура Марии.
5. Алтарь, посвященный Елисавете, матери Йоханана.
6. "Скала на которой отдыхал Йоханан".
7. Колокольня.
8. Монастырь францисканцев.
9. Парадный вход и древняя капелла под ним.


Правый алтарь (престол) посвящен одной Елисавете (Элишеве) и над ней картина-икона, изображающая посещение Марии. Эту икону приписывают кисти выдающегося испанского художника Эль Греко (1541-1614). На южной стене, справа от этого алтаря, висит другая картина-икона, изображающая приведение в исполнение приговора Иоанну, которую приписывают кисти другого известного испанского художника Хусепе де Ривера (1591-1652).91 Однако, по всей видимости, это не оригинальные произведения этих художников, а копии с них, как утверждается в "Спутнике паломника".92

Алтарь (престол) слева устроен на том самом месте, на котором, согласно местной традиции, родился Иоанн Предтеча. Этот престол находится в небольшой пещере с естественным потолком и углублен в ее восточной стене. Перед входом в пещеру имеется надпись со словами благодарности Богу Израиля, произнесенными Захарией (Лк 1:68). Пещера богато украшена, и в нее ведут восемь мраморных ступеней за золотой решеткой. Под плитой стола (престола) левого алтаря, в основании его, можно видеть мраморный круг с латинской надписью серебряными буквами: "Здесь родился Предтеча Господень". А между плитой престола и кругом находятся три мраморных барельефа с изображениями сцен из жизни Иоанна. 93

Илл. 7/10-4: Алтарь над местом рождения Иоанна Крестителя
Назад
 VII-11. Родственные связи между Иоанном и Иисусом

 В евангелиях можно проследить два вида связи между Иоанном Крестителем и Иисусом. Кроме идейного родства между ними, в результате которого Иоанн оказал серьезное влияние на Иисуса и на его последователей, они еще кровные родственники, и судьбы их от рождения до смерти очень похожи.

Согласно Евангелию от Луки, события, связанные с рождением Иоанна, были переплетены с историей рождения Иисуса. На основании замечания, что Мария, мать Йешу (Иисуса), и Елисавета, мать Йоханана (Иоанна), были родственницами (Лк 1:36), пастор Г. Геллей приходит к странному утверждению, что они были двоюродными сестрами.94 Может быть, он получил с небес дополнительные пояснения по этому поводу...

Легенда, касающаяся рождения Иоанна, возникла, по мнению Альбера Ревиля, в кругах последователей его и была воспринята христианскими общинами так, "что, нисколько не уменьшая величия, приписываемого ею сыну Елисаветы, она изображает сына Марии еще более великим. Отношения, будто бы существовавшие впоследствии между этими двумя личностями, стали приурочиваться даже ко времени нахождения их в утробе матери. Иоанн явился на свет несколькими месяцами раньше Иисуса, точно так же, как раньше его выступил с проповедью о приближении Царства Божия".95

Давид Штраус, проведя детальный анализ сходства повествования о рождении Иоанна с подобными рассказами в Ветхом Завете, отмечает оригинальность эпизода "свидания матери Мессии с матерью Предтечи. Это свидание евангелист придумал, без сомнения, для того чтобы прославить Иисуса, отмечая то интимное и изначально подчиненное отношение, в котором Креститель находился по отношению к Иисусу. Цель эта достигалась... изображением того, как относятся друг к другу матери Иисуса и Крестителя, еще вынашивая их в утробе, и как в своей беседе они характеризуют позднейшие взаимоотношения обоих деятелей.
Чтобы такая встреча казалась правдоподобной, автору пришлось отметить кровное родство обеих матерей... На взаимоотношения обоих младенцев автор указывает уже словами, которыми мать Предтечи приветствовала мать Мессии (Лк 1:43): 'Откуда это мне (то есть чем заслужила я эту честь), что пришла Матерь Господа моего ко мне?'

Это приветствие вполне аналогично словам, которыми впоследствии Креститель встретил пришедшего к нему Иисуса (Мф 3:14): 'Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?' Но еще более знаменательным является то, что даже зарождающийся в утробе матери Креститель принял активное участие в прославлении, которое уготовила Елисавета матери Мессии-Иисуса... 'Когда Елисавета услышала приветствие Марии, взыграл младенец во чреве ее; и Елисавета исполнилась Святого Духа' (Лк 1:41). Так Креститель уже во чреве матери своей возрадовался пришествию того, кого он должен был впоследствии провозгласить".96

"Подобно тому, - отмечает А. Ревиль, - как впоследствии Иисус пошел в пустыню к Иоанну, Мария идет в дом Елисаветы... И подобно тому, как по христианскому преданию Иоанн на берегу Иордана приветствовал в лице Иисуса ожидаемого Мессию, точно так же и в минуту свидания двух матерей будущий Креститель затрепетал во чреве Елисаветы, почувствовав приближение высшего (Лк 1:41, 44)".97

На месте, где согласно местной традиции, произошла встреча матери Иисуса с матерью Иоанна, ныне возвышается церковь.
Назад
 VII-12. Церковь на месте встречи матери Иисуса с матерью Иоанна

Эта церковь возведена на месте (ныне в Эйн-Кереме, одном из наиболее пасторальных районов Иерусалима), где, по преданию, стоял летний дом семейства Захарии. "Возле каменного крыльца, ведущего в верхнее здание... показывают, - согласно "Путеводителю 1897 г.", - то место, где праведная Елисавета пророчески приветствовала" Марию Богородицу. Недалеко от церкви "показывают водоем, осененный смоковницами и кипарисами, - это древний источник Навфо, упоминаемый в книге Иисуса Навина, тот самый, из которого, по преданию, черпала воду" Мария Богородица, во время своего трехмесячного пребывания в этих местах.98

Илл. 7/12-1: Фасад церкви на месте встречи Марии и Елисаветы

Над ажурной металлической оградой с воротами, ведущими на участок церкви, стоят две бронзовые скульптуры родителей Иоанна. Этот участок был приобретен францисканцами в 1679 г., однако разрешение возвести здесь церковь они получили лишь в шестидесятых годах XIX столетия. Строительство же современного здания по проекту знаменитого итальянского архитектора Антонио Берлючи началось только в 1938 г. и было завершено еще через двадцать лет.

Во дворе, при входе, с правой стороны можно видеть стену, являющуюся остатком сооружения крестоносцев. В нее вделаны керамические плиты с гимном-молитвой на 47 языках. Эту молитву произносила Мария (Лк 1:46-55), согласно местной традиции, во время пребывания здесь. Она называется "Магнификат" (Magnificat) и входит в богослужение всех ветвей христианства. Слова молитвы на русском языке можно прочитать на четвертой от входа плите в верхнем ряду. Мест для плит с молитвами на дополнительных языках еще достаточно.99


Главная мозаика на фронтоне цветная, она изображает Марию на осле по пути из Назарета в Эйн-Керем. Над входом возвышается квадратная колокольня. Крыша церкви двухскатная, покрытая красной черепицей. Церковь, возведенная на месте встречи матери Иисуса с матерью Иоанна, двухэтажная.
Стены зала нижнего этажа украшены фресками, на которых изображены сцены из жизни родителей Иоанна и его рождения, а также фреска, воссоздающая эпизод встречи Марии с Елисаветой. Главная святыня этой церкви находится здесь, справа, в нише стены, за железной решеткой. Это та часть горы, которая, согласно местному преданию, расступилась перед Елисаветой и скрыла ее вместе с ребенком от служителей Ирода, приказавшего погубить младенцев, как об этом повествует Протоевангелие от Иакова.100

Илл. 7/12-2: План церкви на месте встречи Марии и Елизаветы

В конце зала нижнего этажа встроен древний колодец, глубиной 4,7 м от уровня пола, который, по свидетельству Путеводителя 1897 г., стоял вне предыдущего здания церкви. К этому колодцу "ныне ведет сводчатый коридор периода крестоносцев... Пол этого коридора украшен мозаикой, чем-то напоминающей постеленный ковер, с изображениями рыб разного вида в обрамлении лотосов".101

Илл. 7/12-2: Ниша с древним колодцем и сводчатый коридор

Зал на верхнем этаже церкви высокий и длинный. Полукруглая апсида и внутренняя часть двухскатной крыши украшены цветными геометрическими рисунками. Стены покрыты монументальными фресками, иллюстрирующими не только рассказ евангелиста Луки о родителях Иоанна, но и Вселенский собор в Эфесе, знаменитую дискуссию монаха Скотуса в Сорбонне в 1307 г. по поводу беременности Марии, победу войск христиан над турками в 1571 г.

Здесь же можно видеть фреску с портретами неизвестной женщины в желтом и мужчины в костюме, в котором запечатлен облик архитектора Антонио Берлючи.
На витражах окон с левой стороны изображены женщины из Ветхого Завета: Сара, Рахель, Мирьям (Мария) и Дебора. Напротив можно видеть Яэль, Йехудит (Юдифь), Эстер и Хану.102 Здесь установлен орган и имеется около восьмидесяти мест для молящихся и слушателей.
Назад
 VII-13. Ирод Антипа и Иоанн Креститель
а. О тетрархе Ироде Антипе и его столице

Общественная деятельность Иоанна (Йоханана) Крестителя развернулась в Иудейской пустыне и на берегах Иордана, недалеко от Мертвого моря. Область, которая прилегала к реке Иордан с востока и называлась "Парайя", или Перея (103), при разделе царства Ирода Великого (после его смерти) между наследниками отошла вместе с Галилеей к Ироду Антипе, который получил титул тетрарха.104

Илл. 7/13а-1: Карта с указанием Галилеи, Парайи (Переи) и мест, где Иоанн "очищал" своих последователей

Ирод Антипа правил 43 года (4 г. до н.э. - 39 г. н.э.), более чем кто-либо другой из наследников Ирода, и во дни его правления царили мир и спокойствие как на территориях, находившихся под его властью, так и в пограничных районах. Мир и плодородие земель Галилеи способствовали росту богатства Антипы. Часть этих средств он вложил в строительство новых городов и впечатляющих сооружений, а также в возрождение из развалин города Ципори, разрушенного полностью римлянами при восстании, вспыхнувшем после смерти Ирода, и сделал его своей столицей. При нем были основаны два новых города и один восстановлен - все три достигли положения полиса: два в Галилее (Тверия и Ципори) и один в Парайе (Бейт-Рамада, или Йулиас).105

Христиане называли Антипу Иродом - так же, как и его отца, что часто приводило к путанице, поэтому чтобы различить их, младшего иногда называют также Иродом Антипой, или Малым Иродом.

Между 17 и 20 годами, лет за десять до событий, связанных с зарождением христианства, он основал Тверию и перевел сюда свой двор. Иосиф Флавий рассказывает, что вторая столица была построена на месте древних погребений, и это мешало евреям жить в ней, несмотря на то что останки погребений были перезахоронены во время строительства. Чтобы заселить город, Антипа обязал многих должностных лиц проживать в своей столице и установил различные льготы тем, кто поселится здесь. Уже при нем террито-рия Тверии почти достигла 1 кв. км и число ее жителей возросло до 30-40 тыс., догнав по числености населения близлежащий город Мигдал.106

Тверия делилась на два больших района: Верхний город, или Акрополь, на горе, и Нижний город, лежавший у подножия ее вдоль берега Киннерета к югу от центра современного города. В Верхнем городе Антипа построил крепость, собственный дворец, административные здания и дома для его близких помощников. Здесь хранилась его казна, здесь он чеканил свои монеты.
Эта часть города лежала на вершине горы Береники, названной по имени дочери последнего еврейского царя Агриппы I. Агриппа II, брат ее, во дворце которого Береника прожила значительную часть жизни, получил в 61 г. от императора Нерона город Тверию в управление и перенес в него свою столицу. Девять лет Береника была любовницей Тита до того, как тот стал императором, несмотря на то, что она была старше его на 14 лет, однако ее биография не связана с темой этой книги.107 Вершина горы Береники возвышается на 200 м (приблизительно) над гладью Киннерета. Там в последние десятилетия XX века обнаружены следы древних сооружений римско-византийского периода, а также следы стен города, возведенных при Ироде Антипе.

Тверия была подобна другим греко-римским "полисам": управлялась городским советом из 600 человек во главе с архонтом, и в ней было много скульптур. Как и в других городах подобного типа, в ней выстроили много общественных сооружений и для местных властей, и для религиозных культов, и для развлечений. В Нижнем городе, который раскопали археологи, находились здание городского совета (перед которым стояла скульптура), рынок, синагоги и храм богу торговли Меркурию, ипподром и стадион, общественный бассейн (в котором стояло несколько скульптур) и туалеты. Кроме этих сооружений в Тверии при Антипе имелись жилые и промышленные районы, в ней было развито производство изделий из стекла и керамики. Археологи раскопали южные ворота города тех времен. К югу от Тверии возник пригородный район Хамей Тверия, где на базе теплых источников построили бассейны, пользовавшиеся большой популярностью.108

Илл. 7/13а-2: План Тверии в наиболее ранний период существования:
1. Древняя стена.
2. Южные ворота.
3. Бассейн.
4. Рынок.
5. Общественное здание.
6. Крепость.
7. Башня.
8. Синагога.
9. Следы мозаики пола.
10. Ключ.
11. Музей Хамей Тверия.

Однако уже во времена крестоносцев эти районы древней Тверии были разрушены и использовались для захоронений.

Назад
 VII-13 б. Отношения между Иоанном Крестителем и Иродом Антипой

 

Об отношениях между Иродом Антипой, богатым правителем, и Иоанном Крестителем, нищим проповедником, властителем дум значительной части населения, нам сообщают и сочинения Нового Завета, и Иосиф Флавий. Они повествуют об аресте и смерти Иоанна Крестителя.

Согласно повествованиям Нового Завета, поводом для разногласий и столкновения между Иоанном Крестителем и Иродом Антипой были семейные отношения Ирода Антипы (Мф 14:3-4; Мк 6:18; Лк 3:19). В последнее десятилетие его правления, около 30 г., произошло событие в его личной жизни, которое отмечено в истории возникновения христианства. Во время одного из визитов в Рим Антипа, остановившись у своего сводного брата, влюбился в его жену, Иродиаду. Эта женщина была в то же время дочерью его другого сводного брата (по отцу) Аристобулуса и внучкой Ирода. Он развелся с дочерью набатейского царя Ареты, с которой жил до тех событий, и стал сожительствовать с Иродиадой. Она была одной из тех женщин, о которых говорят, что мужчина становится игрушкой в ее руках. В ответ на такое поведение Антипы по отношению к первой жене, Арета, ее отец, начал военные действия против него.

По еврейским традициям, Антипа имел бы полное право жениться на Иродиаде только в том случае, если бы у его брата не было от нее детей. Однако у нее были общие дети с мужем, и поэтому брак с Антипой, как и связь до брака, считались нарушением традиций и моральных норм.

"Иоанн Креститель был слишком увлечен, - пишет А. Ревиль, - примером древних пророков, и в особенности" деятельностью Элияху (Илии). Он не мог и не хотел смолчать, когда "поступки местного властителя воспламенили его пуританское негодование". Он не желал примириться с поведением тетрарха Антипы и возмущался открытым и циничным нарушением традиционных норм. Он не боялся громко говорить собиравшейся вокруг него толпе, что Антипа поступил преступно, разведшись со своей женой и женившись на жене брата, Иродиаде, которая бросила мужа для того, чтобы перейти к Антипе.109

Согласно Евангелию от Марка, Ирод Антипа слышал об обвинениях Иоанна Крестителя, но ничего не предпринял против него по собственной инициативе, так как считал его пророком. Однако вскоре Антипа уступил настояниям Иродиады, велел схватить Иоанна Крестителя и заключить его в крепость Миквар (Махерон), на южной границе Парайи (Переи). Он не перестал относиться к заключенному с уважением, посещал его в темнице и обращался к нему за советами (Мк 6:20).
Из сообщения Иосифа Флавия явствует, что отношения между Иродом Антипой и Иоанном Крестителем выглядят совсем иначе. Флавий утверждает, что Антипу ужаснули внимание и почтение, с которым слушали Иоанна массы, а также степень его влияния на них. Он почувствовал в нем острую политическую опасность и решил не играть с огнем.110

Иоанн Креститель был, без сомнения, человеком большого обаяния, и сотни людей следовали его призывам и выполняли его требования. О том, чему учил Иоанн Креститель, мы уже говорили. Он пророчествовал о приближении дня Страшного суда, приглашал народ вернуться к религии, служить Богу и честно относиться к окружающим. Он призывал богатых делиться имуществом с нищими, власть имущих просил проявлять уважение к подданным. Важным элементом его учения было покаяние и раскаяние, а также погружение в воды Иордана как символ духовного и физического очищения.

Согласно обоим источникам, после ареста Иоанн Креститель был отправлен в кандалах в крепость Миквар (Махерон) и там умер. В Новом Завете утверждается, что ему отрубили голову по приказу Антипы. Флавий не говорит прямо о вине Антипы в смерти Иоанна, однако намекает на его роль в судьбе Иоанна, указывая на Божью кару (разгром в войне с Аретой), которая постигла того за это преступление.111

Исследователи обнаружили, что прослеживается четкая параллель между взаимоотношениями Иоанна Крестителя с Иродом Антипой и отношениями Учителя Справедливости, основателя секты кумранитов, с плохим жрецом. В одном из фрагментов рукописей, получившем название "Серах милхама", которое можно перевести как "Обычай войны" (его часто обозначают 4Q285), говорится о плохом судье, о приговоренном к смерти и исполнении приговора. Там сказано, пишет проф. Флюсер, что "Мессия накажет плохого правителя".112 Известно, что ходили слухи, будто Иоанн и есть Мессия, и не исключено, что такого мнения придерживался Антипа. Если до него дошло также утверждение о наказании плохого правителя Мессией, то оно также могло послужить причиной приговора Иоанну. Однако это только одно из ряда предположений.
Назад
 VII-13в. Дворец Ирода Антипы в Тверии

Дворец Ирода Антипы в Тверии нас интересует постольку, поскольку там, по всей вероятности, произошло то пиршество, на котором, если верить евангелиям, решилась судьба Иоанна Крестителя (Мф 14:6-8; Мк 21:24). Этот дворец он возвел, как видно, в греко-римском стиле.

Антипа часто ездил в Рим, а многие праздники отмечал в Иерусалиме. Дождливые периоды в зимние месяцы он, по-видимому, проводил в крепости Миквар (Махерон) в окрестностях Мертвого моря, к востоку от него. Однако большую часть года он проводил в Тверии. Пиры, которые он устраивал, проходили преимущественно в Тверии и, реже, в Иерусалиме и Риме.

Многие исследователи, например Э. Ренан, А. Мень и А. Дидон, считают, что тот пир состоялся в Махероне.113 По всей видимости, они пытались согласовать таким образом место заключения Иоанна, о котором писал Флавий, с быстрым выполнением приговора, о котором сообщают евангелисты. Они сочли, что решение о казни невозможно было принять в Тверии, так как на приведение его в исполнение и доставку головы Иоанна из Махерона потребовалось бы много часов. А. Дидон из этого делает даже вывод, что и арест Иоанна, и его казнь произошли в течение одного зимнего месяца (февраля 29 г.), обычно дождливого, когда возможность того, что и сам Антипа, и его придворные проводили время в крепости Миквар (Махерон), значительно возрастает.

Такой вариант полностью не исключается, однако вероятность того, что тот пир состоялся все же именно в Тверии представляется значительно большей. Передачу приказа в Махерон, казнь и доставку головы Иоанна в Тверию вполне могли выполнить за сутки. Но ведь пиры не заканчивались в течение одного вечера, и голову могли привезти на следующий день. Кроме того, очень вероятно, что Иоанна многократно привозили в Тверию для встреч с Антипой, и он мог быть во время пира в столице, если, конечно, весь этот рассказ не придуман.

Сохранились сообщения, что фанатики Тверии сожгли дворец Антипы во время восстания против Рима и что отдельные помещения его были покрыты золотом. Следов этого дворца среди руин, раскопанных на вершине горы Береники, обнаружить не удалось. Возможно, что на развалинах именно этого дворца византийцы построили церковь, руины которой раскопаны. В алтарной части ее обнаружили древний якорь, использовавшийся при жизни Иисуса рыбаками, так как считалось, по-видимому, что именно тем якорем пользовались апостолы. 
Сегодня можно проследить контуры городской стены той эпохи, которая огибала две вершины горы Береники. На юго-западном и северо-западном углах той стены до сих пор сохранились остатки башен, видные издали. В границах той части города можно различить развалины общественных зданий и водные бассейны.114

Одни исследователи считают, что Иоанн сидел в заключении в крепости Миквар (Махерон) год, а другие - месяц в 29 г. н.э. Его арест вызвал волнения в народе, которые не прекращались в течение всего срока пребывания Иоанна в заключении.

"Антипа, - пишет Э. Ренан, - скорее трусливый, нежели жестокий человек, не желал смерти Иоанна... он даже находил удовольствие в поучениях узника, и беседы с ним вызывали у него большое смущение". Очень возможно, что узника для этих бесед привозили в Тверию. Заключение Иоанна оказалось длительным, и "он, находясь в темнице, сохранял за собой обширную свободу действий. Он имел сношения со своими учениками и... у него были сношения также с Иисусом".115 Его ученики иногда допускались в крепость. Они приносили ему вести из внешнего мира. От них Иоанн узнал о событиях в Галилее, о проповедях и чудесах Иисуса из Нацерета.

Снисходительность, проявленная Антипой к Иоанну на первых порах, "не могла долго продолжаться. По словам христианского предания, при всех беседах Иоанна с тетрархом он не переставал повторять ему, что брак его незаконен и что он должен отослать Иродиаду. Легко себе представить, какую ненависть должна была питать внучка Ирода Великого к этому надоедливому советнику. И она только выжидала удобного случая, чтобы его погубить. Дочь ее от первого брака, Саломея... приняла участие в выполнении ее планов... Он (Антипа) дал здесь большое пиршество, на котором Саломея исполнила один из характерных танцев, не считающихся... неприличными для высокопоставленной женщины. Восхищенный Антипа спросил у танцовщицы, что она желает в награду".116 Повторим, что эта пляска и то, что последовало за ней, произошло, по всей вероятности, во дворце Антипы в Тверии.

Центр древней Тверии в течение почти тысячелетия, с I по XI век, находился намного южнее, чем ныне. Не ранее XI века, по-видимому, вследствие землетрясения в 1033 г., при власти египетских султанов Фатимидской династии или при крестоносцах, город переместился на значительное расстояние к северу от тех границ, которые Тверия занимала при Ироде Антипе и его преемниках.117
Назад
 VII-14. Церковь захоронения головы Иоанна Крестителя на Масличной горе

После ареста Иоанн содержался, по всей вероятности, в почетном заключении. Евангелист Марк свидетельствует, что "Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святый, и берег его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его" (Мк 6:20). На основании этого исследователи считают, что Ирод Антипа не раз встречался и беседовал с Иоанном Крестителем. Антипа, по-видимому, терпеливо выслушивал его обличительные речи и пытался склонить проповедника отказаться от обличений, признать его право на семейную жизнь с любимой женщиной, однако никакие доводы не могли сломить убежденности этого аскета и моралиста в необходимости неукоснительного соблюдения религиозных традиций.

"Ирод, - пишет А. Дидон, - боялся пророка... К тому же он и сам почитал Иоанна; относился к нему с уважением, выслушивал даже советы... Характер правителя, нерешительного и слабодушного, всецело сказался" при неожиданной просьбе дочери Иродиады.118

Иосиф Флавий сообщает, что Иоанн был казнен в крепости Михвар (Махерон). Трагическая развязка конфликта между Иоанном Крестителем и Иродом Антипой наступила внезапно. Согласно христианской традиции, Антипа, в разгаре пира, восхищенный гра-циозной пляской молодой девушки, поклялся дать ей все, что она попросит. Эту девушку звали Шуламит (Суламифь или Саломея) и она была дочерью Иродиады, той самой женщины, которую столь гневно обличал Иоанн Креститель.

Шуламит посоветовалась с матерью, и та склонила ее потребовать голову Иоанна Крестителя на блюде (Мк 6:24). Кажется естественным, что Антипа не ожидал такой просьбы, и не исключено, что эта просьба опечалила его (Мф 14:9; Мк 6:26), но он не решился нару-шить свое обещание "и послал отсечь Иоанну голову в темнице" (Мф 14:10). Голова Иоанна была подана танцовщице, и та преподнесла ее своей мстительной матери (Мф. 14:11; Мк 6:28).

Флавий указывает место заключения Иоанна и хотя он ничего не пишет о такой смерти Крестителя, в его повествовании также есть связь между смертью Иоанна и женитьбой Антипы. Флавий рассказывает о военном поражении Антипы, которое нанес ему царь набатейцев -- отец его первой жены, и видит в этом поражении наказание свыше за смерть Иоанна.

Все же более вероятно, что это событие было придумано. Одни писатели считают, что данный эпизод вымышлен, чтобы доказать жестокость Ирода, другие - что это просто литературный вымысел и выражают, как например Зенон Косидовский, "свое восхищение богатейшей фантазией неизвестного автора, сочинившего его".

Евангельское сообщение о смерти Иоанна Крестителя содействовало возбуждению фантазии художников и поэтов, писателей и композиторов разных стран и времен, в результате чего возникло множество воображаемых вариантов тех событий.

Среди шедевров мирового искусства числится ряд картин, трактующих по-своему и пир, и отсечение головы, и преподнесение головы на блюде. Гюстав Флобер (1821-1880) написал книгу под названием "Иродиада", а Оскар Уайльд (1854-1900) - драму под названием "Суламифь", на базе которой Рихард Штраус (1864--1949) создал оперу под названием "Саломея".
Илл. 7/14-1: Одно из изображений отсечения головы Иоанна Крестителя (с гравюры по дереву Юлиуса Карольсфельда)

Илл. 7/14-2: Поднесение головы Иоанна Иродиаде (Фрагмент картины Джованни Ди Паоло. Начало XV века. Национальная галерея, Лондон)

Согласно одной из христианских традиций, голова Иоанна Крестителя была обнаружена в IV столетии на вершине Масличной горы и тогда же там была возведена церковь. Армянский летописец VII века упоминает два армянских монастыря на Масличной (Элеонской) горе, посвященных Иоанну Крестителю. Предполагают, что древняя церковь на этом месте возведена на территории одного из первых монастырей на Масличной горе, построенного в 370 году монахом Иннокентием. Ныне над мозаичным полом древнего сооружения, рядом с колокольней церкви Вознесения, видимой со многих точек наблюдения в Иерусалиме, стоит часовня Воскресенского монастыря Зарубежной Православной церкви.

Илл. 7/14-3: Часовня на месте обретения главы Иоанна Крестителя

Место, где голова Иоанна была найдена, отмечено в этой часовне углублением в мозаичном полу и надписью на армянском языке, свидетельствующей об этой находке. По сторонам этого углубления можно видеть две разные мозаики. На одной из них изображены птицы, листья и плоды, а на другой - овца, птицы, рыбы и виноградная гроздь. Около мозаик обнаружили пещеру с тремя отделениями для помещения саркофагов; имена похороненных свидетельствуют о том, что это были армяне. Специалисты предполагают, что эти мозаики и гробницы относятся к VI-VII векам.119

Илл. 7/14-4: Традиционное место захоронения головы Иоанна Крестителя

Ученики Иоанна взяли тело Учителя и похоронили его (Мф 14:12; Мк 6:29). Относительно места захоронения тела Иоанна имеется несколько версий. Иероним был, по-видимому, первым, кто сообщает о традиции считать, что Иоанн Креститель был похоронен в Себастии (она же Самария, или Шомрон). Руфинус из Аквилы свидетельствует в 378 г., что язычники из Себастии по требованию Юлиана Отступника в 362 г. разгромили гробницу Крестителя, сожгли его останки и развеяли пепел. Имеется также свидетельство, утверждающее, что монахи из Иерусалима присутствовали при том святотатстве, и им удалось собрать пепел останков Иоанна и перезахоронить их. Эли Шиллер отмечает, что возникновение этой традиции было связано, по-видимому, с желанием местного руководства церкви поднять значение этого города для христиан, так как в IV веке Себастия была центром значительного района.120

Муджир а-Дин, мусульманский историк X века, проживавший в Иерусалиме, приводит три различные версии места захоронения Иоанна и отца его, Захарии: а) в Иерусалиме, на склоне Масличной горы, в гробнице пророков; б) в Себастии (Самарии, или Шомроне); в) в соборной мечети Дамаска.

Ныне признается истинной традиция, согласно которой могила Иоанна Крестителя находится в Шхеме (Самарии), рядом с могилой пророка Елисея.121
Назад
 VII-15. Церковь Иоанна Крестителя в Иерусалиме

Церковь Иоанна (Йоханана) Крестителя в Иерусалиме находится в районе "Муристан", поблизости от церкви св. Гроба, к югу от него. Вход в эту церковь с Христианской улицы (дом № 113), через небольшой проем в стене, над которым можно видеть изображение головы Крестителя. Рядом написано греческое слово "Продромус", то есть "Предтеча". Так принято величать Иоанна Крестителя, свершившего обряд омовения над Иисусом, и так называют эту церковь греки-ортодоксы, которым она принадлежит.

Здание церкви Иоанна Крестителя представляет интересный образец того, как одно и то же сооружение можно понимать по-разному. Одни специалисты пишут, что это строение имеет два этажа, и на каждом из них имеется зал с алтарем, нижний зал - более ранняя церковь, а верхний - более поздняя. Другие отмечают, что это не двухэтажная постройка, а комплекс двух отдельных зданий, в котором одно из них стоит на другом. Перед входом в церковь находится водохранилище для сбора дождевых вод.

Это сооружение возведено на развалинах церкви крестоносцев "Санта Мария Гранда", и ее более древняя часть является подземной, в которую ведут ступени со двора.122 Апсида ее была тройной, причем центральная часть была большей, чем примыкавшие к ней две боковые апсиды.

Более поздняя постройка возведена над древней церковью, и на внешней стороне ее стен можно видеть те камни с пометками, которые сохранились от более древних сооружений и использованы здесь заново.  
На стене зала более поздней церкви висит икона Иоанна Крестителя в серебряном окладе, в котором, по свидетельству Элияху Вагера, хранится священная реликвия - кусок черепа. Монахи верят и утверждают, что это часть черепа того самого святого Предтечи.123

Самая ранняя церковь на этом месте, по мнению Эли Шиллера, была построена императрицей Евдокией в V веке, и ее называли домом Захарии, так как, согласно ныне забытой традиции, здесь находился дом родителей Иоанна. В одном из апокрифов утверждалось, будто Захария был первосвященником, что обязывало его проживать в Иерусалиме. В этой церкви были собраны все тексты, связанные с жизнью и смертью Иоанна. От традиции, признающей, что на этом месте стоял дом родителей Иоанна, отказались в X веке, когда стали указывать дом Захарии и место рождения Иоанна в Эйн-Кереме.124

Согласно другой традиции, здесь захоронили части тела Иоанна, после того как его гробница в Себастии была разрушена во дни правления Юлиана Отступника. Ахарон Лирон пишет, что существовала также традиция, согласно которой голова Иоанна Крестителя была похоронена именно в этой церкви. Сохранилось свидетельство паломника Барбариуса (530) о том, что ему показывали в церкви св. Гроба, находящейся в сотне метров отсюда, то самое блюдо, на котором поднесли голову Иоанна отличившейся плясунье.125
Назад
 VII-16. Значение Иоанна Крестителя (Предтечи) в христианстве

Пророк Малахи "четыре раза упоминает о дне Господнем (Млх 1:11; 3:1-6; 16-18: 4:1-6)... Можно думать, - пишет Генри Геллей, - что выражение это относится и к христианской эре... Заключительное предсказание: пророк Илия будет предшествовать 'дню Господню'".126

Предтечей Мессии евреи ожидали увидеть не кого иного, как пророка Элияху, очень почитаемого пророка, которого на русском языке принято называть Илией, или Ильей. "По весьма распространенному верованию, - отмечает Эрнест Ренан, - он вскоре должен был спуститься с неба, куда был взят живым, и путем покаяния приготовить людей к великому событию и примирить Бога с его народом".127 Иоанн, Иисус и их ученики считали, что Элияху (Илия) воскрес в образе Иоанна Крестителя (Мф 11:14; 17:10-13; Мк 6:15; 9:10-12). Вероятно, поэтому он всемерно старался походить на этого древнего пророка. Евангелисты всячески подчеркивают сходство почти во всем между Иоанном Крестителем и пророком Элияху (Илией). Их подобие в чертах внешнего облика, поведения и привычках, а также место их деятельности настолько роднили их, что позволяли счи-тать Иоанна воскресшим Элияху.

"Иоанн, - пишет проф. Ревиль, - старался устроить свою жизнь по образцу этого идеального пророка и поселился в каменистой равнине, прилегавшей к Иордану... в подражание Илии, он намеревался использовать силы, почерпнутые в суровой пустынной жизни, применяя их к делу возрождения своего народа... он старался воспроизвести его легендарный облик. Подобно Илии, он надел на себя верблюжью шкуру (или хитон из верблюжьего волоса - В. Ц.) и опоясался кожаным поясом. А так как ни вороны, ни ангелы не приносили ему пищи (как делали это для Илии - В. Ц.), то он питался 'акридами', то есть сушеными насекомыми (типа кузнечиков или саранчи - В. Ц.), и диким медом" (исследователи считают, что имеется в виду скорее сахаристая смола некоторых деревьев, чем настоящий мед - В. Ц.).128

Основная роль Иоанна Крестителя в глазах первых христиан состояла в том, что он был Предтечей Мессии, провозвестником Царства Божия, двойником пророка Элияху (Илии), как и речено у пророка Малахии (Млх 4:5-6), жившего лет 450 до событий, описанных в евангелиях. Значение Предтечи в христианстве иногда сравнивают с местом пророка Илии в еврейской традиции.

Об этой роли Иоанна свидетельствует сам Иисус (Мф 11:14). Он утвержал, что Креститель - это и есть обетованный Предтеча Мессии и величайший из представителей старого времени, но, с другой стороны, он подчеркивает, что любой в Царстве Небесном будет больше Крестителя (Мф 11:11). Эти слова надо понимать, по мнению Давида Штрауса, что "Креститель не принадлежит к числу представителей новой эпохи, мессианского Царства Небесного, и далеко ниже каждого из них".129

"Иисус настойчиво указывал, что его служение примыкало к Иоаннову, хотя вместе с тем и существенно отличалось от него". После смерти Иоанна Крестителя Иисус "не колеблясь признал, что Иоанн был более чем пророком, что Закон и древние пророки имели силу только до него, что он их отменил... в общей истории христианства он, - пишет Эрнест Ренан, - отводил ему особое место... видел в нем связь между Ветхим Заветом и пришествием Нового Царства".130

Таким образом, Иоанн Креститель служил для ранних христиан одним из доказательств мессианского призвания Иисуса и, по-видимому, самым важным из них с точки зрения современных им евреев, среди которых они проповедовали. Христианство наследовало от Иоанна Крестителя обряд омовения-очищения, ставший одной из основных его церемоний - "таинством Крещения", однако это произошло после смерти Иисуса. Сам он не требовал от своих последователей пройти обряд очищения в воде. По мнению проф. Флюсера он перенял у Крестителя только веру в близкое пришествие Царства Небесного и требование покаяния (Мк 1:15; Мф 4:17).131

О значении Иоанна Крестителя в христианстве образно свидетельствует множество его живописных изображений в любой церкви, причем редки случаи, когда его образ встречается всего один раз. Не меньше о его значении говорит и то место, на котором находятся эти изображения, - рядом с образами Иисуса и Богоматери.

Наиболее распространенным живописным сюжетом в церквах является так называемый Деисус. Этот религиозный термин обозначает совместное изображение трех фигур: Иисуса Христа посередине и обращенных к нему Богоматери (слева от зрителя) и Иоанна Крестителя (справа от зрителя), часто в позе молитвы.

Деисус располагается на самых видных местах, например, в центральной апсиде, под куполом, в середине иконостаса, над дверью. Построение этих, как и других, образов сложилась в византийском искусстве, и "в русском высоком иконостасе Деисус занял центральное место, определяя художественный строй" всей композиции.132

Илл. 7/16-1: Место Деисуса в древнерусском высоком иконостасе:
1. Царские врата.
2. Местный чин, состоящий из чтимых в данной местности или данном храме
    икон.
3. Деисусный чин, в центре которого изображены Иисус, Богоматерь и Иоанн
    Креститель.
4. Праздничный чин, иконы которого повествуют о земной жизни Иисуса.
5. Пророческий чин.
6. Праотеческий чин.


"Расположенные на самом видном месте в церкви, они (три фигуры Деисуса - В. Ц.) привлекали (и продолжают привлекать - В. Ц.) к себе общее внимание молящихся. Они воплощали, -- пишет академик Лазарев, - в предельно наглядной форме идею заступничества, ибо в деисусной композиции Мария и Предтеча выступали ходатаями за род человеческий, моля Христа о снисхождении к его грехам".133

Так как роль Иоанна Крестителя в христианстве как Предтечи Мессии-Христа определилась в значительной мере словами пророка Малахии, то отметим здесь также традицию, указывающую на захоронение Малахии на Масличной горе. Согласно этому местному поверью, Малахия был похоронен вместе с пророком Хаггеем в так называемой гробнице пророков.

    Илл. 7/16-2: План гробницы пророков:
1. Лестница.
2. Круглое центральное помещение.
3. Ниши, в основании которых имеется углубление.
4. Прямые коридоры.
5. Радиальные коридоры, напоминающие два концентрических полукруга.
6. Ниши, в которых устанавливались глускамоты.

Эта гробница представляет собой оригинальную подземную пещеру, вырубленную в скале горы. Спустившись по лестнице (1), попадаем в круглое центральное помещение (2), диаметр которого около 8 м. В стенах этого помещения вырублены четыре ниши (3), в основании каждой имеется углубление, напоминающее раковину умывальника, от которого выходят керамические трубы, проложенные в стенах и полу.

От круглого помещения выходят три прямых коридора (4), которые связаны между собой радиальными участками (5) так, что вместе напоминают два почти концентрических полукруга. В этих коридорах, на сторонах наиболее удаленных от центра, вырублены 28 ниш (6).

В каждой нише устанавливались глускамоты (ящики из каменных плит для складывания костей, каждый обычно для одного умершего), иногда одна глускама над другой в два или три этажа. Такие захоронения могли быть созданы не только в эпоху Второго Храма, но и в римскую, и византийскую эпохи. До сих пор не выяснено не только время создания этого странного пещерного комплекса, но и его назначение, так как оно, по-видимому, использовалось также для культа. Таким образом, истинность захоронения здесь пророков очень сомнительна.134
Назад
Глава I

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА  
ОБ ОСНОВАТЕЛЕ ХРИСТИАНСТВА

Глава II

СВЯТОСТЬ ТАНАХА (ВЕТХОГО ЗАВЕТА) ДЛЯ ХРИСТИАН
Глава III

ИИСУС ХРИСТОС – БОГ
ИЛИ ЧЕЛОВЕК?
Глава IV

МАРИЯ БОГОРОДИЦА, ЕЕ РОЖДЕНИЕ И ЗНАЧЕНИЕ
Глава V

ИИСУС ХРИСТОС (ЙЕШУ) И БЕЙТ – ЛЕХЕМ (ВИФЛЕЕМ)
Глава VI

ИСУС ХРИСТОС (ЙЕШУ) И НАЦЕРЕТ (НАЗАРЕТ)
Глава VII

КРЕЩЕНИЕ ИИСУСА ХРИСТА (ЙЕШУ) В ИОРДАНЕ
Глава VIII

ИИСУС ХРИСТОС (ЙЕШУ)
В ГАЛИЛЕЕ
Глава IX
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИИСУСА ХРИСТА У ГАЛИЛЕЙСКОГО
 
МОРЯ (КИННЕРЕТА)
Глава X
ИЕРУСАЛИМ ВО ДНИ ЖИЗНИ ИИСУСА ХРИСТА (ЙЕШУ)
Глава XI
ИИСУС ХРИСТОС (ЙЕШУ) В ИЕРУСАЛИМЕ
Глава XII
ИИСУС ХРИСТОС (ЙЕШУ)
НА МАСЛИЧНОЙ ГОРЕ
Глава XIII
СУД НАД ИИСУСОМ ХРИСТОМ (ЙЕШУ)

Послесловие 

Хронология жизни и общественной деятельности 

Иисуса Христа

Примечания 

Библиография 

Указатель имен, понятий,
мест и событи
Назад